Только горы

Тянь-Шаньская экспедиция на UAZ Patriot

Четыре с небольшим часа на самолете отделяют Россию от Казахстана и Киргизии – стран, в которых я раньше никогда не был и о которых не знал практически ничего. Ошибочно полагая, что смотреть там, в общем-то, не на что, я вряд ли решился поехать туда сам. И уж тем более я ни за что бы не согласился отправиться в эти страны на автомобиле. С другой стороны, желание совершить интересное путешествие на машине возникло давно, но вот воплотить его в жизнь никак не получалось…

В июле компания Sollers пригласила принять участие в четырехдневной экспедиции на Тянь-Шань: подняться в горы на высоту более четырех тысяч метров и своими глазами увидеть одно из красивейших мест Средней Азии – озеро Иссык-Куль. Похоже, кто-то прочитал мои мысли...

Новость о том, что в экспедицию мы отправимся на российских внедорожниках UAZ Patriot, у коллег вызвала лишь насмешки. Мол, нужно готовиться к тому, что подняться в горы нам, может быть, и удастся, но вот спускаться вниз "придется пешком". К счастью, их предположения не оправдались: машины вынесли все трудности путешествия (пусть и не без поломок) и показали себя настоящими внедорожниками.

День первый

Вылетев поздно вечером из Москвы, через несколько часов мы приземлились в солнечной и зеленой Алмате – бывшей столице Казахстана. Обед, инструктаж, получение ключей от автомобилей и сразу в путь.

Все "Патриоты", участвовавшие в экспедиции, были в максимальной комплектации Limited: с кондиционерами, без которых в 30-градусную жару было бы крайне некомфортно, антиблокировочной системой тормозов и новой опцией – MP3-магнитолой. "Музыка" оказалась простенькой как по исполнению, так и по звуку, но для не помешанных на мощном "саунде" людей и этого, как мне кажется, будет достаточно.

От центра Алматы до первой точки нашего маршрута – каньона Чарын – больше двухсот километров по трассе, проложенной по степям. И лишь по обеим сторонам дороги на горизонте в синеватой дымке виднеются горы и покрывающие их вершины облака. Пейзаж не менялся на протяжении всего пути до каньона, однако оставил предвкушение того, что дальше будет все красивее и красивее.

Предчувствие не обмануло. Доехав до Чарынского каньона, созданного природой 25 миллионов лет назад (только вдумайтесь в эту цифру), мы увидели глубокую долину с красными глиняными стенами, высота которых доходит до 300 метров. Крутой спуск на дно ущелья, который "Патриоты" преодолели играючи, открыл совершенно потрясающую картину. Одни изрезанные трещинами скалы на вершинах каньона похожи на средневековые постройки, а другие - на каменные корабли. Поначалу все это великолепие, в окружении серебристых тополей, вязов и кустарников, создает впечатление абсолютно дикого и нетронутого места. Но вскоре замечаешь аккуратно расставленные урны для мусора, дорожные указатели и надписи на скалах вроде "Камила, Андрей здесь были" или даже "50 Cent". После этого ощущение "заповедности", почему-то, сразу пропадает…

На фотографирование местных красот мы потратили почти час - пора двигаться дальше, к пограничному посту между Казахстаном и Киргизией. Снова выезжаем на шоссе, ведущее в горы. Наша машина, которая до этого вела себя безупречно, начинает "хандрить": у нее практически полностью пропадает тяга на всем диапазоне оборотов. Сначала Patriot отказывается разгоняться, а затем и вовсе глохнет. В чем причина? Разреженный воздух? Вряд ли - мы еще слишком низко, почти на равнине. К тому же, постояв несколько минут с выключенным двигателем, машина заводится с пол оборота и едет дальше как ни в чем не бывало. На протяжении следующих 50 километров подобной проблемы больше не возникало, однако эта ситуация заставила задуматься о том, что же случиться с "УАЗом" на высоте более четырех тысяч метров. Сразу вспомнились шутки коллег о том, что домой возвращаться нам придется пешком...

Но пока мы едем. Неожиданно чистое синее небо быстро затягивается тучами и начинается дождь, переходящий в град. Еще через 15 минут погода также быстро меняется вновь - выглянуло солнце, а на краю дороги появилась красивая двойная радуга.

Передвигаться по трассе приходилось осторожно. И вовсе не из-за качества дорожного покрытия (показавшегося весьма сносным), а из-за пасущихся вдоль шоссе коров и лошадей. Машин здесь ездит мало, поэтому непуганные животные часто прогуливаются прямо по дороге. Так что выскочить из-за поворота и увидеть перед собой корову - это обычное для здешних мест дело…

Через сто километров пустынная дорога упирается в таможенный пункт "Кеген", работающий лишь несколько месяцев в году. Рядом с ним нет никаких ограждений или колючей проволоки. Лишь несколько будок, шлагбаум, да пара пограничников с автоматами. Процедура прохождения таможенного контроля не вызвала трудностей, хотя и заняла немало времени. Пришлось заполнить бумаги в одной будке, показать во второй и отнести в третью, где снова потребовали предоставить паспортные данные и сообщить цель визита.

На Киргизской территории казавшееся до этого неплохим шоссе превратилось в дорогу с глубокими ямами, которые, как нам показалось, могли появиться только после бомбежки. Но UAZ Patriot на такой дороге комфортен – громыхая подвеской и салонным пластиком, автомобиль несется по этой "тропе" на приличной скорости, почти не замечая рытвин и не беспокоя пассажиров.

Как нам рассказали местные жители, многие приезжие ошибочно полагают, что раз Киргизия граничит с Казахстаном, то и рельеф местности здесь такой же – степи да пустыни. Но Киргизия, в отличие от Казахстана, горная страна. Горы занимают более 70 процентов ее территории, причем 26 из них даже выше Монблана – самой высокой точки Европы.

Средняя высота гор в Киргизии составляет около 2750 метров, что больше чем в Карпатах или на Урале, и выше Крымских гор или Хибин. Самая высокая вершина Киргизии – это пик Победы (7439 метров). И все эти горные вершины расположены на очень маленькой территории: с запада на восток республика простирается на 925 километров, с севера на юг – почти на 455 километров. Площадь - 198,5 тысячи квадратных километров.

Хотя, "маленькая территория" – это смотря с чем сравнивать. В Киргизии, например, смогут уместиться такие государства как Нидерланды, Швейцария, Португалия и Бельгия вместе взятые.

Поболтав с пограничниками, проезжаем 30 километров и попадаем в ущелье Каркара, где находится палаточный лагерь - финальная точка первого дня нашего путешествия. Он расположен в живописнейшем месте - здесь есть и небольшая зеленая равнина, и холмы, и бурная речка с чистейшей водой, и горы, "покрытые" крупными тянь-шаньскими елями, которые считаются "корабельным" деревом.

Но разглядеть все эти красоты удалось только на следующий день. В лагерь мы добрались уже в сумерках, а когда перенесли свои вещи в палатки, от дневной жары не осталось и следа, и долина погрузилась в ночь.

Я, как житель мегаполиса, живущий рядом с оживленной магистралью и привыкший к постоянному городскому смогу и шуму, долго не мог уснуть из-за наступившей ночью оглушительной тишины, которую нарушал лишь шелест ветра. Непривычно… Зато утром, встав пораньше и сфотографировав все окружающие красоты, можно было просто сидеть, наслаждаться тишиной и любоваться пейзажами.

День второй

Перед стартом из лагеря замечаем еще одну поломку у нашего "Патриота" – дверь багажника неожиданно перестала открываться снаружи.

Мы едем в глубь ущелья Каркара. Оно берет начало на восточной части хребта Терскей Ала-Тоо и выходит в степи Алматинской области Казахстана. Практически по всей длине 60-километрового ущелья протекает река, по которой, оказывается, проходит государственная граница между двумя республиками. Эту реку и, следовательно, границу в этот день мы пересекали несколько раз, не встретив около нее ни одного пограничника или таможенного поста.

С первых же метров поездки, а в этот день я впервые сел за руль "Уазика", начинает раздражать пустой и скользкий руль, который при езде по кочкам пробирает крупная дрожь, невнятные тормоза и громыхающий салон. Однако энергоемкая подвеска позволяет преодолевать заваленные камнями дороги не притормаживая, и не обращать внимания на рытвины и ямы.

За первые 40 километров нашего маршрута по ущелью мы не встретили ни одного местного жителя, хотя пасущийся на лугах скот и следы от телег явно говорят о том, что эта местность не совсем безлюдна. Едем медленно. Но вовсе не из-за плохих дорог, а только для того, чтобы подольше любоваться окружающими красотами, дышать чистым горным воздухом и делать фотографии "на память".

Через пару поворотов перед нами появляется большая равнина, со всех сторон окруженная горами. На этом фоне выделяется одинокая юрта и сидящий перед ее входом аксакал. К сожалению, пообщаться с ним не удалось – старик абсолютно не говорил по-русски. Пришлось жестами получать от аксакала разрешение сфотографировать жилище и его владельца. Таким же способом отказываемся от предложенных угощений и продолжаем наш путь.

Поднимаемся все выше и выше в горы. Постепенно пропадает растительность, становится меньше зелени, дорога все больше напоминает хаотичное нагромождение камней, а на склонах появляется снег и небольшие горные речки.

Метров через двести замечаем грейдер и несколько рабочих, расчищающих дорогу от селя. На ломаном русском они объясняют, что лучше бы нам повернуть назад и поискать объездную дорогу. Мол, наши машины не пройдут по грязи. Услышав ответ, что обратно мы не поедем, один из рабочих внимательно посмотрел на "Патриот" и задумчиво произнес: "Ну, это же джип, да? Попробуйте…"

Опасения киргизов, как и следовало ожидать, оказались напрасны. Глубокая грязевая колея - это не то препятствие, которое может помешать "Уазику" ехать дальше. Даже не подключая полный привод, мы быстро преодолели селевой участок и отправились по узкой горной дорожке дальше вверх.

С набором высоты двигатель "тянет" все хуже и хуже. В "борьбе" с ним выезжаем на большое горное плато к чек-пойнту на высоте 3481 метр над уровнем моря. Вид, открывающийся с этой точки, потрясает: горам с заснеженными верхушками, кажется, нет конца. Огромные черные грозовые тучи плотно покрывают их вершины, а зеленые долины у подножья хребтов покрыты легкой дымкой… Но холодный пронизывающий ветер и сильное отставание от графика заставляют нас двигаться дальше и мы с сожалением покидаем это потрясающее место.

С плато дорога спускается на 200 метров вниз и вскоре мы останавливаемся перед шлагбаумом и небольшой будкой, похожей, на туалет. Но это оказался очередной пограничный пост.

Двое приветливых пограничников, сидящих в будке, после чисто символической проверки документов и переписывания номеров машины, в ответ на наши вопросы объяснили нам, что сейчас мы снова въедем в Киргизию, а не в Казахстан, как мы считали. Как оказалось, нас запутала та самая речка Каркара, которая разделяет два государства, и которую нам пришлось несколько раз пересекать на "Патриотах" в брод.

Для чего тут построили этот пост - я так и не понял. Да, он находится на единственной здесь укатанной дороге, но в случае необходимости поехать в объезд этой будки на внедорожнике или просто обойти по горам – не проблема. Рядом нет ни заборов, ни колючей проволоки, а близлежащая крупная погранзастава расположена в десяти километрах отсюда…

Сразу за пограничным постом открывается вид на долину реки Сары-Джаз, питающуюся талыми водами снегов и ледников горного массива Канн-Тоо. В верховьях этой долины располагается два крупных ледника, названных в честь известных русских исследователей Средней Азии – Семенова и Мушкетова. От них река Сары-Джаз берет свое начало, затем вбирает в себя семь крупных притоков и уходит в Китай в Туранскую низменность.

Пройдя таможенный контроль, спускаемся к Сары-Джаз по единственной дороге, которая приводит нас к упомянутой выше погранзаставе. Очередная проверка документов, ответы на вопросы пограничников что за машина, куда едем, зачем, почему, сколько нас и кто такие будем. Причем видно, что интересуются они не по долгу службы, а так, для себя. И это не удивительно - ведь на сотни километров вокруг кроме лошадей, овец и гор больше ничего нет. Кстати, не было ни одного случая, чтобы пограничники или обычные киргизские гаишники не пожали нам руку перед началом разговора. В Москве такого не встретишь…

После заставы дорога вновь поднимается в горы. Растительность окончательно пропадает, а остается лишь снег и серо-коричневые горные склоны. Путь к вершине занимает еше около 30 километров. После очередного чек-поинта выходим на горный серпантин, ведущий в долину и заканчивающийся отличной гравийной трассой, на которой вполне можно проводить этап Чемпионата мира по ралли (WRC). Прекрасное покрытие, живописное место, десятки закрытых поворотов, спуски-подъемы, скоростные прямые. Великолепно! Если бы Киргизия решила проводить здесь ралли, то страна, наверное, озолотилась бы. Правда, перед этим нужно было бы решить проблему с пасущимися на обочинах животными. Пару раз из-за них нам приходилось резко тормозить, ощущая каждый раз еще один недостаток "Патриота" – нестабильность машины при резком замедлении.

Доехав до зеленой долины, останавливаемся - из-за очень быстрого спуска с вершины у всех членов нашего экипажа "заложило уши". Зато есть время посмотреть по сторонам. Кажется, что любоваться местной природой можно бесконечно, но световой день уже заканчивается и нам необходимо двигаться дальше - в сторону города Каракол и одноименной горнолыжной базы, расположенной на высоте 2300 метров. Сегодня это наше место ночлега, до которого, признаюсь, в предвкушении нормальной кровати, душа, ужина и других благ цивилизации, хотелось добраться как можно скорее.

От долины до Каракола – около 50 километров, которые за разговорами с попутчиками пролетели практически незаметно. Как пишут в справочниках, Каракол (что в переводе с киргизского означает "черная рука") был основан в 1869 году как военный и торговый пункт на пути из Чуйской долины в город Кашгар (Китай). Город расположен в юго-восточной части Иссык-кульской котловины на высоте 1800 метров над уровнем моря.

Сам город своими одноэтажными домиками, мусором на улицах и разбитым асфальтом, с первого взгляда напоминает обычную деревню где-нибудь в российской глубинке. Тем не менее, в некоторых путеводителях Каракол называют одним из красивейших городов Киргизии "с множеством исторических памятников и прекрасными пляжами". Ничего этого мы не видели. Наверное, были не в той части города…

Выбираемся за пределы Каракола - впереди затяжной подъем в гору к горнолыжной базе. С уменьшением высоты проблемы с недостатком тяги у "Уазика" пропали, машина работает отлично. Включаем "понижайку" и начинаем восхождение. Ревя мотором автомобиль легко взбирается в гору. До базы остается всего 400 метров, но тут "Патриот" резко глохнет, прямо на крутом подъеме. Неожиданно и "без объявления войны". Первая мысль: "умерла".

Ждем следующую машину из нашей экспедиции, которая дотащила "наш" внедорожник до стоянки на тросе.

Причину заглохнувшего мотора мы узнали от механиков следующим утром. Поломка оказалась простой и "совсем не страшной" - перегорел предохранитель бензонасоса. Поставили новый и можем ехать дальше.

Поломки были и у других экипажей - отошедшие патрубки расширительного бачка и омывателя, забитые из-за ужасного местного бензина топливные фильтры и у одной машины - вытекшая жидкость гидроусилителя руля.

День третий

Девять утра по местному времени. На улице плюс 23 градуса по Цельсию. Пока есть свободное время мы принимаем предложение организаторов подняться на автомобилях на импровизированную смотровую площадку. Для этого нам придется проехать по узкой дорожке 700 метров вверх, взобравшись на высоту 3040 метров, откуда открывается панорамный вид на близлежащие пятитысячники и высокогорное озеро Иссык-Куль, к которому мы доберемся только к концу этого дня.

Вроде бы ничего сложного. За прошедшие дни в горы мы поднимались не один раз, но теперь нам приходилось часто останавливаться на 45-градусном подъеме для того, чтобы справиться с заедающей "раздаткой", у которой постоянно выбивало понижающую передачу.

Несмотря на проблемы, до смотровой площадки добрались все. Отсюда наша горнолыжная база казалась лишь небольшой точкой где-то далеко внизу, а окружавшими пейзажами можно было восхищаться бесконечно. И все это великолепие отлично дополнял круживший высоко в небе орел.

Через несколько часов мы продолжили свое путешествие, направившись к ущелью Джеты-Огуз, расположенному всего в 30 километрах от Каракола. На выезде из города мы заехали на заправку. Не знаю, что нам залили в бак автомобиля, но точно не бензин АИ-96, как было написано на колонке. Через пару километров от заправки "Уазик" просто заглох. После звонка механикам, сопровождавшим экспедицию, было найдено простое, но действенное решение нашей проблемы. Нужно было лишь постучать чем-нибудь тяжелым с правой стороны машины под порогом – там, где находится бак и топливный фильтр. От ударов грязь поднималась вверх, освобождая топливопровод, что обеспечивало нам еще примерно километров 100 спокойной поездки.

На подъезде к Караколу нас встретила скала из красного песчаника, словно расколотая надвое. Она так и называется – "Разбитое сердце". У ее подножья расположилась небольшая пасека, где ее владелец по имени Николай долго рассказывал о разных видах меда, особенностях пчеловодства и окружающих местах. Кстати, в Киргизии к оплате с удовольствием принимают рубли, правда, по не очень выгодному курсу. Купив у Николая мед (который при отъезде в аэропорту Казахстана нам пришлось буквально отвоевывать у пограничников, ссылавшихся на отсутствие у него "сертификата соответствия"), наш экипаж двинулся в сторону ущелья, где для участников экспедиции была приготовлена небольшая "триальная" трасса. Ничего сложного она собой не представляла, но, тем не менее, у двух автомобилей острыми камнями пробило шины, а один "Патриот" завяз в грязевой луже.

Еще через 200 километров добираемся до следующего ущелья - Барскаун. В средние века по нему проходила одна из ветвей Великого Шелкового пути, а сейчас там проложена очень качественная грунтовая дорога, соединяющая Центральную часть Киргизии с высокогорным золоторудным комбинатом "Кумтор". Совладельцами этого предприятии являются не только русские и киргизы, но и канадцы - именно этим, похоже, можно объяснить и качественные трассы в округе, и железную дисциплину охраны всего комплекса.

Поднимаемся по серпантину в горы. Высота меняется быстро: 3200, 3400, 3700 (с удивлением видим на этой отметке несколько озер с чистейшей водой), 3900 и, наконец, 4020 метров. Одна из главных целей нашей экспедиции достигнута! Все автомобили, экипажи которых, несмотря на сильный ветер и накрапывающий дождь не побоялись подняться сюда, справились.

Но вид с этой точки не соответствовал нашим ожиданиям – не впечатляет. Совсем. Дело в том, что со всех сторон плато окружают скалы, мешающие панорамному обзору окрестностей, а подняться повыше пешком мы так и не решились. Во-первых, из-за разреженного воздуха здесь очень тяжело дышать, а во-вторых, спуск по каменистому склону показался слишком опасным. Однако сам факт того, что мы сюда забрались, не мог не радовать - немногие могут похвастаться тем, что на автомобиле поднялись на высоту более четырех тысяч метров над уровнем моря.

Перед отъездом наши коллеги ради красивого кадра решили проехать по луже, которая им показалась совсем "не страшной" и не глубокой. Но первое впечатление оказалось обманчивым. Под безобидной с виду лужей "маскировалась" довольно глубокая яма, заполненная грязью. Заехав туда, машина тут же потеряла тягу, забуксовала и моментально села на днище. Вытащить "Уазик" из селевой ловушки нам так и не удалось - автомобиль увяз "капитально". Откопать "Патриот" невозможно, а все имеющиеся в наличии тросы, которые были предназначены лишь для буксировки, рвались как нитки.

Вариантов нет - придется ехать за помощью на комбинат "Кумтор". Как рассказали потом коллеги, там им сообщили, что вытащить внедорожник помогут, но попозже. Сейчас (время около 12 ночи) все машины комплекса заняты на работах и первый "КамАЗ" освободится не раньше пяти утра. А это означает, что экипажу застрявшего "Патриота" придется ночевать в горах.

Оставляем коллег дожидаться "трактора" и по неосвещенным дорогам едем около 70 километров до юрточного лагеря на берегу Иссык-Куля, где нас ждет ужин и сон…

День четвертый

Озеро Иссык-Куль (по-киргизски означает "теплое озеро") великолепно. Голубую гладь воды невозможно охватить взглядом! Озеро простирается на 177 километров в длину и 60 километров в ширину, а его максимальная глубина достигает 668 метров. Вода - кристальной чистоты. Дно видно на глубине более 20 метров.

Иссык-Куль – это не просто озеро, а один из важнейших водных резервуаров на планете и самый большой бессточный водоем Средней Азии по запасам воды (1738 кубических километров). По площади зеркала озеро занимает второе место после Аральского моря – 6236 квадратных километров. В него впадает более 80 рек, которые формируются на склонах хребтов Тескей и Кюнгей Ала-Тоо, но ни одна из них не вытекает из озера.

Недалеко от южного побережья Иссык-Куля находится еще одна местная достопримечательность – небольшое соленое озеро, которое показалось уменьшенной копией Мертвого моря в Израиле.

Посетив озера, вереница UAZ Patriot направляется в сторону ущелья Боом, соединяющему Иссык-Кульскую котловину с Чуйской долиной. В последний день экспедиции экипажам предстояло преодолеть максимальное за все время путешествия расстояние – около 600 километров. Основная часть этого маршрута пролегала по обычным скоростным трассам. По сравнению с горными "тропами", дорога показалась скучной и не интересной. В Алматы мы попали уже ночью.

На следующий день предстояло совершить небольшую экскурсию по Алмате, "переварить" впечатления и подвести итоги. "Патриоты", несмотря на досадные поломки, преодолели весь маршрут нашей экспедиции на Тянь-Шань в полном составе. Вместе с ними мы проехали более 1400 километров по местам незабываемой красоты, вернуться в которые хочется уже сейчас.