Новый Ford Focus, дизели, конкуренция и цены

Интервью с президентом Ford в России Найджелом Брэкенбери

На прошлой неделе Ford совместно с компанией "Транстехсервис" открыл в Казани крупный дилерский центр. На этом мероприятии присутствовал предизент российского Ford Найджел Брэкенбери (Nigel Brackenbury), и Авто.Ленте.Ру удалось взять у него интервью. Мы говорили о новом Focus, перспективах дизельных моторов в России, ценовой политике Ford и многом другом.

Новый дилерский центр

На пресс-конференции, посвященной открытию автосалона "ТТС-Южный" в Казани, Найджел Брэкенбери заявил, что в ближайшее время Ford планирует заметно расширить свое присутствие в регионах - увеличить количество автосалонов в городах с населением около миллиона человек и "покрыть" менее крупные населенные пунты, в которых сейчас нет ни одного дилерского центра. Кроме того увеличится количество сервисных центров в мегаполисах, в первую очередь Москве и Санкт-Петербурге.

При этом Ford не намерен значительно увеличивать число партнеров: экспансию в регионы, по словам Найджела Брэкенбери, компания хочет проводить вместе с компаниями, которые уже имеют в своем портфеле дилерство американской марки.

Новый центр Ford в Казани, который открылся в ноябре, располагает шоу-румом площадью 960 квадратных метров и сервисной зоной на 18 постов. План продаж - 1300-1500 автомобилей в год.

"Транстехсервис" и Ford заключили дилерское соглашение год назад, и, пока строился нынешний автосалон, в ТТС реализовали более полутора тысяч машин, работая во "временном" помещении.

Генеральный директор "Транстехсервиса" Вячеслав Зубарев заявил, что его компания планирует открыть в Татарстане и соседних регионов новые автосалоны различных марок, увеличив количество дилерских центров ТТС почти в два раза.

Ford в России

На пресс-конференции в Казани в первую очередь говорилось о развитии дилерской сети Ford в России. Однако в разговоре с Найджелом Брэкенбери мы затронули немного другие темы. В первую очередь спросили про ценовую политику компании в нашей стране:

Авто.Лента: В СМИ не раз сообщали, что российское отделение Ford работает в убыток, хотя вы эту информацию ни разу не комментировали.

Тем не менее феноменально низкие цены на Focus и просто низкие на весь модельный ряд Ford - это факт. Как будет развиваться ваша ценовая политика? Вы будете как и сейчас продавать автомобили дешево или постепенно будете поднимать их до уровня конкурентов, например Volkswagen. Ведь это только у нас Golf стоит намного дороже Focus, а в Германии эти автомобили продаются по одной цене - примерно 20 тысяч евро за машину с двигателем 1,6.

Найджел Брэкенбери: Мы не публикуем финансовые результаты по России - ее очень сложно отделить от европейского бизнеса, поэтому выходит лишь консолидированный отчет по всей Европе. C другой стороны, не секрет, что работа в России довольно затратна из-за высокой стоимости доставки машин, таможенных платежей и других причин.

Что касается нашей сегодняшней политики, то она объясняется очень просто: мы рассчитываем на прибыльность в долгосрочной перспективе. И в России, и во всей Европе.

Теперь давайте поговорим про цены. Если вернуться к сравнению Golf и Focus, то в Германии эти машины выступают на равных. Они входят в одну и ту же налоговую нишу и продаются в сравнимых объемах. Больших объемах - обе модели можно причислить к бестселлерам, особенно Golf, который не один год был абсолютным лидером продаж.

В России все иначе. Выходя на рынок, Ford принял стратегическое решение открыть завод и благодаря российской сборке экономить на таможенных пошлинах. Поэтому Focus стоит относительно дешево и продается в больших объемах. "Фольксваген" платит все сборы и не может держать цену на таком же уровне. В результате Golf конкурирует не с Focus, а скорее с машинами премиум-брендов. И такая конкуренция, честно говоря, сказывается на его продажах не лучшим образом.

Открыв завод во Всеволожске мы, конечно, могли бы продавать Focus по более высоким ценам. Но тогда мы бы никогда не достигли нынешних объемов производства. Ведь покупатель все понимает. Понимает, что машины, собранные в России, по себестоимости дешевле импортируемых. И ожидает, что по этой причине цены будут ниже.

Авто.Лента: Но есть и другой тренд - цены на автомобили в России постоянно растут. В том числе и на Ford. Сохранится ли эта тенденция? Сильно ли подорожает Focus?

Найджел Брэкенбери: Политика Ford во всем мире - держать цены на максимально конкурентноспособном уровне.

Тем не менее стоимость автомобилей в России будет расти, и причин тому очень много. Далеко не последняя из них - высокая медийная инфляция - падение эффективности и повышение стоимости рекламы. Контакт с аудиторией дорожает на 50-70 процентов в год! Повышаются транспортные расходы, растут зарплаты сотрудников.

С другой стороны мы ничуть не отказываемся от дальнейшего наращивания объема продаж, а при высоких ценах это невозможно.

Таким образом наша ценовая политика в России будет складываться из двух составляющих - мы будем стараться сохранить наш продукт максимально привлекательным, но в то же время у нас растут затраты. Ничего более конкретного, к сожалению, я вам сейчас сказать не смогу.

Авто.Лента: Спасибо. Этого вполне достаточно.

Только что мы говорили о том, что другие автопроизводители откроют в России свои заводы и снизят цены. Не боитесь ли вы, что из-за этого Ford столкнется с очень жесткой конкуренцией и расстановка сил на рынке изменится?

Найджел Брэкенбери: Да, ситуация на рынке может измениться. Но пока в России рано говорить о жесткой конкуренции. И "Форду", и другим автопроизводителям, которые хотят увеличить объемы продаж, есть куда расти, не ущемляя друг друга. Для этого есть две серьезных предпосылки.

Первая - сейчас количество автомобилей на тысячу человек в России намного меньше чем, скажем, в Западной Европе. И этот показатель, учитывая нынешний экономический рост, будет постоянно увеличиваться.

Вторая предпосылка для увеличения продаж - омоложение автомобильного парка. Сейчас в стране много десяти-, пятнадцати- и даже двадцатилетних машин. И многие автовладельцы мечтают пересесть на более новые машины.

Во многих странах, например, в Италии и Испании, есть специальные программы, которые стимулируют людей избавляться от старых неэкологичных и небезопасных автомобилей. Государству выгодно, если они навсегда исчезнут с дорог. Выгодно во всех отношениях. И, мне кажется, рано или поздно Россия должна прийти к этому.

Авто.Лента: В следующем году у нас появится новый Focus. Точнее, не новый, а обновленный.

Найджел Брэкенбери: Меня вполне устраивает слово "новый". Потому что обычно рестайлинг - это лишь небольшая переделка передней части машины. Иногда меняется еще и оптика. А здесь все кузовные панели, кроме крыши, новые.

Авто.Лента: Хорошо, давайте назовем его "Фокус-два с половиной", потому что это уже не "Фокус-два", но еще и не "Фокус-три". В Европе эта машина, насколько мне известно, будет предлагаться с дизелями объемом 1,6 и 2 литра, которых до рестайлинга не было. Также появятся коробка передач с двумя сцеплениями (пока лишь для двухлитрового дизеля) и комплектация Titanium.

По слухам в России не будет ни "Титаниума", ни новых дизелей, ни коробки с двумя сцеплениями. Правда ли это? Если да, то появятся ли все эти новшества в дальнейшем?

Найджел Брэкенбери: А вы думаете, что комплектация Titanium будет популярна?

Авто.Лента: Мне кажется, что она продавалась бы не хуже Ghia.

Найджел Брэкенбери: Я еще не так хорошо знаком со спецификой российского рынка, но мне, как и вам, кажется, что Focus Titanium имеет здесь очень неплохие перспективы - такая машина нужна молодым, но при этом состоятельным покупателям, которых не устраивает консервативная, возможно чересчур консервативная версия Ghia.

Мы хотим, чтобы Focus Titanium был доступен, и постараемся ускорить этот процесс. Такой комплектации не будет сразу после начала продаж обновленного Focus, но потом она должна появиться.

Что касается дизелей, то мы первые, кто стал предлагать такие моторы на массовых машинах. Мы продаем их уже несколько лет, но спрос до сих пор очень маленький - два-три процента для каждой модели. Причем среди покупателей в основном корпоративные клиенты и только в крупных городах: в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Тюмени... В провинции к таким машинам и дилеры, и автолюбители относятся очень настороженно. Они боятся, что современные дизели не смогут "переварить" местную "солярку". И боятся, надо признать, небезосновательно.

А теперь давайте представим, что будет, если сейчас мы станем продавать в России новый Focus с двумя типами дизельных двигателей и новой роботизированной коробкой передач. Как я уже говорил, доля таких машин - три процента. А еще есть такая вещь, как план производства и план продаж. И каждому дилеру я вынужден буду сказать: "из ста проданных "Фокусов" три машины должны быть дизельными. Одна с двигателем 1,6, другая с двухлитровым, а третья - еще и с двойным сцеплением". Это, мягко говоря, осложнит им жизнь. И в плане приема заказов, и в плане логистики, и в плане сервиса.

Возьмем для примера машину с дизелем и двойным сцеплением. Их доля будет... где-то один автомобиль из двухсот. Тем не менее каждый дилер вынужден будет отправить своих механиков на обучение, чтобы суметь потом обслужить такую машину. Механик научится, вернется на работу, и первый автомобиль с этой коробкой приедет к нему где-то через год. Сможет ли он его хорошо обслужить, не имея никакой практики? Вряд ли. Придется учиться заново.

Поэтому как и прежде мы будем предлагать дизели и хотим лидировать по объему продаж таких автомобилей. С другой стороны, расширять ассортимент имеет смысл лишь после того, как вырастет спрос.

Авто.Лента: А когда, по вашему мнению, рынок созреет, и дизельные двигатели станут популярными?

Найджел Брэкенбери: Ford наряду с другими автопроизводителями является членом Ассоциации европейского бизнеса. И около месяца назад у нас была встреча, где мы обсуждали этот вопрос. Мы пытались понять, что мы можем сделать для того, чтобы качество топлива на заправках в России было высоким - и дизельного, и бензина.

Об этом же мы говорим с российскими властями, с нефтянниками. И если бензин в целом по стране сейчас неплохой, то качество дизельного топлива... Скажем так, оно нестабильно.

Не так давно я разговаривал с кем-то из участников автопробега "Москва-Владивосток", организованного "Шкодой". В этом путешествии принимали участие бензиновые машины. И, говорят, если поехали бы на дизелях, найти нормальную колонку где-нибудь за Новосибирском было бы невозможно.

Авто.Лента: Вы знаете, я участвовал в этом автопробеге. И с тем, что вы сказали, не совсем согласен. Да, хорошие заправки за Уралом встречаются редко. И дизельное топливо найти сложнее, чем бензин. Но, с другой стороны, дизельная машина может проехать на одном баке гораздо больше, чем бензиновая. Если говорить о Западной Сибири - от одного крупного города до другого. За Байкалом, да, сложнее. Но там не то что заправки, там дороги отсутствуют.

Найджел Брэкенбери: Тем не менее, проблема с качеством топлива существует. Это во-первых. Во-вторых, в вопрос "дизелизации" пока не вмешивается государство. А ведь от проводимой властями налоговой политики зависит очень многое. Посмотрите, к примеру на Европу. Там в одних странах дизельные машины очень популярны, а в других их почти никто не покупает. Причина в том, как формируются цены на топливо и транспортный налог.

И то, какую позицию в этом вопросе выберет Российское правительство, будет иметь очень большое значение.

Наконец, многое зависит от сознания покупателей. Самый яркий пример - США. Там фактически идеальные условия для массового перехода на дизельные машины. С одной стороны, бензин сильно подорожал. С другой - по всей стране можно сейчас купить качественное дизельное топливо. С третьей - на рынке появились отличные машины с дизельными моторами, экономичные и в то же время мощные. Но американцы почему-то не спешат их покупать. Они боятся. Они пока не узнали, что дизель - это хорошо.

В России тоже далеко не все ездили на дизельных машинах. Я ездил, вы ездили - у нас работа такая. А простые автолюбители смогут распробовать такие автомобили лишь после того, как по всей стране будет качественное топливо и появятся налоговые стимулы. И мы заинтересованы в том, чтобы все это было.

Авто.Лента: Что ж, про дизели понятно. Будет спрос - будут дизели. С другой стороны, вместе с двухлитровым дизелем мы не получим и коробку с двойным сцеплением. Нет ли у "Форда" желания ставить ее на бензиновые машины?

Найджел Брэкенбери: Вы ездили на автомобилях с такой коробкой?

Авто.Лента: Да. Это были машины с DSG: "Фольксвагены" и "Ауди".

Найджел Брэкенбери: Я тоже ездил на них, и мне очень понравилось. Мне кажется, что у этой технологии большое будущее несмотря на то, что пока коробки с двойным сцеплением очень дороги. Зато и по плавности переключения, и по скорости, и по экономичности они выигрывают у "автоматов" и "механики".

Сначала Ford будет использовать такие коробки передач лишь на дизельных машинах, но затем они должны появиться и на бензиновых. Скорее всего это будут мощные и относительно дорогие автомобили вроде Focus ST. Появление таких машин в России должно сделать коробку с двойным сцеплением более-менее популярной, с ней познакомятся и покупатели, и сервисмены, после чего можно будет задуматься о поставках других моделей с такой трансмиссией. Но пока никаких конкретных решений не принято.

Я не думаю, что эта технология в России вытеснит с рынка "автоматы" или механические коробки. Доля таких машин, скорее всего, останется небольшой. Ибо, как я уже говорил, двойное сцепление дорого.

Авто.Лента: Спасибо. Про новый Focus, новые технологии и ценовую политику теперь все ясно. Следующий вопрос касается ваших дилеров.

Сервис-центры других брендов стараются не обслуживать старые машины - это хлопотно и не слишком выгодно. А вы, наоборот, всячески привлекаете владельцев первых "Фокусов" и старых "Мондео", предлагаете для них специальные сервисные акции - запчасти и работа по сниженным ценам. Зачем вам это надо? Тем более сейчас, когда все и вы в том числе говорите о нехватке авторизованных сервисов, об очередях на обслуживание.

Найджел Брэкенбери: Сейчас автопроизводители в России конкурируют по трем основным направлениям. Первое - создание развитой дилерской сети. К счастью мы озаботились этим вопросом давно, и по этому пункту "Форд" среди лидеров. Второе - организация локального производства. Здесь мы тоже среди лидеров - завод Ford давно работает, а конкуренты в основном либо строят их, либо планируют строительство. Третье - регулярное обновление модельного ряда. Мы не можем себе позволить, как раньше, продавать в России устаревшие машины. Впрочем, это понимаем не только мы - все автопроизводители завозят новинки очень оперативно.

Эти три направления - настоящее. А что будет потом? Потом будет другая конкуренция, и главное, за что станут бороться автопроизводители и дилеры - это лояльность клиентов. Об этом, кстати, сегодня на церемонии открытия дилерского центра сказал генеральный директор "Транстехсервиса" Вячеслав Зубарев.

Человек, покупая Ford - новый или подержанный, должен быть уверен, что его машину смогут обслужить качественно, быстро и не по космическим ценам. Дилеры должны работать не только с новыми гарантийными автомобилями, их задача - ремонтировать любой Ford на протяжении всего его срока службы. И сейчас мы говорим владельцам предыдущих моделей "Форда", что готовы делать это. Показываем, что ездить на "Форде" - это удобно. И в долгосрочной перспективе лояльность клиентов нам очень пригодится.

Обслуживать старые машины непросто, особенно в крупных городах, где у нас не хватает сервисных мощностей. Но мы решаем эту проблему. Сейчас некоторые центры работают в три смены, скоро откроются новые...

Авто.Лента: Следующий вопрос касается нового Mondeo. Почувствовали ли российские покупатели разницу, о которой говорит ваша маркетинговая кампания Feel The Difference? Стали ли они относиться к Mondeo как к дорогому и престижному автомобилю или до сих пор считают его альтернативой дешевым "японцам" вроде Toyota Avensis?

Найджел Брэкенбери: Мы не так давно начали российские продажи Mondeo, поэтому делать какие-то выводы пока рано. Единственное, что я могу сказать - машины в дорогих комплектациях Ghia и Titanium продаются хорошо. Пройдет время, и мы узнаем, насколько хорошо. Поймем, изменился ли имидж Mondeo.

Не секрет, что мы хотим этого. Хотим, чтобы к Mondeo присматривались люди, которые покупают автомобили премиум-сегмента. И для этого, в принципе, есть все необходимые предпосылки. Хороший дизайн, очень качественный интерьер, оборудование, недоступное на автомобилях конкурентов...

Опять же не секрет, что продавать дорогие модификации для нас выгоднее. Довезти машину стоимостью 20 тысяч долларов до дилерского центра стоит столько же, сколько машину стоимостью 50 тысяч. На рекламу дешевых машин тоже никто скидок не дает... Поэтому мы будем стараться продавать как можно больше автомобилей в топовых версиях.

Но нам нужно не только увеличивать прибыль, но и наращивать объемы продаж - иначе нет никакого смысла собирать Mondeo под Питером, во Всеволожске. А чтобы наращивать объемы, придется продавать много машин в базовых комплектациях, который для нас менее выгодны.

Короче говоря, мы стремимся, чтобы все версии Mondeo продавались хорошо. И дешевые, и дорогие.