Какой же русский...

В "Формуле-1" появится российский пилот

В четверг, 28 января, французская газета Auto Hebdo объявила о заключении контракта между командой "Формулы-1" Renault и российским гонщиком Виталием Петровым. В пресс-службе пилота пока отказываются комментировать эту информацию, однако обещают ответить на все вопросы уже на следующей неделе. Видимо, к понедельнику им будет что сказать...

Если информация о подписании контракта подтвердится, то Виталий Петров станет первым российским гонщиком, который выйдет на старт в главном автоспортивном чемпионате мира. И если даже Виталий не добьется серьезных успехов в "Формуле-1", то для нас он все равно навсегда войдет в историю.

Два года назад Петров в интервью газете "Коммерсант" заявил: "Возраст уже поджимает. Пару лет еще можно в GP2 покататься, а потом надо принимать главное решение в карьере". Удивительно, насколько точен оказался прогноз - ровно два года спустя Петров оказался как никогда близок к вершине автоспорта.

В нужное время...

Впрочем, еще несколько лет назад никто не назвал бы Петрова в числе основных российских претендентов на попадание в "Формулу-1". На эту роль претендовали Сергей Злобин, Роман Русинов, Даниил Мове и тогда еще юный Михаил Алешин, но никак не Петров. Однако сегодня приход Виталия в "королеву автоспорта" кажется совершенно логичным и предсказуемым.

Конечно, Петрову "повезло" со временем: родись он на 5-10 лет раньше, и у него не было бы практически никаких шансов попасть в чемпионат мира. Уж слишком чужими поначалу были друг для друга Россия и "Формула-1". Даже первые регулярные трансляции этих автогонок начались в нашей стране только в 1992 году, а собственных серьезных гонок на машинах с открытыми колесами у нас не было до второй половины девяностых!

Но постепенно ситуация менялась: появлялись национальные формульные чемпионаты, рос интерес и к "королевским автогонкам". Одних только проектов трасс "Формулы-1" в нашей стране родилось несколько десятков. Правда, ни один из них и близко не подошел к стадии реализации, но свою роль в привлечении интереса к чемпионату мира они безусловно сыграли.

Первые русские


В 2002 году на машинах Minardi появились логотипы российского "Газпрома" (на снимке) - крупнейший отечественный экспортер газа заключил с маленькой итальянской конюшней рекламный контракт. Одним из пунктов этого соглашения было появление в составе команды российского гонщика - Сергея Злобина.

Однако ничем примечательным это сотрудничество не закончилось. Злобин, правда, в 2003 году несколько раз принимал участие в тестах команды, однако на старт Гран-при 33-летний россиянин, не имевший на тот момент сколь-нибудь значимых достижений в автоспорте, так и не вышел. А в 2004 году контракт между "Газпромом" и Minardi был расторгнут.

Через год в "Формуле-1" вновь появились представители России: родившийся в Ленинграде канадский бизнесмен Александр Шнайдер, владелец компании Midland, выкупил Jordan. В 2006 году эта команда была переименована в Midland F1 Racing и выступала под российским флагом.

Конечно, это была лишь формальность - дань памяти со стороны Шнайдера, уехавшего из СССР в четыре года, родине своих родителей. Именно тогда на тестах Midland появился Роман Русинов. Шнайдер не раз заявлял, что хотел бы видеть российского гонщика и в числе "боевых" пилотов, но в 2006 году за "российскую" команду выступали португалец Тьяго Монтейро и голландец Кристиан Альберс. А в конце года Midland была продана голландской компании Spyker...

В начале 2000-х годов среди россиян появились и первые претенденты на попадание в "Формулу-1" - сначала Сергей Злобин, а потом и Роман Русинов провели тесты на болидах "королевских гонок". Причем Русинов сел за руль формально российской команды Midland, принадлежавшей выходцу из России Александру Шнайдеру.

Если бы в 2006 году Александр Шнайдер сохранил команду Midland еще хотя бы на год или если бы Роман Русинов смог привлечь к себе внимание других конюшен, то появление первого россиянина на старте Гран-при произошло бы гораздо раньше. Но история сложилась иначе, и сегодня 28-летний Русинов, долгое время считавшийся главной надеждой автоспорта, эпизодически выступает в LeMans Series, не имея никаких перспектив на попадание в "Формулу-1".

Но именно тогда, когда карьера Русинова, так и не достигнув желаемого предела, пошла на спад, свой первый серьезный шаг к "королеве автоспорта" сделал Виталий Петров. Родившийся в 1984 году в Выборге россиянин до поры до времени больше интересовался раллийными автогонками. Однако, выиграв отечественный чемпионат по ралли-спринту и "Кубок Lada", а также шоссейно-кольцевой кузовной Lada Revolution, Петров все же решил перейти во взрослые "формульные" серии.

В 2006 году, после нескольких лет выступлений в "Формуле Renault", Петров попробовал свои силы в только появившейся серии GP2. Проведя всего четыре этапа за одну из слабейших команд, DPR, Петров не набрал очков, однако неплохо зарекомендовал себя и на следующий сезон стал напарником экс-пилота "Формулы-1" Джорджо Пантано в команде Campos.

Поначалу Виталий не слишком хорошо смотрелся на фоне опытнейшего напарника, однако к концу сезона совершил настоящий прорыв: Петров выиграл гонку в Валенсии и помог своей команде занять третье место в чемпионате. Зимнюю серию GP2 Asia россиянин также провел очень сильно, одержав победу в одной из десяти гонок и четырежды финишировав на подиуме.

Правда, в 2008 году карьеру россиянина в GP2 едва не "похоронил" Лукас ди Грасси - пропустив три первых этапа серии, бразилец был принят в напарники Петрова и по итогам чемпионата сумел занять третье место, уступив вице-чемпиону серии Бруно Сенне всего одно очко. Петров, одержавший всего одну победу в Валенсии, сезон закончил лишь седьмым и на фоне ди Грасси выглядел бледновато.

В результате 2009 год россиянин вновь начинал в качестве второго пилота, призванного прикрывать тылы лидера команды, которым на этот раз стал тест-пилот Renault F1 Роман Грожан. И вновь в условиях, когда от Петрова никто ничего не ждал, Виталий вдруг "выстрелил": к середине сезона именно Петров, а не Грожан, стал главным соперником Нико Хюлькенберга в борьбе за титул.

Однако в июле прошлого года Грожан был призван в "Формулу-1", заняв место Нельсиньо Пике в Renault, причем этот переход не принес ему славы. Петров же, напротив, продолжал набирать "очки" как в глазах менеджеров, так и в самой серии GP2. И хотя чемпионат выиграл Хюлькенберг, Петрову удалось поквитаться со своим бывшим напарником ди Грасси - россиянин стал вице-чемпионом, а бразилец остался третьим.

Но если и Хюлькенберг, и ди Грасси быстро нашли места в командах "Формулы-1", то Петров, хотя и был "главным претендентом" сразу в нескольких конюшнях, никак не мог подписать контракт с одной из них, рискуя остаться без чемпионата мира.

Ситуация складывалась "патовая": оставаться в серии GP2 Петрову не имело смысла, потому что в "Формуле-1" не любят "засидевшихся" на одном месте пилотов. Переходить в любой другой европейский чемпионат стало бы шагом назад. Можно было бы, конечно, уехать в Америку, где для европейских гонщиков часто находятся места в командах Indycar и NASCAR, но для россиянина такое решение стало бы равносильным признанию поражения.

...в нужном месте

Удивительно, но именно этот "период неопределенности" в межсезонье в итоге сыграл на руку выборгскому гонщику. Поначалу главным вариантом продолжения карьеры для россиянина была испанская Campos - в этой команде Петров выступал в GP2, в ней он добился своих первых успехов, а Адриан Кампос хорошо знал сильные и слабые стороны своего бывшего подопечного.

Однако время шло, а вестей о контракте все не было. Зато с завидной регулярностью поступали новости о слабом финансовом положении испанской команды, а многие специалисты, включая хозяина коммерческих прав на "Формулу-1" Берни Экклстоуна, вообще сомневались, что новой конюшне удастся выйти на старт.

С другой стороны, еще в ноябре Campos заключила контракт с Бруно Сенной и не скрывала, что место во втором болиде достанется тому, кто предоставит наибольший спонсорский пакет - другими словами, тому, кто принесет больше денег. В других командах почти все достойные вакансии к середине января оказались разобраны - помимо Campos, места оставались только в Renault и USF1. Причем ситуация в американской команде, похоже, была ничуть не лучше, чем в испанской.

В то же время по мере заполнения вакансий в командах уменьшалось и число сильных кандидатов на них. Многие гонщики, претендовавшие на контракт в нескольких конюшнях, рано или поздно делали свой выбор, заставляя тем самым менеджеров других коллективов обращать внимание на новые варианты.

Постепенно Петров стал сначала претендентом - наряду с Хо-Пин Туном, Романом Грожаном, Ником Хайдфельдом и Кристианом Клином, а затем и главным кандидатом на место в команде Renault. Свою роль сыграл и тот факт, что первый пилот французской конюшни, Роберт Кубица, очень не хотел вновь делить боксы с опытным и быстрым Ником Хайдфельдом, с которым он провел несколько лет в BMW - ему нужен был "молодой" пилот.

Поэтому заявление Auto Hebdo, прозвучавшее в четверг, никому не показалось необоснованной шуткой - по сути, Петров действительно на сегодняшний день лучший кандидат для Renault F1. Ни Хо-Пин Тун, ни Кристиан Клин не могут конкурировать с Петровым ни по гоночному потенциалу, ни по спонсорскому пакету. А его бывший напарник Роман Грожан, на место которого в Renault F1 метит Петров, сам вывел себя из борьбы неудачными выступлениями в концовке сезона 2009 года.


Виталий Петров стал главным открытием серии GP2 в сезоне 2009 года.

Контракт Петрова с Renault будет означать, что все три лучших гонщика серии GP2 2009 года нашли себе место в "Формуле-1": победитель серии, Нико Хюлькенберг, сядет за руль Williams, а занявший третье место Лукас ди Грасси заключил контракт с Virgin F1. Сюда же можно добавить и вице-чемпиона 2008 года Бруно Сенну из Campos.

Однако вполне может получиться, что именно россиянин нашел лучший вариант для продолжения карьеры. Ведь из перечисленных команд две - это новички чемпионата, перспективы которых неизвестны, а Williams в последний раз добивалась успеха больше десяти лет назад. К тому же и Williams, и Virgin, и Campos в следующем году будут использовать моторы Cosworth, а что они из себя представляют - неизвестно.

Зато Renault выигрывала чемпионаты 2005 и 2006 годов, да и два последних года не обходилась без побед на Гран-при. При этом, как считают специалисты, двигатель Renault - лидер по экономичности в "Формуле-1", что с учетом запрета дозаправок станет едва ли не ключевым фактором в новом сезоне. А в прошлом году французские моторы стояли на болидах команды Red Bull, до последней гонки боровшейся с Brawn за Кубок Конструкторов.

Конечно, трудно ожидать от россиянина больших успехов в "Формуле-1" в первый же сезон, тем более если учесть, что его напарником станет один из самых талантливых гонщиков пелотона, Роберт Кубица. Однако за рулем Renault у Петрова будет намного больше шансов проявить себя, чем в одной из команд-аутсайдеров.

И кто знает - быть может, появление россиянина в "королеве автоспорта" станет не только еще одной строчкой в статистике. Виталий уже не раз доказывал, что способен преподносить сюрпризы именно тогда, когда от него никто ничего не ждет. И почему бы Петрову не стать для России тем, кем для Великобритании стал Льюис Хэмилтон? Ведь как однажды прокомментировал успехи Хэмилтона в "Формуле-1" сам Виталий: "Просто он оказался в нужное время в нужном месте".