Жизнь без "Фокусов"

Три дня забастовки на заводе Ford во Всеволожске

Забастовка на заводе Ford во Всеволожске длится уже больше недели, и все это время за ней следят новостные агенства, газеты и телеканалы (правда не федеральные). Но несмотря на, вроде бы, избыток информации у человека, который вдруг захочет разобраться в происходящем, это вряд ли получится. Дело в том, что одни сообщения выходят со ссылкой на лидера просфоюза и организатора забастовки Алексея Этманова, а в других озвучивается официальная позиция Ford.

В итоге не ясно практически ничего - ни количество участников, ни требования бастующих, ни промежуточные результаты забастовки. Непонятна даже суть фордовской забастовки. Что это - борьба рабочих за свои законные права, или предвыборная показуха?

Чтобы разобраться в происходящем, мы отправились во Всеволожск и на забастовку практически как на работу ходили три дня - 26, 27 и 28 ноября. В понедельник 26-го мы застали переговоры бастующих с администрацией, 27-го наблюдали, как участники акции протеста упражнялись в создании "снежных менеджеров", а 28-го увидели, как они пытались воспрепятствовать запуску конвейера. Однако конвейер все равно заработал.

Предыстория

20 ноября, когда забастовка только началась, в ней участвовали чуть менее 800 человек по данным администрации и на несколько сотен больше по данным лидера профсоюза Алексея Этманова. Тогда было озвучено пять требований:

  • Повышение зарплаты примерно на 30 процентов (стартовый оклад сделать равным 7 прожиточным минимумам)
  • Уменьшить длительность смен
  • Ввести 50-процентную доплату за совмещение
  • Увеличить выплаты в пенсионный фонд и предоставлять 20-процентную скидку на приобретение автомобилей
  • Выплачивать сверхурочные в трехкратном размере

    На время забастовки Ford решил остановить производство и разрешить доступ на предприятие лишь подразделениям, не связанным с конвейером - администрации, IT, бухгалтерии, и так далее. Сотрудников этих отделов бастующие пытались не пропустить на рабочие места, а администрация в ответ на это вызвала ОМОН. Однако столкновений с милицией не состоялось.

    Начатая во вторник забастовка была приостановлена в четверг вечером. Впрочем, это лишь формальность - профсоюз тотчас объявил о начале второй бессрочной забастовки, а пикет у проходной завода продолжился. Изменилось лишь число бастующих - их осталось около 250 человек по данным "Форда" и примерно на сто человек больше по информации профсоюза.

    В пятницу вечером пикетирование прекратилось, но в понедельник 26 ноября активисты снова появились у проходной. Правда теперь они не дежурили там круглосуточно, а приходили два раза в день - утром и вечером.

    Среди бастующих: 26 ноября

    В 16 часов 26 ноября мы подошли к проходной завода, увидев лишь несколько флагов и большую растяжку с надписью "Форд бастует". Никого из членов профсоюза поблизости не было. Через несколько минут бастующие - несколько человек с мегафоном - подошли, а еще через некоторое время начали подтягиваться остальные участники акции протеста. Мы сразу же попытались выяснить, за что, собственно, идет борьба. И почему профсоюз организовал акцию протеста во время действия коллективного договора, который сам же и подписывал?

    Забастовка 26 ноября - фотогалерея
    Нашу беседу, о которой будет рассказано чуть ниже, прервало появление лидера профсоюза Алексея Этманова, который вышел из проходной после переговоров с администрацией. Он взял мегафон, и объявил, что на данном этапе участники забастовки одержали победу. Ибо Ford, не желавший вести диалог во время забастовки, все таки начал его. Тем не менее, ни к каким результатам переговоры не привели, так как администрация отказалась "выкладывать цифры".

    Этманов предупредил, что уже на следующий день Ford попытается запустить конвейер, и профсоюз этого не допустит. Он сослался на то, что среди отказавшихся от забастовки есть "наши люди", которые тут же к ней присоединятся, и бригады останутся неукомплектованными.

    Среди бастующих: 27 ноября

    Алексей Этманов/фотогалерея забастовки
    Во вторник, вопреки ожиданиям бастующих, Ford не стал запускать конвейер, так что препятствовать администрации не пришлось. Вместо этого бастующие мирно лепили чучела менеджеров из снега, согреваясь футболом и чаем. Из мегафона звучала музыка. Сначала нам показалось, что это обычный шансон, однако потом удалось разобрать слова: все песни восхваляли профкомы и их председателей, например вот так. Председатель профкома Алексей Этманов за снегом для чучел менеджеров почему-то бегал на другой конец поля, примерно туда, где стояла наша видеокамера.

    Среди бастующих: 28 ноября

    Форд все же решил запустить завод. Для этого из сотрудников, не участвовавших в забастовке, сформировали одну смену. Все они примерно в 8:20 приехали на автобусах и направились к проходной. Участники забастовки препятствовать им не стали, лишь просили присоединиться, призывая не становиться предателями. Никто не откликнулся - все прошли на завод.


    Этманов заявил, что конвейер все равно не запустят, так как к забастовщикам вскоре присоединятся вышеупомянутые "свои люди". Однако конвейер заработал. Тогда лидер профсоюза стал утверждать, что в кузовном цехе нет ни одной бригады качества, и он "не позавидует тем, кто купит эти машины". Затем Этманов стал в мегафон рассказывать о том, что милицейский автомобиль совершил наезд на одного из бастующих, скоро будет подана жалоба в прокуратуру, и так далее...

    Борьба рабочего класса

    Как сказано выше, первый вопрос, что мы задали бастующим, касался коллективного договора, подписанного в феврале. В нем, как нам рассказали участники акции, были учтены не все требования профсоюза. Те вопросы, по которым договориться не удалось, занесли в приложение к договору - протокол о разногласиях и пообещали обсудить в ближайшее время. Однако устранить эти разногласия за более чем полгода переговоров не удалось.

    Рабочие требуют повышения минимального оклада примерно до 28 тысяч рублей, но при этом сами говорят, что на других автозаводах платят меньше. Также они поведали нам о непростых условиях труда. По словам фордовцев, часто приходится работать "за двоих", неудобно организованы рабочие места, с увеличением объемов производства растет нагрузка, не создается комиссия по охране труда, и так далее. Ориентироваться на остальные предприятия отрасли в этом вопросе бастующие также не хотят, так как там все "еще хуже".

    Короче говоря, нынешний рынок труда в регионе пикетчиков не интересует. Они ставят перед собой цель этот рынок переломить. Бастующие уверены, что они добьются своего, а вслед за ними рабочие других заводов также создадут профсоюзы и отстоят собственные интересы.

    Отдельный пункт недовольства - менеджеры. Забастовщики считают, что среди руководителей многие не обладают достаточной компетенцией (так как "по образованию школьные учителя и военные"), "не отпускают во время работы в туалет" и получают слишком большие зарплаты. Якобы в 10 раз больше, чем у стоящих на конвейере.

    Наконец, рабочие приводили нам многочисленные цифры и факты. Например, утверждали, что по уровню зарплат на заводах Ford российский находится на второй позиции с конца. И даже в Бразилии, по их словам, стартовый оклад - 2 тысячи долларов. А добиться этого южноамериканцам помогла 50-дневная забастовка. И это при том, что там "забастовки запрещены законом".

    В профсоюзе "Форд" "есть люди, которые все посчитали". К примеру, они заявляют, что выполнение всех требований профсоюза приведет к "незначительному росту затрат" - 500 долларов США на машину. Это, как говорят "люди, которые знают финансовые вопросы", никак не отразится на автопроизводителе, который в России "за счет большого объема продаж получает большие прибыли".

    Поинтересовавшись источником данных о зарплатах в Бразилии, доходах менеджеров и прочих изложенных фактах, мы услышали, что среди активистов профсоюза есть те, кто "следит за корпоративными новостями", "читает в интернете" и "ездит в другие страны перенимать опыт".

    Также бастующие рассказали, что хотят получать скидки на автомобили, и пожаловались на то, что Ford во время пикета вызывал ОМОН "протих своих же" (когда бастующие пытались не пустить бухгалтерию на завод). При этом собственные призывы оставить предприятие без связи профсоюз считает вполне адекватными, добавляя, что "все средства хороши".

    С другой стороны

    После "экскурсии" у проходной завода и беседы с бастующим невольно возникает дежавю. Вспоминаешь "проблему маленького человека", которая появилась в русской литературе еще несколько веков назад. По этой теме, наверное, многие писали школьные или вступительные сочинения.

    И мерзнущие около проходной работники всеволожского завода Ford, подобно литературным героям, вызывают сочувствие. На страницах газет появляются их душещипательные рассказы про "некомпетентных менеджеров, не отпускающих в туалет" - ровно те же, что слышали мы. Но...

    Информацию, как известно, надо проверять. Достаточно десяти минут веб-серфинга, чтобы узнать, что в Бразилии на самом деле бастовать разрешено всем. Что 50-дневная акция протеста, на которую постоянно ссылаются всеволожские рабочие, проводилась аж в 1990-м году, а зарплаты у российских рабочих сейчас намного выше, чем были тогда у их бразильских коллег. Наконец, протестовали южноамериканцы не столько по поводу денег, сколько против массовых увольнений...

    Помимо веб-серфинга мы поговорили с другой стороной конфликта - администрацей завода Ford. Как и при разговоре с бастующими, в первую очередь спросили про подписанный в феврале коллективный договор. Он, равно как и прилагающийся к нему протокол о разногласиях - конфиденциальны. Однако руководство Ford уверяет, что требований увеличить зарплату на 30 процентов ни в одном из этих документов не было, а соответственно не было и безрезультатных полугодовых переговоров по поводу такого повышения.

    Уведомляя о своем недовольстве накануне 20 ноября, профсоюз решил не мелочиться, и заявил не об одной, а сразу о пяти бессрочных забастовках - по одной на каждое требование. Так что фактически, проводя первую забастовку с 20 по 23 ноября, рабочие просили только о повышении минимального оклада, а сейчас, во время второй, настаивают на сокращении рабочего времени. Оставшиеся три требования формально пока не выдвигались, а оставлены на будущее.

    В полном объеме пожелания бастующих администрация выполнять не намерена, так как они, мягко говоря, не соответствуют рынку труда. Тем не менее Ford готов к переговорам, но при условии, что все пять пунктов будут обсуждаться пакетом. Профсоюз же пытается разговаривать по каждому требованию отдельно. А если развитие событий пойдет по этому сценарию, то договорившись о повышении минимального оклада, активисты могут прекратить одну забастовку и тотчас начать другую. Это может быть борьба "за повышение сверхурочных" или любое другое из заявленных требований. Важно не это, а то, что проведение переговоров в таком случае не позволит запустить производство в полном объеме. И Ford считает данную позицию "заламыванием рук", а диалог в этих условиях - невозможным. Завод решил стоять до конца, несмотря на то, что он теряет немалые деньги и каждый день "недовыпускает" до 300 автомобилей.

    Фотогалерея забастовки
    Что касается "проблем маленького человека", о которых так много рассказывали бастующие, то они, по словам руководства, решаются в рабочем порядке. Комиссия по охране труда на самом деле давно создана, проводится аттестация рабочих мест... Но самое главное - про условия работы ничего не указано в требованиях профсоюза. Да и про менеджеров, чучела которых усердно лепят бастующие, там ни слова. Есть лишь требование сократить длительность смен. Все остальное - исключительно про деньги. Причем скидки на автомобили - и новые, и бывшие в корпоративном пользовании - рабочим уже предоставляются, правда не 20-процентные. Оплата за сверхурочные тоже есть, только не в тройном размере, а в двойном...

    Наконец, заявления Этманова о том, что на заводе нет ни одной бригады качества, руководство Ford официально опровергло. Машины, как заявил директор предприятия Тео Штрайт, соответствуют всем международным стандартам компании.

    Сухой остаток

    На каждое заявление бастующих у "Форда" есть ответ, причем несколько более убедительный, чем рассказы о высоких бразильских зарплатах.

    Этманов и его сподвижники продолжают говорить о намерении "стоять до конца" и убеждать общественность в своей правоте, однако верить им с каждым днем забастовки становится сложнее. Лидер профсоюза обещал, что не даст запустить конвейер, но конвейер несмотря на это работает. Он утверждал, что сам вывел людей из забастовки, чтобы "Форд сильнее потратился", выплачивая компенсации за вынужденный простой - 2/3 от заработной платы. И все они готовы присоединиться к профсоюзу по первому призыву. В среду утром он призывал, однако из тех, кто пошел на работу, к бастующим не вернулся никто.

    Мы попытались выяснить у Этманова, на какие средства существуют его сподвижники, и он рассказал о забастовочном фонде, который формируется из профсоюзных взносов. Размер этого фонда, естественно, не назывался, однако, по словам организатора забастовки, его "хватит надолго". Кроме того, участвующие в акции протеста фордовцы пытаются всячески этот фонд экономить - фиктивно выходят из забастовки или приносят больничные.

    Не раз выдвигались предположения, что за фордовским профсоюзом стоит некая политическая сила, и вся забастовка обусловлена выборами в Госдуму. Однако это не более чем предположения, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Когда "Форд" бастовал в феврале, поддерживать рабочих приезжали крупные левые политики Геннадий Зюганов и Сергей Миронов. Однако сейчас ни тот, ни другой открыто вмешиваться в конфликт не решились. Если перед выборами встать на сторону завода - можешь потерять голоса пролетариата. Если примешь сторону бастующих - рискуешь сильно испортить отношения с бизнесом, в том числе крупными иностранными инвесторами.

    Зато на пикет в понедельник приезжала депутат от "Единой России" Валентина Иванова. Причем не для того, чтобы поддержать какую-либо из сторон, а чтобы "помочь разрешить конфликт". По словам бастующих, Иванова долго рассказывала про грядущую пенсионную реформу, а потом попросила с ними сфотографироваться. Они отказались. Затем депутат пошла на завод разговаривать с руководством. Сумела ли она там сделать снимки на память, нам не известно.

    P.S.

    Пикет у завода прекращен, его участники продолжают забастовку дома. На момент публикации этой статьи - утро пятницы - профсоюз и Ford ведут переговоры. Алексей Этманов перед тем, как идти на завод, заявил журналистам, что к забастовке присоединились еще 300 человек. Ford эту информацию сейчас не может ни подтвердить, ни опровергнуть, так как конвейера ни один человек не покинул. С другой стороны, к забастовке могли присоединиться 300 "временно простаивающих" сотрудников, что на работе предприятия в одну смену никак не отразилось.