Команды и команды

Изменятся ли правила проведения чемпионатов Формулы-1

Держатель коммерческих прав Формулы-1 Берни Экклстоун после Гран-при Германии неожиданно выступил против запрета на применение командной тактики, который действует в чемпионате мира с 2002 года. Подобные заявления уже не раз делали специалисты, руководители команд и сами гонщики, но Экклстоун, который считается фактическим хозяином Формулы-1, впервые высказался по этому вопросу так жестко и определенно.

Тема командной тактики получила широкое обсуждение среди специалистов Формулы-1 после гонки в Германии, в ходе которой пилот Ferrari Фелипе Масса по приказу из боксов пропустил своего напарника Фернандо Алонсо на первое место, чтобы помочь тому в борьбе за титул. Однако подобные действия запрещены пунктом 39.1 спортивного регламента чемпионата, и Скудерия была оштрафована на 100 тысяч долларов.

Кроме того, вопрос о поведении команды Ferrari будет вынесен на рассмотрение на ближайшем Всемирном совете FIA по автоспорту. И теперь, после заявления Экклстоуна, он вполне может трансформироваться в вопрос об отмене пункта 39.1.


В Германии Фернандо Алонсо одержал вторую победу в сезоне, увеличив свои шансы на титул. Но последствия этой победы могут быть куда более серьезными.

Сформулирован этот пункт предельно кратко: "Командные приказы, влияющие на результаты гонки, запрещены". При этом что именно считать "командным приказом" (team order) и в какой степени он повлиял на результат, судьям приходится решать в каждом конкретном случае.

К примеру, на Гран-при Германии Масса не получал прямого приказа о пропуске Алонсо. Ему было сказано дословно так: "Фернандо быстрее тебя. Подтверди, что ты понял суть этой информации". Почти сразу после этого Фелипе поднял ногу с педали газа на прямой, и его напарник вышел вперед.

Формально все выглядело так, будто Масса сам решил отдать свою позицию Алонсо. Этой же версии поначалу придерживались и представители команды, в первую очередь ее руководитель Стефано Доменикали. Однако то, что слова, которые услышал Фелипе, были не чем иным, как приказом, казалось достаточно очевидным.

Сутки спустя это уже открыто признал руководитель компании Ferrari Лука ди Монтеземоло. Итальянец отметил, что не видит смысла спорить, и добавил: "В любом случае, такое происходило еще во времена Тацио Нуволари. Я сам с этим сталкивался, когда был спортивным директором команды, во времена Лауды, и не только. Так что хватит лицемерить. Не сомневаюсь, что многие хотели бы увидеть, как наши пилоты выносят друг друга с трассы, но мы и наши болельщики этого не хотим".

История команд

Стоит заметить, что пункт 39.1 в спортивном регламенте Формулы-1 появился как раз "благодаря" Ferrari. Это произошло после Гран-при Австрии 2002 года. В том сезоне пилоты Скудерии Михаэль Шумахер и Рубенс Баррикелло имели явное преимущество над конкурентами, и Шумахер лидировал в чемпионате мира с большим отрывом.

Тем не менее, руководитель команды Жан Тодт настоял на том, чтобы Баррикелло уступил первую позицию Шумахеру "в интересах чемпионата". Рубенс долго отказывался это сделать и пропустил напарника только на финишной прямой. Это резко не понравилось болельщикам, собравшимся на стадионе, и подиум гонки был встречен оглушительным свистом.

Именно поведение болельщиков, а также последующая реакция прессы заставили спортивных чиновников включить в правила пункт о запрете командной тактики. Однако нельзя сказать, чтобы Гран-при Австрии стал первым подобным случаем. Многие специалисты не раз заявляли, что командная тактика существовала всегда. По сути, она существенно старше самой Формулы-1.


Луиджи Фаджиоли входил в число самых талантливых пилотов своего времени, но не раз становился жертвой командных приказов. В тридцатых годах именно по этой причине он сначала покинул знаменитые "Серебряные стрелы" Mercedes, а затем, в 1951 году, ушел из Формулы-1.

Монтеземоло не случайно вспомнил о Тацио Нуволари - легенде итальянского автоспорта, одном из самых известных гонщиков довоенной поры. Нуволари был лидером команды Alfa Romeo, за которую сначала выступал и которую позднее возглавил Энцо Феррари. Напарниками Тацио были многие известнейшие гонщики, но никто из них не имел права опережать Нуволари без разрешения команды.

Аналогичным образом обстояли дела и в знаменитых немецких "Серебряных стрелах" Mercedes. Там главными звездами считались Рудольф Караччиола и Манфред фон Браухич. И если Карачиолла действительно был одним из лучших пилотов того времени, то фон Браухич имел преимущество лишь благодаря своему высокому арийскому происхождению. Опережать его более быстрым, но менее родовитым напарникам, таким как Херманн Ланг или Луиджи Фаджиоли, не разрешалось.

Борьба по правилам и без
Командная тактика далеко не всегда проявляется в командных приказах и заранее утвержденной иерархии пилотов. Нередко руководство конюшни отдает предпочтение одному из пилотов негласно и оказывает ему большую поддержку, чем его напарнику.

Классическим примером такого отношения к своим гонщикам может служить команда McLaren. В восьмидесятые годы ее главной "звездой" был Айртон Сенна, в девяностые - Мика Хаккинен, а сейчас - Льюис Хэмильтон. Формально команда придерживается равного статуса пилотов, но на практике это далеко не так.

К примеру, в 1988 и 1989 году в команде выступали Айртон Сенна и Ален Прост. Эти сезоны нередко приводят в качестве примера "честной" борьбы между напарниками, однако насколько такое определение справедливо, можно понять из слов самого Проста о борьбе за титул 1989 года.

"Я боролся за титул чемпиона, а им было на это плевать! - сказал он. - Монца стала вершиной пережитого мною ужаса. Вся команда занималась только Айртоном. В моей половине боксов были лишь два механика и мой гоночный инженер, да изредка заглядывал кто-нибудь из Honda. Это было невероятно до такой степени, что даже Айртон, с которым мы тогда не разговаривали, сказал мне потом, что все происходящее было возмутительным".

С появлением в 1950 году Формулы-1 ситуация ничуть не изменилась. Тот же Фаджиоли на Гран-при Франции 1951 года вынужден был по ходу дистанции уступить свою машину лидеру Alfa Romeo Хуану-Мануэлю Фанхио, так как болид аргентинца сломался. В Ferrari с таким же отношением к себе приходилось мириться Хосе-Фройлану Гонзалесу, который не раз отдавал свою машину Альберто Аскари.

В шестидесятых годах менять пилотов по ходу гонок уже не разрешалось, но командная тактика из Формулы-1 никуда не делась. Хрестоматийным стал случай на Гран-при Мексики 1964 года, в котором решалась судьба чемпионского титула. Главным претендентом считался Грэм Хилл, выступавший на автомобиле BRM за команду Owen Racing. Однако на 31-м круге в него врезался Лоренцо Бандини из команды Ferrari. А перед самым финишем итальянец пропустил вперед своего напарника, Джона Сертиза, обеспечив ему тем самым титул чемпиона. По легенде, на новый год Хилл отправил Бандини в качестве подарка самоучитель по вождению автомобиля...

В 1967 году Хилл на титул не претендовал, однако, выступая за Lotus с Кларком, он вновь стал участником внутрикомандного распределения мест на финише. Накануне Гран-при США гонщики подбросили монетку, чтобы определить, кто из них имеет право выиграть гонку. Удача улыбнулась Хиллу, и он лидировал по ходу дистанции, но из-за неполадок в коробке передач замедлился, и Кларк его все же опередил.

В семидесятые и восьмидесятые годы подобных случаев также было немало. К примеру, титулом чемпиона 1979 года гонщик Ferrari Джоди Шектер во многом был обязан своему напарнику Жилю Вильневу, который ни разу не навязал ему борьбу, хотя зачастую был быстрее.

Кстати, гибель Вильнева в 1982 году тоже напрямую связана с нарушением "командной иерархии" в Скудерии. На Гран-при Сан-Марино его партнер Дидье Пирони отказался выполнять приказ из боксов и обогнал канадца. Именно тогда началась знаменитая "война" между двумя бывшими друзьями, которая завершилась смертельной аварией Вильнева в квалификации Гран-при Бельгии.

В конце восьмидесятых и в девяностых годах былая атмосфера открытости ушла из Формулы-1, пилоты все чаще говорили то, что предписывалось контрактом, а не то, что думали, и про командную тактику высказывались все реже. И единственным человеком, в чьем командном статусе практически не было сомнений, оказался Михаэль Шумахер, ставший непререкаемым "номером 1" и для Benetton в середине девяностых, и позже для Ferrari.

Однако после злополучного инцидента с Шумахером и Баррикелло в Австрии 2002 года выяснилось, что многим гонщикам есть что сказать. Даже бывший непримиримый соперник Михаэля, Дэймон Хилл, заявил, что, выступая за Williams в 1993 году вместе с Аленом Простом, имел статус второго номера. "Я чувствовал себя как собачка на поводке, - сказал позже Дэймон. - Многие говорили, что Прост выступает не в полную силу, но может быть он был так спокоен еще и потому, что знал, что я не имею права его обгонять".


Первые две победы в Формуле-1 Мика Хаккинен одержал благодаря командной тактике - оба раза по приказу из боксов его пропускал вперед Дэвид Култхард. В результате Хаккинен стал двукратным чемпионом мира, а Култхард ушел из Формулы-1, так и не выиграв титул.

Опередить Проста в том году Хиллу все же удалось, но только после того, как, победив семь раз в 10 гонках, Прост гарантировал себе титул чемпиона мира. Сразу после этого Дэймон Хилл одержал три победы подряд.

Дэвид Култхард вспоминал, как в 1997 году в Хересе, выступая в McLaren, он по приказу из боксов был вынужден отдать победу своему напарнику Мике Хаккинену. Через полгода, на первой гонке 1998 года в Австралии, ситуация повторилась. В итоге Хаккинен захватил лидерство в чемпионате и выиграл его.

Да и в той же команде Ferrari случай в Австрии-2002 был далеко не первым за время выступлений в ней Шумахера. Его первый напарник, Эдди Ирвайн, неоднократно помогал ему на трассе, притормаживая соперников.

В 1999 году, когда Шумахер сломал ногу и выбыл из строя на несколько месяцев, на Гран-при Германии заменявший его финн Мика Сало отдал совершенно заслуженную победу уже самому Ирвайну. Через несколько месяцев, на Гран-при Малайзии, вернувшийся в гонки Шумахер не просто отдал, а от начала и до конца создал победу своему напарнику, умело притормаживая Хаккинена на протяжении всей дистанции. После финиша Ирвайн в шутку назвал Михаэля "лучшим вторым номером в истории".

Австрийский прецедент

Так почему же командная тактика оказалась под запретом только в 2002 году? Ведь годом раньше в той же Австрии тот же Баррикелло пропустил того же Шумахера, только на вторую позицию, и никто по этому поводу не возмущался.

Причин несколько: первая, конечно, заключается в том, что Баррикелло отдал победу, а не второе место. При этом к моменту проведения Гран-при Шумахер имел уже достаточно весомый задел в очках над конкурентами, и большой необходимости увеличивать отрыв у него не было.

Но самой важной была другая причина. И заключается она в том, что выполнять приказ Баррикелло совершенно не хотел. Как позже выяснилось, Жан Тодт уговаривал его пропустить Шумахера едва ли не треть дистанции. Зрители на трибунах этого, конечно, не знали, но то, как демонстративно Рубенс убрал ногу с педали газа на финишной прямой, не осталось незамеченным.


Подиум Гран-при Австрии 2002 года надолго запомнился всем поклонникам Формулы-1 растерянностью Шумахера и слезами Баррикелло.

К слову, команда Ferrari в итоге не избежала наказания, но вовсе не за приказ из боксов. На подиуме после гонки Михаэль Шумахер сошел с первой ступеньки пьедестала, буквально силой заставив подняться туда Баррикелло. После этого Михаэль еще и отдал напарнику кубок победителя. В результате команда была оштрафована на 1 миллион долларов "за нарушение процедуры награждения".

Безусловно, решение о запрете командной тактики было во много ситуативным и эмоциональным. Международная автофедерация просто не могла оставить без внимания такую бурную реакцию со стороны зрителей и прессы и должна была как-то отреагировать. Однако проблема состоит в том, что с появлением в правилах пункта 39.1 командная тактика в Формуле-1 вовсе не исчезла. Она лишь изменила свою форму - если раньше некоторые команды не стеснялись отдавать приказы о смене позиций своих пилотов по радио, то теперь они стали более изобретательными.

Каждый выбирает для себя
Гонка в Австрии 2002 года имела последствия не только для регламента чемпионата. Во второй половине сезона Михаэль Шумахер, пытаясь загладить свою вину, фактически подарил Баррикелло четыре победы на этапах чемпионата. Апогеем стала гонка в Индианаполисе, где Шумахер перед самым финишем притормозил, дождался партнера и финишировал с ним бок о бок, с отставанием в 0,011 секунды.

Тем не менее, Баррикелло вспоминает об "отобранной" у него победе в Австрии до сих пор. Однако многие специалисты уже тогда отмечали, что свой выбор Рубенс сделал сам, еще когда подписывал контракт с Ferrari. И если даже он плохо представлял ситуацию в команде, то уж на Гран-при Австрии она была обозначена предельно ясно.

В конце концов, бразилец мог просто не пустить вперед Шумахера и выиграть гонку. Конечно, вероятнее всего, после этого команда не продлила бы с ним контракт, но если Рубенса действительно не устраивала роль второго пилота, то продолжать отношения со Скудерией для него было в любом случае бессмысленно.

Однако Баррикелло пропустил Шумахера, а потом продлил контракт и выступал в Ferrari еще три года... А в 2009 году вновь обвинил свою команду - на этот раз Brawn - в ущемлении его интересов в пользу Баттона. Правда, потом от своих слов отказался.

В ход пошли самые разнообразные хитрости - пилотов "неожиданно" зазывали в боксы, им вдруг приходилось "экономить топливо", возникали разнообразные неполадки с машиной. Некоторые при смене позиций имитировали борьбу на трассе (которая неизбежно заканчивалась тем, что вперед выходил "нужный" пилот), другие придумывали условные фразы, после которых необходимо было пропустить партнера...

Подозрений по поводу применения командной тактики за эти годы было немало, но поймать за руку, по сути, никого так и не удалось. Исключением стал знаменитый "крашгейт", разгоревшийся в конце 2009 года. Тогда уволенный из Renault F1 Нельсиньо Пике рассказал, что в 2008 году во время Гран-при Сингапура руководитель команды Флавио Бриаторе попросил его устроить преднамеренную аварию, чтобы помочь лидеру команды Фернандо Алонсо. В результате Пике врезался в стену, а Алонсо выиграл гонку, во многом благодаря вовремя выехавшей машине безопасности.

По итогам проведенного FIA расследования, Бриаторе был пожизненно отстранен от участия в автоспорте, а главный инженер команды Пэт Симондс получил дисквалификацию на пять лет. Однако судили их вовсе не за "командную тактику", а за "нанесение ущерба автоспорту"...

В сезоне 2010 года скандалы по поводу отношений между командами и их пилотами вспыхивали неоднократно. Однако апогеем стала именно гонка в Германии. Причина вновь кроется в излишней демонстративности действий пилотов Скудерии - выведи они Алонсо на первое место поэлегантнее, наказания им бы вполне удалось избежать. Однако суть их действий от этого бы никак не изменилась.

Выходит, что борьба с командной тактикой оказалась бесполезной. Вместо того чтобы исчезнуть, приказы из боксов мимикрировали, стали хитрее, изощреннее и... лживее. В итоге, вместо одной беды зрители и организаторы получили две - к командной тактике добавилось еще и лицемерие. Это отметил в своей колонке на Telegraph даже Дэвид Култхард.

"Просто выслушайте меня, - пишет шотландец. - Я знаю, что то, что мы видели в Хоккенхайме, когда Фелипе Массе приказали пропустить Фернандо Алонсо, было неприятно для многих болельщиков. Но проснитесь! Командная тактика всегда была в Формуле-1 и всегда будет.

Разве из-за того, что команда Ferrari нарушила правила очень неуклюже, ее действия стали хуже? Я не верил своим ушам, слушая все эти лицемерные заявления последних дней. Командная тактика исчезнет только в одном случае - если команды будут выставлять один болид. Но пока их два, это неосуществимо".

В то же время во многих видах спорта, схожих с Формулой-1, командная тактика не только разрешена, но и считается нормой. Речь не только о других видах автогонок, хотя практически ни в одном из них нет запрета на приказы команд. Более ярким примером считается велоспорт, где у каждой команды есть несколько гонщиков и все они работают на единственного лидера, который и выигрывает этапы.

На ближайшем Всемирном совете FIA по автоспорту, вероятнее всего, будет решаться вопрос о том, вернется ли в число этих видов спорта Формула-1. Многие специалисты, гонщики, руководители команд высказались за отмену пункта 39.1. Другие считают, что его нужно как-то изменить (хотя пока никто не смог придумать, как).

Ирония ситуации состоит еще и в том, что сейчас FIA возглавляет Жан Тодт - тот самый, что уговаривал Баррикелло пропустить Шумахера в 2002 году. И его мнение о командной тактике всегда было достаточно однозначным - интересы команды превыше всего. Тодт, разумеется, будет участвовать в заседании совета - как и Экклстоун.

Какое будет принято решение, конечно, пока неизвестно. Но чем бы ни закончилось заседание совета, одно мы можем сказать точно уже сейчас - свою битву против командной тактики Формула-1 проиграла.