Не пара

Почему не складываются отношения между напарниками топ-команд Формулы-1

Столкновение напарников по команде Red Bull Racing Себастьяна Феттеля и Марка Уэббера во время Гран-при Турции Формулы-1 в минувшие выходные стало главной темой обсуждения во всем автоспортивном мире. Лидировавшие и в гонке, и в чемпионате пилоты своей аварией предоставили возможность гонщикам McLaren заработать дубль, а команде - обойти Red Bull в Кубке конструкторов.

К тому же последующее обсуждение инцидента обнажило серьезную проблему внутри австрийской конюшни. Несмотря на однозначную реакцию специалистов и гонщиков, руководство Red Bull Racing отказалось признать Феттеля единственным виновником инцидента, возложив часть ответственности на Уэббера. И это, в свою очередь, привело к обвинениям руководства Red Bull в фаворитизме в пользу молодого немца.

Однако конфликт между Феттелем и Уэббером - далеко не единственный пример жесткого противостояния между напарниками в современной Формуле-1.

Red Bull

Конфликт между Феттелем и Уэббером на Гран-при Турции для многих стал неожиданностью, хотя в действительности он назревал в течение последних нескольких недель. Зародился он еще в Малайзии, где Уэббер, выигравший квалификацию, уже на старте потерял лидерство после жесткой атаки со стороны своего напарника.

Перед турецкой гонкой Марк Уэббер неоднократно вспоминал об этом инциденте и открыто сожалел, что не проявил должную твердость в защите свой позиции. Однако до поры до времени никто не обращал на эти слова особого внимания, так как истинным лидером команды считался Феттель.


Серия уверенных выступлений Уэббера поставила Феттеля в непривычную для него ситуацию - он оказался в роли второго пилота.

Но вдруг ситуация изменилась. После хаотичной гонки в Шанхае, которую оба пилота Red Bull провели не лучшим образом, Марк Уэббер подряд выиграл два Гран-при, в Испании и в Монако. Более того, австралиец доминировал на этих этапах, стартуя с поула и затем лидируя до самого финиша.

Если после первых четырех гонок Уэббер безнадежно проигрывал конкурентам, набрав всего 28 очков, то в двух последующих получил сразу 50 и вышел в лидеры чемпионата мира! Пресса немедленно пересмотрела свои взгляды на "второго" гонщика Red Bull, а букмекеры бросились в срочном порядке переписывать соотношения ставок на победу в чемпионате.

Успехи Марка поставили Феттеля в непривычную ситуацию - еще никогда молодой немец не уступал напарнику на протяжении нескольких гонок подряд. Более того, впервые он уступал партнеру сразу по всем показателям - и по количеству побед (одна против двух у Марка), и по количеству поул-позиций (3-4 перед стартом гонки в Стамбуле), и по очкам, и даже по быстрым кругам в гонках (1-2).

Показательно, что в этот момент команда потратила много сил, пытаясь выяснить, что именно мешает Феттелю обогнать напарника. В итоге, были найдены некие неполадки в шасси, причем, судя по последующим комментариям, ни одна из этих неполадок не была особенно серьезной, и неизвестно, сколько бы их было найдено у австралийца, поинтересуйся команда машиной Уэббера так же сильно, как и болидом его напарника. Тем не менее, перед Гран-при Турции шасси немцу поменяли.

Серый кардинал
Жесткие комментарии Хельмута Марко в адрес Марка Уэббера продемонстрировали, кто именно выступает источником неравного отношения к пилотам Red Bull. При этом формально Хельмут Марко занимает всего лишь должность консультанта команды, а ее руководителем считается Кристиан Хорнер.

На деле все намного сложнее - Марко, который когда-то сам был гонщиком, давний друг и личный помощник хозяина концерна Red Bull Дитриха Матешица. Именно он стал инициатором покупки команды Jaguar, превратившейся в Red Bull Racing, и он же создал программу поддержки молодых пилотов Red Bull Junior.

О том, каковы методы работы этого человека, поведал в своем блоге известный автоспортивный журналист Джо Савар. Он привел слова Дэвида Сирса, который в 1997 году подписал менеджерский контракт с молодым Хуаном-Пабло Монтойей, опередив Хельмута. Как только Марко узнал об этом, Монтойя вместе с отцом и вещами был попросту выброшен из автобуса команды, а самому Сирсу никогда больше не позволяли работать с гонщиками Red Bull.

Но сильные выступления Уэббера заставили Феттеля нервничать, и очередное поражение в квалификации только усугубило ситуацию, пусть оно и было связано с поломкой стабилизатора поперечной устойчивости. На старте Себастьян сумел было выйти на второе место, но Льюис Хэмильтон тут же удачно контратаковал, вернув себе утерянную позицию.

По ходу дистанции ситуация для 22-летнего немца складывалась не слишком радостная. Уэббер уверенно шел к своей третьей победе подряд, которая превращала его в основного фаворита чемпионата. А ведь всего месяцем ранее многие предвещали победу в этом сезоне именно Себастьяну. Поэтому неудивительно, что когда у Феттеля появился шанс обойти Уэббера, он этим шансом не преминул воспользоваться.

На 38 круге Уэббер перевел двигатель в режим экономии топлива, подразумевающий ограничение максимальных оборотов. В результате Себастьян, который сумел сохранить чуть больше топлива, мог проехать еще пару кругов на максимальной мощности и мгновенно догнал Марка.

Как выяснилось через несколько дней после гонки, в этот момент Уэббер связался с боксами и попросил Феттеля "не наседать". Но команда решила не передавать эту просьбу Себастьяну, так как его вплотную преследовал Хэмильтон и в Red Bull опасались атаки с его стороны.

В результате Феттель при первой же возможности пошел в атаку на своего партнера. Но на этот раз Уэббер отступать не собирался - он занял оптимальную траекторию, предоставив Феттелю выбирать - уходить направо, на заведомо проигрышную внешнюю траекторию, или налево, на грязный асфальт.

Феттель выбрал второй вариант, поравнялся с Уэббером и даже успел его немного опередить (но не на три четверти корпуса, как после гонки утверждал руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер), после чего начал смещаться в сторону Марка. Машины столкнулись, и оба пилота вылетели с трассы. Но если Уэббер сумел вернуться в гонку, пусть и с поврежденным передним обтекателем, то для Феттеля борьба была окончена.

Но самое интересное началось уже после этого. Покинув машину, Феттель раздраженно крутил пальцем у виска, причем вряд ли это был жест самокритики. После возвращения немца в боксы команда настолько ревностно оберегала своего пилота от общения с прессой, что спор с одним из журналистов едва не закончился рукоприкладством.


После столкновения со своим напарником Феттель был явно взбешен, хотя другие гонщики именно его обвинили в аварии. Как ни странно, команда оказалась на стороне Феттеля.

Несмотря на то, что практически все действующие и бывшие гонщики возложили вину за столкновение на Феттеля, представители команды после финиша сделали целый ряд заявлений, из которых можно было сделать только один вывод - в Red Bull считают виновником аварии Уэббера.

Особенно жесткую позицию занял консультант команды Хельмут Марко, который прямо сказал, что Уэббер должен был пропустить Феттеля, так как на него "оказывал давление Хэмильтон". Как прокомментировал эти слова бывший гонщик Формулы-1, а ныне комментатор BBC Мартин Брандл, "если бы Марк это сделал, то затем он мог бы сразу отдать титул Феттелю и ехать к себе домой в Австралию".

Этот конфликт неожиданно обнажил сложную ситуацию в Red Bull, связанную с неравным статусом пилотов команды. И хотя раньше о фаворитизме по отношению к Феттелю в австрийской конюшне мало кто говорил вслух, в действительности проблема эта существует не первый год.

Deja vu
В связи с событиями на Гран-при Турции один из самых авторитетных журналистов Формулы-1 Джеймс Аллен вспомнил о том, как год назад на Гран-при Германии, после первой и очень непростой победы Уэббера в карьере, руководители команды, вместо того чтобы радоваться успеху австралийца, озабоченно выясняли, почему Феттель финишировал лишь вторым.

Конечно, разное отношение к пилотам для команд Формулы-1 явление не такое уж и редкое, но обычно это связано с разным уровнем выступлений гонщиков. Однако Уэббер в скорости ничуть не уступает своему молодому партнеру, и выступал за Red Bull еще до того, как в ней появился Феттель. Поэтому корни проблемы лежат гораздо глубже.

Причина, как ни странно, кроется в том факте, что Red Bull имеет программу поддержки молодых гонщиков, которую курирует лично Хельмут Марко. В разные годы в эту программу включались множество пилотов, часть из которых сумела пробиться в Формулу-1, однако ни Энрике Бернольди, ни Роберт Доорнбос, как и Патрик Фризахер, Нараин Картикеян, Кристиан Клин или Витантонио Льюцци, не смогли конкурировать с топ-пилотами чемпионата.

В отличие от них, Себастьян Феттель, одержавший свою первую победу в Формуле-1 еще за рулем болида "младшей" команды австрийского концерна Toro Rosso, когда ему только исполнился 21 год, без сомнения, входит в число лучших гонщиков мира. И пусть Уэббер тоже входит эту группу, но 33-летнему австралийцу, пробившемуся в Формулу-1 еще до появления Red Bull Junior Team, никогда не завоевать тех симпатий, что испытывает команда к его напарнику.


Немного успокоившись после аварии, Феттель все же вышел для комментариев к прессе, но на этот раз обычно веселый немец был мрачнее тучи. Авария не только лишила его подиума на Гран-при Турции, но и отбросила в общем зачете на пятое место. Себастьян не позволил Марку победить, но при этом он проиграл напарнику вдвое больше очков, чем если бы финишировал позади него.

Ситуация усугубляется тем, что контракт Уэббера с командой на 2011 год пока не продлен. И хотя Хорнер уже несколько раз успел сказать, что "наши гонщики настоящие профессионалы, и пусть они не будут как друзья пить пиво в пабе, но они смогут вместе работать на команду", очевидно, что если конфликт не будет полностью улажен, то Уэббер в Red Bull не задержится.

McLaren

Громкий скандал в стане лидеров чемпионата несколько отвлек автогоночный мир от событий, происходящих в других командах. Однако в действительности отношения между напарниками осложнились далеко не только в Red Bull. К примеру, пилоты заработавшей в Стамбуле "дубль" команды McLaren едва не закончили гонку так же, как и их главные конкуренты несколькими кругами ранее.

Борьба между Хэмильтоном и Баттоном во многом походила на противостояние Уэббера и Феттеля - Хэмильтон также перешел в режим экономии топлива, и в этот момент Баттон настиг его и перешел в атаку. Маневр оказался успешным, и Баттон уже был впереди, когда Хэмильтон, воспользовавшися не самым лучшим выходом из поворота со стороны напарника, контратаковал и вернул себе лидерство.


Вот уже четвертый год McLaren - это команда Льюиса Хэмильтона. Тем не менее, Баттон навязал ему серьезную конкуренцию, в которой решается вопрос не только о том, кто лидер команды, но и кто лучший пилот Великобритании.

После гонки оба пилота в один голос заявляли, что их борьба, в отличие от того, что произошло между гонщиками Red Bull, была максимально корректной, "потому что они уважают друг друга". Хэмильтон пошел еще дальше и заявил: "Я очень рад, что у меня такой хороший напарник".

При внимательном просмотре повтора этого эпизода становится ясно, что имел в виду молодой британец - маневр Баттона, действительно, был достаточно безопасным, так как Дженсон оставил Льюису достаточно места, а вот сам Хэмильтон контратаковал очень жестко, и их машины неизбежно столкнулись бы на входе в следующий поворот, если бы в последний момент Баттон не прекратил сопротивление. Будь на месте Баттона Уэббер - исход гонки мог бы измениться.

Впрочем, причины столь бескомпромиссной борьбы со стороны Льюиса хорошо понятны - он оказался в еще более сложной ситуации, чем Феттель. Ведь если в Red Bull приоритет немца никогда не афишировался, то отеческие чувства, которые питают руководители McLaren к Хэмильтону, давно ни для кого не секрет. И несмотря на то, что Баттон пришел в команду в ранге действующего чемпиона мира, этот сезон Хэмильтон начинал в роли безоговорочного фаворита.

Тем не менее, в первых шести гонках Дженсон Баттон выиграл две гонки, тогда как Льюис не смог этого сделать ни разу. Именно Баттон стал главным преследователем Феттеля и Уэббера в чемпионате, а счет в квалификациях у гонщиков McLaren при этом был равный - каждый из пилотов стартовал впереди напарника по три раза.

Гран-при Турции складывался для Хэмильтона достаточно удачно - он сумел квалифицироваться вторым, а после столкновения пилотов Red Bull лидировал в гонке. Но атака со стороны Баттона стала для него проблемой - если бы Дженсон сумел выиграть третью гонку в сезоне, да еще и опередив Льюиса по ходу дистанции, это окончательно закрепило бы за действующим чемпионом статус лидера команды. Допустить этого Хэмильтон не мог.


Победа Хэмильтона в Турции несколько снизила остроту вопроса о лидере в команде McLaren, но в чемпионате Льюис по-прежнему отстает от своего напарника.

Победив в Турции, Хэмильтон сделал ситуацию более комфортной - все же соотношение 1:2 по победам это не то же самое, что 0:3. Однако в чемпионате Баттон по-прежнему впереди Хэмильтона, что совершенно не соответствует предсезонным ожиданиям.

Впрочем, пока в McLaren достаточно уважительно относятся к успехам Баттона, и никакого конфликта между напарниками нет. Но во второй половине сезона ситуация может измениться - ведь руководству команды почти наверняка придется сделать выбор, кого именно они будут поддерживать в борьбе за титул. Если к тому моменту Хэмильтон не получит убедительного преимущества перед Баттоном, то выбор может оказаться очень сложным.

Ferrari

Конфликт между гонщиками Ferrari разгорелся несколько раньше гонки в Турции - еще во время Гран-при Китая. Тогда Алонсо очень жестко атаковал Массу прямо перед въездом на пит-лейн, из-за чего бразильцу пришлось ждать, пока обслужат его напарника, и гонка для Фелипе была потеряна. Масса был очень недоволен произошедшим, но команда просто проигнорировала его претензии, наглядно показав, кого считает лидером.

Конфликт разгорелся на фоне переговоров о продлении контракта между Фелипе и Ferrari, который заканчивается в конце 2010 года. Бразилец всячески намекал команде, что всерьез рассматривает варианты перехода в Red Bull, на место Уэббера. Скудерия, в свою очередь, спровоцировала активные слухи о переговорах с Робертом Кубицей, проводящим очень уверенный сезон в Renault.


После перехода Алонсо в Ferrari Масса рассчитывал на совсем другие отношения...

После этого Масса необъяснимо слабо провел гонку в Барселоне, а в Монако финишировал впереди партнера только потому, что тот разбил машину перед квалификацией и стартовал последним. На переговорах Фелипе стал гораздо сговорчивее и уже открыто заявлял, что был бы "счастлив остаться в Ferrari на 2011 год".

В итоге, накануне Гран-при Турции руководитель команды Стефано Доменикали объявил, что продление контракта с бразильцем теперь можно считать делом практически решенным. По удивительному совпадению, именно после этого Масса вновь провел гонку гораздо увереннее, чем Алонсо...

Но еще более удивительной эта ситуация кажется, если вспомнить, как в прошлом году после аварии Фелипе, когда ему в голову попала пружина от болида Баррикелло и он провел в коме несколько дней, тот же Доменикали буквально клялся в вечной любви к бразильцу и подтвердил его контракт на 2010 год еще до того, как стало известно, сможет ли он вообще продожить карьеру. А ведь тогда, ради досрочного прихода Алонсо, боссы Ferrari выгнали из команды проводившего очень сильный сезон Райкконена...

Впрочем, в произошедших переменах ничего удивительного нет. Фернандо Алонсо не просто быстрый гонщик - он очень яркий, харизматичный лидер и в этом похож на Михаэля Шумахера, вокруг которого была построена вся итальянская команда в недавнем прошлом. Ни о каком равном статусе рядом с ним не может быть и речи - достаточно вспомнить, что как только Ярно Трулли начал навязывать конкуренцию испанцу в Renault, он был отчислен из команды прямо по ходу сезона.


...но жесткий маневр Алонсо на Гран-при Китая и последующая равнодушная реакция команды расставили все по местам. (Кадр из трансляции телеканала "Россия-2")

На следующий год Алонсо получил в напарники куда более уступчивого Физикеллу, а позже - Нельсона Пике, которого в интересах Алонсо, как теперь известно, заставляли даже в нужный момент попадать в аварии. А весьма неосмотрительный переход Фернандо в McLaren, где как раз дебютировал горячо любимый Роном Деннисом Хэмильтон, закончился грандиозным скандалом и досрочным разрывом отношений.

Потому нет никаких сомнений в том, кем для Ferrari намерен стать Алонсо. По сути, в Скудерии Массе вновь отведена роль второго пилота, каковым он был при Шумахере. И сам бразилец не может этого не понимать. Если он останется в команде на следующий год, то лишится любых шансов в борьбе за титул, вне зависимости от того, насколько быстра будет машина. Разумеется, это вряд ли порадует Фелипе, но ставить подпись под контрактом или нет решает он сам.

Mercedes

У самого Шумахера, впрочем, сейчас в Mercedes совсем другие заботы. После того как возвращение семикратного чемпиона в Формулу-1 было подтверждено официально, Михаэль много раз просил "не ждать от него быстрых результатов", но, разумеется, услышан не был. Борьба человека, успевшего стать живой легендой, с молодыми гонщиками неизбежно заставляет делать сравнения и проводить параллели.

Поначалу эти сравнения были не в пользу Шумахера - он явно проигрывал по скорости своему молодому напарнику, Нико Росбергу. Но настоящие проблемы ждали Михаэля в Китае, где он выступил просто провально, с трудом попав в первую десятку на финише, тогда как Росберг закончил гонку на подиуме.


До тех пор пока Росберг опережал Шумахера, он был вежлив и корректен, постоянно подчеркивая, какая честь для него выступать рядом с таким великим чемпионом.

Столь серьезная неудача оставила в недоумении даже самого Шумахера - ведь до этой гонки ничто не предвещало такого разгромного поражения. Команда отреагировала на произошедшее полной ревизией болида Михаэля, а также переходом на новую, длиннобазную версию шасси, которая должна была нивелировать сильную недостаточную поворачиваемость машины, которую Шумахер не любит.

Конечно, руководитель Mercedes GP Росс Браун уверял, что речь идет о развитии машины, которое выгодно обоим гонщикам, и даже заявил, что стили пилотирования Шумахера и Росберга схожи, потому им нужны машины с близкими настройками. Однако на самом деле это довольно маловероятно, так как стиль Шумахера во многом уникален и был выработан еще в картинге, где Росберг никогда не блистал.

Так или иначе, уже на следующей после Гран-при Китая гонке, в Испании, Шумахер выглядел гораздо увереннее и впервые в сезоне опередил молодого напарника в квалификации. В Монако команда вернулась к короткобазным шасси, однако Шумахер и тут был чуть быстрее Росберга, хотя и уступил в квалификации несколько сотых - причем, из-за самого Нико, испортившего лучшую попытку Михаэлю.

В Турции тенденция сохранилась - Шумахер вновь опередил Росберга в квалификации. А если учесть, что и по умению стартовать, и по скорости заезда-выезда с пит-лейн семикратный чемпион - лучший гонщик этого сезона, то картина для Росберга становится совсем безрадостной.


Но после того как Шумахер вновь заставил говорить о себе, мнение его напарника о продуктивности сотрудничества, похоже, изменилось.

На отношениях между гонщиками это пока явным образом не отразилось - в конце концов, у Росберга было время морально подготовиться к тому, что его ждет, после объявления о контракте с Шумахером. Но если на первых гонках сезона Росберг говорил, что "я пока впереди Михаэля, но не знаю, сколько это еще будет продолжаться", то по его последним высказываниям создается впечатление, что продолжалось это совсем не так долго, как он рассчитывал.

После Гран-при Турции Росберг подчеркнул, что в гонке был "немного быстрее" Михаэля, но, конечно, не настолько, чтобы обогнать. Трудно сказать, искренен он был или нет, но Нико наверняка отлично понимал, что самому Шумахеру особенно торопиться было некуда - пилотам McLaren и Red Bull они проигрывали около секунды на каждом круге, а все остальные гонщики были за его спиной.

Очевидно, что Нико начинает нервничать из-за того, что оказывается в тени легендарного соотечественника. Причем, по мнению большинства специалистов, в дальнейшем ситуация будет только усугубляться - как из-за возвращающейся формы Шумахера, так и из-за работы на него всей команды.


Оказавшись за спиной Михаэля, Росберг начал нервничать. И не случайно - когда бывшего партнера Шумахера по Ferrari Рубенса Баррикелло спросили, что бы он посоветовал Нику Росбергу перед этим сезоном, тот полушутя ответил: "Беги оттуда!"

Отчасти в этом есть доля вины и самого Росберга - несмотря на неплохие результаты, в гонках Нико практически незаметен. Молодой немец - единственный пилот в топ-командах (и один из немногих во всем пелотоне), который в первых семи Гран-при не произвел ни одного (!) обгона. Тот же Шумахер только в первых четырех, неудачных для него гонках опережал соперников в борьбе непосредственно на трассе 11 раз и еще несколько раз отметился красивыми дуэлями в роли обороняющейся стороны.

В общем-то, Росберг и до перехода в Mercedes был примерно таким же - очень быстрым, но не очень ярким гонщиком. Но на фоне Шумахера, который всегда умел бороться на трассе и принимать нестандартные решения, это стало особенно очевидным. Потому даже мировая пресса уже мало интересуется молодым Нико - следить за Михаэлем попросту интереснее. По сути, одним обгоном Алонсо на последнем круге в Монако Шумахер завоевал себе больше поклонников, чем Росберг двумя своими подиумами.

Конечно, руководство Mercedes уверяет, что у их гонщиков равный статус, но вряд ли эти заявления могут кого-то ввести в заблуждение. И дело тут не только в том, что и глава Mercedes GP Росс Браун, и руководитель Mercedes Motorsport Норберт Хауг давние друзья Шумахера. На самом деле ни одна команда не смогла бы равнодушно относиться к гонщику, который знаменит не меньше, чем сама Формула-1.