В России полюбили дешевые автомобили

Lenta.Ru взяла интервью у президента группы "Рольф" Мэтта Доннелли

В 2006 году произошел перелом на российском автомобильном рынке. Впервые основными игроками оказались продавцы импортных, а не отечественных машин: новых иномарок россияне купили больше, чем ВАЗов и ГАЗов. Количество автосалонов увеличивается с каждым месяцем: например, в конце января в Санкт-Петербурге группа компаний "Рольф" открыла два новых дилерских центра: Mazda и Peugeot.

Lenta.Ru воспользовалась этим случаем чтобы взять интервью у президента "Рольфа" Мэтта Доннелли. Он рассказал, что уже через семь лет в России будет не 10, как сейчас, а 16 миллионов человек, способных купить новую иномарку, при этом выбирать автомобиль они станут очень тщательно, считая каждый потраченный рубль. Кроме того, Доннелли пожаловался, что в Европе не одобряют его "пятисотый" Mercedes, в США ему приходится ездить на машине конструкции 25-летней давности, а в России его компания хотела бы "заполучить" Aston Martin.

Lenta.Ru: В 2006 году рынок новых иномарок в России вырос на 65 процентов. Как вы оцениваете дальнейший рост продаж, и какие факторы на это повлияют?

Мэтт Доннелли: В прошлом году, по нашим данным, в России было продано 900 тысяч новых импортных автомобилей. Наибольший рост продаж пришелся на сегмент недорогих машин таких марок как Chevrolet и Renault. Благодаря модели Logan продажи Renault выросли на 300 процентов. Что касается более "серьезных" машин, то продажи в этом сегменте выросли на 30 процентов, и нас это немного разочаровало, ибо в начале года многие ожидали 42-44-х процентный рост.

Что касается прогнозов на будущее, то мы ожидаем фантастического увеличения числа людей, способных купить новую иномарку. Если сейчас таких покупателей около 10 миллионов, то к 2014 году, по нашим прогнозам, их количество достигнет 16 миллионов.

Сейчас можно говорить о фундаментальных переменах в предпочтениях российских покупателей: при выборе нового автомобиля они стали гораздо больше внимания уделять его практичности, а не только внешней привлекательности. Например, успех такой модели как Nissan Almera Classic стал возможен только теперь. Основное достоинство этого автомобиля - его цена. Ранее российские автомобилисты не покупали машины только потому, что они недороги - для них была важна внешняя привлекательность.

Добиться успеха на рынке сейчас стало значительно сложнее. Крупные компании, такие как "Рольф", продолжат развиваться, однако мелкие импортеры, которые раньше просто "возили железо" и продавали его с большой для себя прибылью, будут вынуждены уйти. Покупатели все больше обращают внимание на цену, которую мелкие дилеры не в состоянии сделать конкурентоспособной.

Для нас очень важно, что в Петербурге мы открыли дилерские центры именно таких марок, как Mazda и Peugeot. Это очень красивые машины, и мы умеем их продавать.

Lenta.Ru: Совсем недавно в салонах "Рольфа" появились автомобили Peugeot. Планируется ли расширение продаж за счет каких-либо новых марок?

Мэтт Доннелли: Да, конечно! Я все еще мечтаю о продажах шикарных суперкаров. Мы хотели бы заполучить дилерство Aston Martin, так как я думаю, что они вскоре откажутся от идеи продавать машины в России через компанию, специализирующуюся на яхтах.

Кроме того, здесь до сих пор недостаточно представлены машины таких "монстров" мировой автоиндустрии, как GM и Volkswagen. Было бы глупо не рассматривать их как серьезных игроков в будущем.

Lenta.Ru: Как вы оцениваете перспективы китайских, индийских и иранских автомобилей в России? Есть ли у "Рольфа" планы по продажам таких машин?

Мэтт Доннелли: Индия - не думаю. Иран - в нашем портфеле уже есть иранские Peugeot

Lenta.Ru: А Китай?

Мэтт Доннелли: Китай? Я много раз был в Китае и это поразительно, с какой скоростью местные автопроизводители добиваются прогресса в области качества, однако дизайн китайских машин пока кажется мне по меньшей мере странным. Поэтому "Рольф" в первую очередь интересуют машины европейской и японской разработки, которые выпускаются в Китае под собственными марками, мы будем изучать возможность их поставок. Однако это пока отдаленная перспектива: мы не собираемся заниматься машинами китайской разработки, например таких марок как Great Wall, Chery или Geely. Очень дешевые китайские автомобили также не появятся в наших салонах.

Lenta.Ru: Как бы вы охарактеризовали вкусы российских покупателей, что их отличает от автомобилистов в других странах?

Мэтт Доннелли: На Новый год я был в США, и тамошние водители не очень интересуются техническими параметрами своих машин. Россиянам, как и остальным европейцам, нравятся машины с эффектным и агрессивным дизайном. В отличие от них азиатские покупатели, больше склонны покупать машины, во внешности которых мало углов и прямых линий, а выражение их "лиц" напоминает улыбку. В Азии работает принцип "автомобиль - это ваш друг", в то время как в неазиатских странах "автомобиль - это способ самовыражения".

Я недавно купил себе в США Mustang, и он сейчас имеет ту же конструкцию, как и тот, что был у меня 25 лет назад. Для российских покупателей новые технологии гораздо важнее.

Lenta.Ru: В прошлом году "Рольф" и Mitsubishi представили Galant, специально адаптированный для российского рынка. Будет ли модельный ряд различных иностранных компаний в России отличаться от того, что они продают в Европе?

Мэтт Доннелли: В Европе не стало рынка больших седанов, и я не думаю, что он там когда-нибудь появится вновь. И не только седанов: например новый Outlander с трехлитровым двигателем - также американская модель. В Европе, если ты покупаешь машину с бензиновым мотором объемом более двух литров, это выглядит как преступление в отношении окружающей среды. Поскольку в России по-прежнему велик спрос именно на бензиновые версии, нам придется все чаще искать такие модели на американском или японском рынке. То же касается внедорожников, которые в Западной Европе потихоньку вымирают. Я живу на Юго-Востоке Англии, и там у меня Mercedes с мотором объемом пять литров. Люди на улице просто кричат мне, что я преступник и убиваю их детей.

Lenta.Ru: Как складываются отношения с автопроизводителями, эксклюзивными дистрибьюторами которых является компания "Рольф": Mitsubishi и Hyundai. Как в будущем планируется разделять полномочия между "Рольфом" и представительствами этих компаний в России?

Мэтт Доннелли: На этот вопрос нет простого ответа. Ни один автопроизводитель не любит дистрибьютора - дистрибьютор воспринимается неким необходимым злом. И мы еще в самом начале поняли, что такие отношения рано или поздно закончатся. Поэтому мы давно перестали притворяться частью семьи Mitsubishi или семьи Hyundai - наши отношения строятся исключительно на почве взаимной финансовой выгоды. Естественно, что как только автопроизводитель решит, что он может обойтись без нас, мы лишимся прав дистрибьютора. Поэтому нам необходимо очень хорошо работать, чтобы автопроизводителю было выгодно это сотрудничество. Пока это работает.

Lenta.Ru: Представители Mitsubishi не раз говорили, что компания изучает возможность строительства завода в России. Если решение будет принято, планирует ли "Рольф" принять участие в этом проекте?

Мэтт Доннелли: Строить заводы мы точно не собираемся. Сейчас Россия является крупнейшим рынком для Mitsubishi после США, и именно здесь компания получает наибольшую прибыль. Я регулярно общаюсь с главой Mitsubishi господином Масуко (Osamu Masuko). Совсем недавно я получил от него подтверждение, что "Рольф" останется дистрибьютором марки в России независимо от того, какое решение по поводу завода будет принято.

Lenta.Ru: Как развивается бизнес компании за пределами России, в первую очередь в странах СНГ?

Мэтт Доннелли: Единственный рынок, где мы присутствуем кроме России - это Казахстан, и пока мы очень довольны тем, как там идут дела. Выходить на рынки других стран "Рольф" не планирует.

Нам там еда не нравится (смеется). На самом деле российский рынок растет на 60 процентов в год, и зачем искать сложные способы заработать, когда здесь это можно сделать легко.

Lenta.Ru: Одни клиенты "Рольфа" до покупки нового автомобиля ездили на отечественных машинах, другие - на поддержанных иномарках. Существует ли разница между этими группами покупателей?

Мэтт Доннелли: Для нас никакой разницы нет. Какую бы машину не покупал наш клиент, для него это является капитальным вложением денег. Если человек выбирает машину за 200 тысяч долларов, он скорее всего может купить три таких автомобиля, если же покупатель выбирает модель за 15 тысяч, то вполне вероятно, что ему придется брать кредит. И в том и в другом случае мы стремимся сделать покупку приятной и предложить лучший товар.

Lenta.Ru: А есть ли различия в подходе при выборе нового автомобиля у этих покупателей?

Мэтт Доннелли: Нет, просто и те и другие купят самую привлекательную машину за те деньги, которые у них есть.

Lenta.Ru: В салонах "Рольф" цены на автомобили указаны в долларах, однако внутренний курс компании значительно отличается от курса Центрабанка. С чем это связано и не собираетесь ли вы изменить ситуацию?

Мэтт Доннелли: Это связано с тем, что мы должны оставаться конкурентоспособными. Все наши операции мы ведем в долларах, и разница между закупкой автомобилей и их продажей составляет около четырех месяцев. Никто не будет продавать нам машины, не будучи уверен, что мы за них заплатим. Мы бы с удовольствием продавали машины дешевле, так как тогда мы смогли бы продать больше, но мы должны быть уверены, что нам хватит денег рассчитаться с поставщиком.

Lenta.Ru: Недавно сразу несколько моих друзей столкнулись с проблемой в нескольких автосалонах, в том числе и в "Рольфе", когда заказав автомобиль они через несколько месяцев получали машину в иной комплектации и перед ними ставился выбор взять автомобиль такой, какой он пришел, или отказаться и вновь стоять в очереди? С чем связанна данная проблема?

Мэтт Доннелли: Если такое произойдет с вами или с вашими друзьями, позвоните нам, и если такой факт действительно подтвердится, мы накажем виновных и сделаем все от нас зависящее, чтобы это никогда не повторилось. Это абсолютно неприемлемая ситуация. И в данном случае не важно кто виноват, для моей компании это недопустимо, и мы будем решать такие проблемы в каждом конкретном случае.