Формула красоты

Интервью с директором Mazda по дизайну Лоренсом ван ден Акером

На Московском автосалоне компания Mazda устроила одну из главных мировых премьер этого лета – показ концептуального кроссовера Kazamai. На презентацию этой машины приехало чуть ли не все руководство японской компании, а также ее главный создатель – директор Mazda по дизайну Лоренс ван ден Акер.

Но в своем интервью я не стал расспрашивать его про Kazamai – этим, скорее всего, на протяжении целого дня занимались мои коллеги из других изданий. Вместо этого, я решил поговорить с Лоренсом о его отношении к марке Mazda, об организации творческого процесса, а также том, почему Mazda так быстро стала самым «японизированным» японским брендом.

Но начать все равно пришлось с Kazamai…

- Добрый день Лоренс. Раз уж поводом для нашей беседы послужила московская премьера нового концепт-кара Kazamai, то хочу сразу выразить вам свое восхищение - у вас получился очень красивый автомобиль!

Лоренс ван ден Акер: Я рад, что он вам понравился! А чем именно?

- Тем, что этот автомобиль выглядит очень динамично и спортивно. Он позиционируется как кроссовер, но при этом кажется очень легким. Легким в смысле его визуального восприятия. И очень стремительным.

Лоренс ван ден Акер: Да-да, это именно то, что мы хотели передать в дизайне этого автомобиля!

- Надо признать, что вам это удалось! Но как же так получилось, что несколько лет назад, работая в компании Ford, вы создали целую линейку очень характерных для марки Ford концепт-каров - больших, массивных, с брутальной внешностью, вроде концепта Ford Bronco, а теперь рисуете такие изящные и элегантные машины как Kazamai? Что-то изменилось внутри вас или этому есть другое объяснение?

Лоренс ван ден Акер: Когда я попал в Мазду несколько лет назад, местная дизайнерская группа была озабочена точно таким же вопросом. Потому что в Форде я сделал целую серию утилитарных автомобилей с довольно грубым, коробочным дизайном… А Mazda - это марка, имеющая совсем другой имидж.

Но я считаю, что работа директора по дизайну заключается не в том, чтобы рисовать что-то, например, сначала для марки Ford, а потом делать то же самое в Мазде. Его цель в том, чтобы, работая на Форд, делать хорошие Форды, а работая на Мазду делать хорошие Мазды. А потом, может быть, перейти куда-то еще и делать хорошие автомобили уже на новом месте.

Одна из моих ключевых задач, как директора по дизайну Mazda, заключалась именно в том, чтобы понять - что же скрывается под этим брендом. Понять, что Мазда - это, в первую очередь, движение и все те эмоции, которые мы получаем от него. Понять, что Мазда - это стиль, спортивность и, в некотором роде, чувственность. Мы в шутку называем Мазду самой красивой девочкой в классе, с которой каждый хочет погулять. И вообще это особая марка: она не очень богатая, у нее нет длинной истории.

Так что все изменения произошли во мне вполне естественным образом - мне просто сказали, что надо делать что-то совсем другое. Работать на такой бренд, получив возможность создавать только красивые машины - это очень раскрепощает дизайнера. Попытаться найти новую красоту и попытаться ее материализовать - это оказалось очень интересной задачей.

- У вас это получается!

Лоренс ван ден Акер: Скорее, не у меня, а у моих дизайнеров… А я просто говорю им что делать.

- Раз уж вы заговорили про своих коллег, то расскажите, как вы выбираете тех, кто будет рисовать тот или иной автомобиль? Ведь у каждого из ваших дизайнеров, наверное, есть свое видение того, как должен выглядеть будущий серийный автомобиль или новый концепт-кар…

Лоренс ван ден Акер: Это просто. У нас три студии - японская, которая расположена в Йокогаме, европейская во Франкфурте, и еще одна студия, которая находится в Америке, в Калифорнии. И над всеми проектами мы работаем все вместе. Это, кстати, очень удобно: если один дизайнер уже занят на каком-то проекте, то мы можем поручить его работу кому-то еще.

Но если мы начинаем работу над новым проектом, над чем-то очень важным, вроде нового поколения одной из наших серийных моделей, то каждая студия разрабатывает и предлагает свой вариант дизайна. Они рисуют предварительные эскизы, а мы с основной группой дизайнеров выбираем ту идею или то направление (одно, два или три), в котором в дальнейшем будет развиваться новый проект.

После этого мы забираем автора понравившегося нам эскиза из той дизайн-студии, где он работал, и перевозим его в Японию на все время работы над проектом. И не важно - на месяц это, или на шесть…

Моя же задача, как директора по дизайну, заключается в том, чтобы постоянно напоминать нашим художникам: нам сюда, мы идем в этом направлении. Потому что сами по себе дизайнеры - как рак, лебедь и щука из басни. У каждого из них есть свое мнение, свой вкус. Заставить их мыслить одинаково, конечно, не получится. Но направить их энергию в некоем общем направлении - в этом моя главная роль.

- По моим ощущениям, сейчас Mazda - едва ли не самый японизированный бренд среди всех японских марок. Все эти японские концепции - кизуны, джимбо-итай, сейти и так далее - кто их придумывает? Сами дизайнеры, потому что они именно так чувствуют марку Mazda, или это дело рук маркетологов?

Лоренс ван ден Акер: Забавно, но этот вопрос я и сам себе часто задаю. Однако я с самого начала решил, что не подхожу на роль человека, который придет и скажет: мы будем делать японский дизайн. Хотя бы потому, что я не обладаю достаточными знаниями об этой культуре. Любой японец вам объяснит, что культура этой страны очень и очень сложна. Настолько, что неяпонцу понять ее практически невозможно.

Поэтому я решил, что мы просто будем делать новые, невероятные автомобили Mazda и сосредоточимся только на этом. А остальное не важно - ни откуда это идет, ни что именно мы получим в итоге. Главный посыл - это то, что мы начнем создавать великолепные автомобили.

Вдохновение мы нашли в природе. Я смотрел на те рисунки и картины, которыми наши дизайнеры украшали свои рабочие места, а затем мы просто взяли и перенесли все это на наши автомобили. Но сделали это с истинно японской любовью к деталям. А теперь люди смотрят на наши автомобили и говорят, что они выглядят очень по-японски.

Так что мы пришли к той же цели, о которой мы говорили чуть выше, но немного иным путем.

Однако различия между вкусами на тех или иных рынках по-прежнему существуют. И пока они еще очень существенны, несмотря на то, что в последнее время появилась определенная тенденция к унификации покупательских предпочтений.

Простой пример - американский рынок, который в последнее время очень сильно изменился. Если недавно пикапы и внедорожники занимали около половины рынка новых автомобилей в этой стране, то теперь, из-за роста цен на топливо, американский рынок становится очень похожим на европейский. Американцы приезжают к дилерам на пикапах, а уезжают на малолитражках. Это означает, что американский и европейский рынок постепенно становятся ближе друг к другу.

Вот Япония - это совсем другая история. В этой стране наблюдается быстрое старение населения - здесь очень мало молодежи и много пожилых людей. Кроме того, здесь очень мало места. Поэтому все японцы, когда выходят на пенсию, делают две вещи: покупают плоский телевизор и кей-кар (это особый класс субкомпактных автомобилей, которые обычно оснащаются двигателями объемом шестьсот кубических сантиметров, - примечание Ленты.Ру).

А с другой стороны, в Японии очень любят минивэны даже несмотря на нехватку места. На их долю сейчас приходится больше 50 процентов продаж. Так что японский рынок по-своему очень интересен.

Вот и получается, что во время работы над новым продуктом, вам может повезти, и вы создадите нечто, что окажется успешным во всем мире, на всех ключевых рынках. Так нам повезло с Mazda3 - этот автомобиль нравится всем. Россиянам, китайцам, австралийцам, американцам и европейцам.

А иногда и не везет - как с Mazda6. Эта машина была отлично принята в Европе, но она оказалась слишком большой для Японии и слишком маленькой для Америки. Поэтому для североамериканского рынка нам пришлось разрабатывать особую версию этой модели.

И в такую игру повезет - не повезет нам приходится играть в каждом из автомобильных сегментов, где представлена марка Mazda.

- Раз уж вы сами заговорили про Mazda3… Трешка нового поколения появится уже совсем скоро - в конце текущего года. Какой она будет? Будет ли она настолько же сильно отличаться от той машины, что продается сейчас, как новая Mazda6 отличается о своей предшественницы?

Лоренс ван ден Акер: А вам кажется, что новая Mazda6 - это действительно большой шаг по сравнению с предыдущей моделью?

- Лично мне - да…

Лоренс ван ден Акер: Да? Интересно…

Новая Mazda3… Я бы сказал, что мы попытались сохранить все то хорошее, что у этой модели уже было, и улучшить все остальное. Mazda3 - слишком важная модель для нашей марки, поэтому мы не можем позволить себе ошибиться. Так что мы сохраним узнаваемость новой Mazda3 во всех ракурсах и, в особенности, при взгляде на машину спереди и чуть сбоку (в три четверти). Зато в профиль новая модель будет выглядеть еще динамичнее, а передняя часть станет еще более выразительной и узнаваемой.

- А не появится ли на ней та самая оригинальная штамповка на дверях, которая присутствует на всех последних концептах Мазды? Я говорю о линиях, напоминающих дюны…

Лоренс ван ден Акер: Нет, на ней ничего такого не будет. Дюны появятся на серийных Маздах лишь в 2011 году, одновременно с запуском совершенно новой продуктовой линейки. Это будет третье поколение автомобилей с идеологией Zoom-Zoom.

Первое поколение зум-зума в дизайне автомобилей Mazda - это модели, разработанные с 2002 по 2006 год. Сейчас мы развиваем второе поколение - это новые Mazda2, Mazda6 и следующее поколение Mazda3. Одновременно с этим ведутся работы и над следующим поколением автомобилей Mazda. Это будут машины, построенные на новых платформах, с новыми двигателями. При их разработке будут использоваться более совершенные технологии снижения веса и новые способы снижения токсичности.

- И кто же будет первым представителем следующего поколения Зум-Зума, если не секрет?

Лоренс ван ден Акер: Ха-ха! Конечно секрет! Причем очень большой… Поверьте, я бы с удовольствием запустил эту совершенно новую модель в производство хоть завтра. Но пока всем нам - и вам, и мне - придется набраться терпения. Как говорит мне моя дочь, такова жизнь, папа. Придется подождать…



Лоренс ван ден Акер

Лоренс Ван ден Акер родился 5 ноября 1965 года в Голландии и считается одним из самых молодых шеф-дизайнеров (или директоров по дизайну, если официально). Образование он получил тоже в Голландии, в Дельфтском технологическом университете по специальности Промышленный дизайн.

Сразу после этого Лоренс стал главным дизайнером в итальянской студии Design System srl., а его первый опыт работы в автомобильной компании пришелся на 1993-1995 год, когда он устроился кузовным дизайнером в Audi. С 2003 по 2005 год Лоренс ван ден Акер работал в компании Ford, разработав несколько интересных концепт-каров (Ford Bronco, Ford 427, Model U, 24/7 и Ford GloCar), а также был главным дизайнером платформы Ford Escape предыдущего поколения.

В компанию Mazda Лоренс перешел в мае 2006 года, где занял должность директора по дизайну. Под его руководством были созданы концепт-кары Mazda Nagare, Ryuga, Hakaze и Furai, а также серийные Mazda2 и Mazda6.

Лоренс свободно говорит на четырех языках - голландском, немецком, английском и итальянском.



Mazda Kazamai

Kazamai – это прототип небольшого кроссовера Mazda, который появится в массовом производстве через 2-3 года. Этот концепт-кар, как подчеркивают представители Mazda, был разработан специально для российского рынка. Почему? Да потому, что в нашей стране кроссоверы, внедорожники и прочие большие машины, похожие на «джип» пользуются огромным спросом. А еще потому, что рынок компактных кроссоверов сейчас растет на 40-45 процентов ежегодно. В том числе и в России.

Однако серийная версия Kazamai, которая, кстати, вполне может получить имя CX-5, будет продаваться по всему миру – это будет новая глобальная модель Mazda. Правда пока для этого кроссовера не выбрали даже платформу…

На данный момент про Kazamai известно лишь, что это будет небольшой (его габариты - 4520х1930х1500 миллиметров) полноприводный автомобиль, по размерам сравнимый с Mazda3. Он получит легкий кузов («на 100 килограммов легче, чем у конкурентов», как говорится в пресс-релизе), новый двухлитровый бензиновый двигатель с непосредственным впрыском топлива и совершенно новый «автомат». И больше никаких подробностей.