Два в одной

В 2010 году в команде McLaren будут выступать два чемпиона мира

На прошлой неделе стало известно о том, что чемпион мира по автогонкам "Формулы-1" 2009 года Дженсон Баттон уходит из команды Brawn и становится гонщиком McLaren вместо Хейкки Ковалайнена. Это означает, что за британскую команду в 2010 году будут выступать сразу два чемпиона мира: ведь в ее составе уже есть прошлогодний чемпион Льюис Хэмилтон.

Это лишь пятый случай в истории "Формулы-1", когда два чемпиона оказались в одной команде. И дело тут не только в том, что чемпионов, выступающих одновременно, не так уж и много. Дело в том, что и сами гонщики, и команды предпочитают избегать такой ситуации.

К примеру, после победы в чемпионате 1992 года Найджелу Мэнселлу пришлось покинуть свою команду Williams, так как в нее пришел трехкратный (на тот момент) чемпион мира Ален Прост. А после того как в 1993 году Прост выиграл четвертый титул, он также покинул Williams (и заодно чемпионат), уступив место другому трехкратному чемпиону, Айртону Сенне.

Тем не менее, время от времени чемпионы все же сходились в очной дуэли. О том, почему так происходило и чем это заканчивалось, мы и попробуем рассказать.

Старые чемпионы

Первый случай произошел в 1953 году, спустя всего три года после появления чемпионата мира. Тогда в команде Ferrari оказались чемпион 1950 года Джузеппе Нино Фарина и чемпион 1952 года Альберто Аскари. Формально, в 1952 и 1953 годах чемпионат мира проводился по "Формуле-2", но так как никаких отличий от "Формулы-1" при этом не было, этот факт в статистике обычно игнорируется.


Гонщики, выигравшие восемь первых чемпионатов мира "Формулы-1": Альберто Аскари, Хуан Мануэль Фанхио и Джузеппе "Нино" Фарина.

Несмотря на то, что оба пилота были итальянцами, Аскари пользовался большей поддержкой со стороны хозяина команды Энцо Феррари — Альберто считался одним из талантливейших гонщиков своего времени. К тому же он выступал за Ferrari еще с 1947 года и принес ей первый титул в 1952 году, одержав шесть побед в семи гонках (все результаты даны без учета гонок в Индианаполисе, формально входившей в календарь чемпионата мира, но не пользовавшейся популярностью у европейских пилотов).

Фарина, в свою очередь, первый титул выиграл за рулем Alfa Romeo и перешел в Ferrari только после того, как его предыдущая команда покинула чемпионат мира. Кроме того, Фарине к тому моменту было уже 47 лет, тогда как Аскари всего 35 - он был самым молодым чемпионом мира на тот момент.

В результате, Аскари без труда выиграл чемпионат, одержав пять побед в восьми гонках, против всего одной победы у Фарины. Таким образом, он стал первым двукратным чемпионом "Формулы-1" и одним из самых успешных гонщиков в истории.


Альберто Аскари за рулем Ferrari 500.

По окончании сезона Аскари покинул Ferrari, решив попробовать свои силы в команде Lancia. А в 1955 году он погиб во время тестов Ferrari на трассе Монца в Италии.

Фарина продолжил свои выступления за Ferrari, однако уже в начале 1954 года получил серьезные ожоги в гонке спортивных автомобилей в Монце и пропустил большую часть сезона. Его попытки вернуться в 1956 году потерпели неудачу, и первый чемпион в истории "Формулы-1" предпочел завершить свои выступления.

Впрочем, этот случай не совсем подходит под наши условия. Дело в том, что в то время команды имели возможность выставлять практически любое количество машин в гонках. Поэтому, кроме Аскари и Фарины, за Ferrari в 1953 году выступали и итальянец Луиджи Вилорези, и англичанин Майк Хоторн, одержавший в том же году первую победу для Великобритании в истории "Формулы-1". А в 1958 году Хоторн стал первым английским чемпионом.

Правь, Британия...

Куда больше соответствует современным реалиям ситуация 1967-68 годов, когда за английскую команду Lotus выступали Джим Кларк и Грэм Хилл. Как и Хэмилтон с Баттоном, оба они были британцами.


Легенды британского автоспорта: Джим Кларк и Грэм Хилл.

Кларк выступал в Lotus с 1960 года, сменив в этой команде Хилла, и выигрывал титул в 1963 и 1965 годах. Грэм Хилл в 1962 году стал чемпионом за рулем другой британской команды, BRM, и еще трижды (с 1963 по 1965 года) оказывался вторым.

Когда после неудачного сезона 1966 года Хилл решил вернуться в Lotus и стать напарником своего главного соперника Кларка, казалось, что конфликта в команде не избежать. Однако в действительности все сложилось иначе: Кларк и Хилл прекрасно ладили, став не просто партнерами по команде, но и друзьями в обычной жизни.

Впрочем, во многом это объясняется тем, что Хилл считал лучшим гонщиком именно Кларка, а не себя. "Я, конечно, не так талантлив, как Кларк или Стюарт, - сказал как-то Грэм Хилл, - но я умею работать, и поэтому мне иногда удается их обгонять".

Однако ни талант, ни работоспособность не помогли пилотам Lotus победить в чемпионате 1967 года. Кларк выиграл четыре гонки — больше, чем кто-либо в том сезоне, однако постоянные сходы не позволили ему опередить по итогам сезона гонщиков команды Brabham Хьюма и Брэбхема.


Джим Кларк за рулем Lotus 49.

Следующий сезон два чемпиона вновь начинали в одной команде. На этот раз машина Lotus была не только быстрой, но и надежной. Первую гонку сезона выиграл Кларк, однако за месяц до второго этапа он погиб, вылетев с трассы Хоккенхаймринг в гонке "Формулы-2".

Неожиданно оказавшись лидером команды, Хилл выиграл чемпионат, посвятив победу погибшему другу и напарнику. Это был последний большой успех знаменитого британца, хотя свои выступления он закончил только в 1975 году.

Террариум единомышленников

Но больше всего аналогий можно найти в другом, пожалуй, самом ярком случае выступления двух чемпионов за одну команду: в 1988 году за руль машин McLaren сели знаменитые Ален Прост и Айртон Сенна.

Прост выступал за McLaren-Porsche с 1984 года и успел выиграть чемпионаты 1985 и 1986 годов. В то время его напарником был еще один чемпион мира, Кейо Росберг. Однако финн уже завершал карьеру и не мог составить французу достойной конкуренции.

В 1987 году его сменил Стефан Юханссон, а в 1988 году в команду пришел Сенна. И несмотря на то, что Прост выступал в команде не первый год и принес ей два титула, именно бразилец получил неофициальный статус "первого номера" McLaren.


Айртон Сенна и Ален Прост: пока еще друзья и напарники...

Отчасти это стало следствием смены поставщика моторов: пришедшая в McLaren марка Honda к этому моменту уже не один год поддерживала Сенну. Кроме того, харизматичный и яркий бразилец гораздо больше понравился руководителю команды Рону Деннису, чем флегматичный француз.

Заполучив лучший двигатель чемпионата, в McLaren построили практически непобедимую машину, и весь вопрос сводился к тому, кто из двух гонщиков команды станет чемпионом, а кто останется вторым. По скорости они были достойны друг друга – Сенна был чуть быстрее в квалификациях, а Прост чуть стабильнее и к тому же лучше работал с шинами.

В 1988 году битва между этими гонщиками, выигравшими на двоих 15 гонок из 16, завершилась в пользу Сенны. Причем Прост набрал больше очков, чем его напарник, однако по действовавшим тогда правилам в зачет шли только 11 лучших результатов. Поэтому из 105 набранных французом очков в зачет пошли только 87.

Таким образом, 1989 год оба гонщика начинали в ранге чемпионов мира. Команда при этом откровенно поддерживала Сенну, и отношения между напарниками резко ухудшились. Фактически Просту приходилось бороться не только с соперниками, но и с собственными товарищами.


Сенна и Прост опережают всех на старте Гран-при Великобритании, 1989 год

"Я боролся за титул чемпиона, а им было на это плевать! - говорил позже Прост. - Монца стала вершиной пережитого мною ужаса. Вся команда занималась только Айртоном. В моей половине боксов были лишь два механика и мой гоночный инженер, да изредка заглядывал кто-нибудь из Honda. Это было невероятно до такой степени, что даже Айртон, с которым мы тогда не разговаривали, сказал мне потом, что все происходящее было возмутительным".

Несмотря на это, Прост выиграл Гран-при Италии, а после финиша бросил свой Кубок победителя итальянским болельщикам...

Кульминацией этого сезона стала гонка в японской Сузуке - предпоследний этап чемпионата мира. Прост лидировал по очкам, однако уже исчерпал лимит результативных гонок и мог набирать очки, лишь улучшая свои результаты. Сенна же находился в более комфортной ситуации – все набранные очки шли ему в зачет.

На 46 круге гонщики столкнулись, и Прост сошел. Сенна застрял в гравии, однако маршалы вытолкнули его обратно на трассу: Айртон выиграл гонку, сократив отрыв до минимума. Однако затем бразилец был дисквалифицирован за постороннюю помощь во время гонки.


Столкновение в Сузуке: Прост сходит, маршалы возвращают Сенну на трассу.

Несмотря на то, что победителем сезона в любом случае становился гонщик McLaren, глава команды Рон Деннис подал апелляцию на решение судей, требуя отменить дисквалификацию. Но протест был отклонен, и Ален Прост стал чемпионом мира в третий раз.

После окончания сезона Прост покинул McLaren и отправился в Ferrari. Чемпионат 1990 года вновь прошел под знаком противостояния между французом и бразильцем и также закончился столкновением – в последней гонке сезона Сенна, лидировавший в чемпионате, уже на старте выбил с трассы Проста, став двукратным чемпионом мира.

Deja vu

Вспоминая сезон 1989 года, трудно удержаться от аналогий с нынешней ситуацией. Согласившись на переход в McLaren, Дженсон Баттон поставил себя в заведомо невыгодные условия — ведь команда почти не скрывает, что основное внимание уделяет Хэмилтону.

И дело не только в том, что Хэмилтон англичанин (Баттон, кстати, тоже). Рон Деннис поддерживает Льюиса уже много лет - еще с тех пор, когда тот в детстве выступал в юношеских чемпионатах. Именно поэтому Хэмилтон сразу получил место в топ-команде, а не пробивался туда, как все остальные, через выступления на более слабых машинах.

Первым с проблемой "льюисофилии" столкнулся Фернандо Алонсо в 2007 году. Переходя в McLaren, двукратный чемпион мира считал, что получит положенный ему статус первого номера команды, а дебютант Хэмилтон будет лишь помогать в борьбе за титул. Однако очень скоро выяснилось, что все совсем не так: команда работала на Хэмилтона, сразу навязавшего борьбу знаменитому испанцу.

Дошло до того, что на одной из гонок Рон Деннис подал протест против Алонсо, утверждая, что он помешал Хэмилтону. Протест был удовлетворен, и Фернандо потерял пять мест на старте.


Фернандо Алонсо и Льюис Хэмилтон, Гран-при США, 2007 год.

Результатом той борьбы стал не только потерянный в последней гонке титул (его завоевал ушедший из McLaren за год до этого Райкконен), но и шпионский скандал, по итогам которого британской команде пришлось заплатить FIA 100 миллионов долларов. Считается, что именно разозленный Алонсо передал в FIA свою переписку с тест-пилотом команды, которая стала основой обвинений против McLaren.

Алонсо покинул команду сразу после окончания сезона, хотя контракт был подписан на несколько лет. Пришедший на его место Ковалайнен уже не навязывал борьбу лидеру Хэмилтону, однако в октябре пожаловался финским журналистам, что Льюису команда уделяет гораздо больше внимания, чем ему.

"Я не хотел говорить об этом публично, но было бы здорово, если бы и на моей машине хотя бы раз появилось что-то новое, - сказал Ковалайнен. - И всякий раз, когда я вместе с Хэмилтоном оказывался в третьем сегменте квалификации, мне приходилось стартовать с большим количеством топлива. Если бы не это, я не раз мог бы оказаться на поуле".

Теперь место Ковалайнена займет Баттон. Впрочем, Дженсон не питает иллюзий относительно своей судьбы. "Это на 100 процентов мое решение, я хочу бороться с Хэмилтоном в его команде, - заявил чемпион 2009 года. - Дело не в деньгах, в Brawn я бы получил больше. Я знаю, что бороться с Льюисом будет непросто, но мне нужны новые цели. Я иду в McLaren не потому, что там легче, а потому, что там труднее".

Трудно сказать, чем закончится эта дуэль, и не разочаруется ли Дженсон в своем решении, как когда-то Алонсо. Но кого бы ни поддерживали в McLaren, в следующем году номер "1" на борту своей машины будет носить именно Баттон.