Ну, наконец-то...

В пятницу Renault купил блокпакет акций "АвтоВАЗа"

Свершилось! Крупнейший отечественный автопроизводитель - ОАО "АвтоВАЗ" - перестал быть чисто российским. В пятницу, 29 февраля, альянс Renault-Nissan и представители компании "Тройка Диалог" (крупнейшего акционера автозавода), подписали договор о продаже французско-японскому альянсу блокирующего пакета акций предприятия. За 25 процентов плюс одну акцию "АвтоВАЗа" Renault с Nissan заплатили ровно один миллиард долларов США.

До…

Переговоры между французами и руководством "АвтоВАЗа", которые предшествовали столь знаменательному событию, продолжались почти два года с переменным успехом.

Интересно, что компания Renault практически сразу сделала Волжскому автозаводу предложение, очень похожее на нынешнюю сделку: покупка 20 процентов акций предприятия и предоставление платформы для производства автомобилей Lada. Единственным условием французского автопроизводителя было создание СП по выпуску машин на базе Renault Logan.

Руководству "АвтоВАЗа" эта идея не понравилась - они заявили, что заинтересованы только в технологическом партнерстве, что платформа "Логана" ВАЗу не нужна, и что продавать акции предприятия никто не собирается.

Второй раунд переговоров с Renault начался осенью 2006 года: французы отказались от покупки акций, но вновь предложили начать сборку "Логанов" на мощностях Волжского автозавода. "АвтоВАЗ", в свою очередь, вновь попытался получить от них новую платформу или хотя бы двигатель.

Этот проект, как ни странно, через несколько месяцев вплотную подобрался к подписанию соответствующих соглашений: стороны успели назвать объемы производства будущего СП - 160 тысяч машин в год - и даже строили планы по освобождению площадей под новое производство. Однако неожиданно переговоры "забуксовали" и в результате вновь окончились ничем.

После этого стороны взяли длительный тайм-аут: "АвтоВАЗ" подписал протокол о намерениях с канадской Magna, которая взялась за разработку для него платформы класса "С" и даже сделала для автозавода эффектный концепт-кар. А Renault решил увеличить мощности своего московского завода "Автофрамос" до необходимых 160 тысяч автомобилей в год.

Одновременно с этим "АвтоВАЗ" продолжил поиски стратегического партнера. Среди его потенциальных инвесторов успели побывать российские металлургические компании ("Северсталь", Rusal, "Газметалл"), а также итальянский концерн Fiat и даже General Motors, который официально предложил купить блокпакет акций российского автозавода. Но безуспешно - как посчитали некоторые эксперты, тольяттинцы отказали американцам, памятуя о неудачном опыте создания СП по производству Chevrolet Niva.

А вот идея сотрудничества с Fiat понравилась и экспертам, и самим заводчанам. Итальянцы были готовы разрабатывать новые автомобили под маркой Lada (в то время как Renault настаивал на выпуске собственных моделей), хотели помогать российскому заводу разрабатывать собственную платформу, а также не собирались приобретать крупный пакет акций предприятия.

Кроме того, "АвтоВАЗ", официально назвавший предложение Fiat "интересным", очень надеялся заполучить двигатели итальянской компании для своих машин и даже, возможно, наладить их выпуск на собственных мощностях. Кроме того, Волжский автозавод планировал купить у Fiat лицензию на производство компактного городского автомобиля, который мог бы стоить в России не больше пяти тысяч евро.

Но тут вновь появился Renault. На этот раз французская компания предложила "АвтоВАЗу" не просто партнерство, а совместное владение, и заявила о намерении выкупить блокирующий пакет акций предприятия по их рыночной стоимости. В обмен французы согласились предоставить ВАЗу любые платформы, самые современные технологические наработки и даже команду высокопрофессиональных менеджеров…

Да!

Против такого предложения "АвтоВАЗ" устоять не смог. К этому моменту руководство автозавода уже смирилось с мыслью о том, что любой стратегический партнер захочет приобрести некий пакет акций, и поэтому запустило процесс ликвидации перекрестной схемы собственности. В результате этих действий, инвестиционная компания "Тройка Диалог" скупила для "Рособоронэкспрота" - номинального владельца Волжского автозавода - такое количество акций, которое после погашения доли всех дочерних компаний должно будет превратиться в 75 процентов.

Но перед оформлением сделки Renault и "АвтоВАЗу" предстояло решить еще одну проблему. Дело в том, что если французы приобретают блокпакет акций из числа тех, что есть у "Тройки Диалог" прямо сейчас, то после погашения доли дочерних компаний этот пакет вырастает до контрольного (50 процентов плюс одна акция). Поэтому французам предложили купить 12,5 процентов акций, которые уже летом должны были превратиться в блокирующий пакет.

После недолгих раздумий, руководство Renault эту идею отвергло, решив купить сразу весь пакет, а затем, после погашения казначейский акций, вернуть половину "Тройке Диалог".

Первоначально предполагалось, что сумма сделки составит 1,1-1,2 миллиарда долларов, но в результате Renault заплатил всего миллиард. Некоторые эксперты полагают, что "АвтоВАЗ" согласился уменьшить стоимость пакета как раз из-за сложной схемы возврата акций.

Что теперь?

Проработанного во всех деталях плана дальнейшего сотрудничества ни у россиян, ни у французов пока нет. Ранее представители Renault заявляли, что готовы предоставить "АвтоВАЗу" свои платформы и двигатели как для модернизации модельного ряда, так и для постройки совершенно новых автомобилей. А для загрузки мощностей автозавода и обеспечения занятости населения компания Renault планирует развернуть в Тольятти сборку некоторых своих моделей или моделей марки Nissan.

И хочется верить, что жизнь у "АвтоВАЗа" постепенно начнет налаживаться. Ведь у Renault уже есть опыт возрождения крупных автопроизводителей. В конце 90-х годов прошлого века на грани банкротства оказался японский Nissan, долги которого превышали 12 миллиардов долларов. Французы решили пойти на риск и приобрели 36,8 процента его акций. После этого руководство Renault направило в Японию команду менеджеров, которые пошли на довольно жесткие меры - закрыли несколько заводов, сократили большое количество рабочих мест, и в результате сумели вернуть компанию к прибыльности.

"Антикризисную" команду тогда возглавлял нынешний руководитель Renault Карлос Гон (Carlos Ghosn). Получив в Nissan должность операционного директора (CEO) он поставил перед собой задачи к 2002 году снизить затраты на 20 процентов и перейти от убыточности к прибыли на уровне не менее 4,5 процентов. Когда эти цели были достигнуты, был запущен план "Nissan 180" - увеличить продажи на миллион машин в год, повысить прибыльность до восьми процентов (как минимум) и избавиться от долгов.

В 2006 году Nissan выполнил и эти задачи, превратившись из умиравшей компании в одного из самых прибыльных автопроизводителей в мире. Renault со временем увеличила свою долю в Nissan до почти 50 процентов, а Nissan, в свою очередь, приобрел часть акций французской компании.

С "АвтоВАЗом" французы планируют проделать примерно то же самое. В начале февраля вице-президент Renault Патрик Пелат (Patrick Pelata) заявил, что после завершения сделки его компания намеревается получить несколько ключевых постов в правлении завода. Это новая должность операционного директора (Chief Operating Officer), а также посты финансового директора, директора по управленческому учету, директора по планированию модельного ряда и главного инженера.

Карлос Гон, правда, заявил о том, что контролировать "АвтоВАЗ" никто не собирается. По его словам, в данном случае речь идет в первую очередь о партнерстве в сфере технологий и продвижения бренда Lada.

В любом случае, дальнейшая судьба крупнейшего российского автозавода зависит от того, как быстро французы смогут войти в курс дела и приступить к реформам. А в том, что они, реформы, будут - можно не сомневаться.