Русское кольцо

Дождется ли Россия национального этапа Формулы-1?

В последнее время новости автоспорта радуют российских поклонников шоссейно-кольцевых автогонок с завидной регулярностью. Взять гонщиков - Даниил Квят вошел в программу поддержки молодых пилотов Red Bull, Михаил Алешин занял третье место в чемпионате Формулы-2, и лидирует в Формуле Рено 3.5, а Виталий Петров и вовсе сумел попасть в Формулу-1.

Одна за другой стали появляться и российские гоночные трассы - за последние пару месяцев к открытому еще в конце 2007 года "Красному кольцу" в Красноярске добавились автодромы в Нижнем Новгороде и Смоленске, на подходе трасса "Каньон" в Казани, возобновлено строительство автодрома Moscow Raceway на 77 километре Новорижского шоссе...

Казалось бы, все прекрасно. Но если говорить о главном вопросе, волнующем отечественных поклонников автогонок - когда Формула-1 приедет в нашу страну, - то ответ на него остается прежним: Гран-при России в календаре чемпионата мира в обозримом будущем не появится. Почему - попробуем прояснить.

За забором

История взаимоотношений нашей страны и Формулы-1 началась в 1982 году. Предшествовало этому, казалось бы, никак не связанное с Россией событие - в результате конфликта, разгоревшегося между Международной автоспортивной федерацией (FISA) и Ассоциацией конструкторов Формулы-1 (FOCA) в начале сезона, владелец команды Brabham Берни Экклстоун вошел в правление FISA.

Именно ему пришла в голову идея пробить "железный занавес", и провести первый в истории автоспорта Гран-при СССР - после заслужившей очень хорошие отзывы Олимпиады-80 в Москве это решение казалось совершенно логичным. Для гонки не нужно было даже строить автодром - Берни лично ездил в советскую столицу, и обсуждал с высокопоставленными чиновниками прокладку трассы прямо по улицам Москвы, на Ленинских (ныне Воробьевых) горах.

Казалось, что ситуация для проведения этапа чемпионата мира в Советском Союзе практически идеальна - идея была с воодушевлением встречена генсеком Леонидом Брежневым, который был большим поклонником автоспорта и автомобилей. К тому же, большую поддержку проекту оказал Леонид Афанасьев - ректор МАДИ, председатель Федерации автомобильного спорта СССР, который тогда занимал еще и пост вице-президента FISA.


Трасса на Ленинских горах была выбрана не столько из-за красот смотровой площадки перед МГУ, сколько из-за близости ставшего знаменитым в 1980-м году стадиона Лужники. В результате, конфигурация трассы была достаточно оригинальной - машины Формулы-1 должны были дважды на каждом круге пересекать Москву-реку.

Первый Гран-при СССР был даже анонсирован в предварительном календаре Формулы-1 на 1983 год, однако ситуация неожиданно переменилась. Пятого июля 1982 года умер Афанасьев, а 10 ноября - Брежнев. Пришедший ему на смену Юрий Андропов, до этого возглавлявший КГБ, к "империалистическим" гонкам относился негативно. В итоге, от планов проведения советского этапа Формулы-1 пришлось отказаться.

Правда, идею устроить гонку за "железным занавесом" Экклстоун реализовал всего через несколько лет, включив в календарь чемпионата мира этап в Венгрии. Однако к Гран-при СССР он тоже не охладел. После прихода к власти Михаила Горбачева и начала перестройки ситуация, казалось, вновь начала меняться к лучшему - границы становились более прозрачными, страна стремительно поворачивалась к цивилизованному миру лицом.

И мир в долгу не остался. В 1987 году люксембургская фирма Dorna Management, близкая к Экклстоуну, решила построить на Тушинском аэродроме трассу для гонок. Компания даже готова была вложить в строительство 80 миллионов долларов. Был разработан проект автодрома, однако от этих планов пришлось отказаться - сказалась нестабильная экономическая и политическая ситуация в стране.

В 1991 году СССР не стало, а спустя всего несколько месяцев, в начале 1992 года, в России начались трансляции гонок Формулы-1. Жители страны впервые своими глазами увидел гонки "королевы автоспорта", и число ее поклонников начало стремительно расти. Вскоре один за другим появились и отечественные проекты трасс для чемпионата мира.


Берни Экклстоун в начале восьмидесятых еще не приобрел свой нынешний статус "хозяина большого цирка". Но именно тогда он начал свой путь к коммерциализации Формулы-1. Его неподдельный интерес к проведению гонки в социалистических странах мог привести к появлению Гран-при СССР, но все сложилось иначе...

В 1993 году стало известно об амбициозных планах создания трассы Формулы-1 в Калининграде. Инициатором строительства выступила компания IABC из Лихтейнштейна, причем идея встретила всестороннюю поддержку у местных властей. Будущая трасса, спроектированная канадским институтом CS Energo, из-за характерного дизайна получила название "Российская корона".

Масштабы проекта впечатляли - на территории автодрома площадью 230 гектаров планировалось построить трибуны на 300 тысяч человек (для справки - ни одна гонка Формулы-1 ни тогда, ни сейчас не собирали такого количества зрителей), гостиницу на 269 номеров, международный ярмарочно-выставочный комплекс, парк аттракционов и так далее.

По расчетам организаторов, в календарь Формулы-1 этап в Калининграде должен был попасть не позднее 1998 года. Впрочем, всем этим грандиозным планам сбыться было не суждено - проект зачах в 1994 году, на стадии поиска инвесторов.

Примерно в то же время родился другой проект - российская компания "Карринг-Инвест" получила участок земли в под Ярославлем для строительства автодрома Формулы-1. Участок даже успели обнести забором, но на этом строительство кончилось. Вскоре компания "Карринг-Инвест" была объявлена банкротом.

В дальнейшем подобные "прожекты" стали появляться с завидной регулярностью. Новые трассы "начинали строить" в России по несколько раз в год! Некоторые проекты выглядели довольно перспективно - к примеру, в 1995-96 годах небезызвестное АО "ЛогоВАЗ" грозилось взять кредит на 80 миллионов долларов под сооружение трассы. Сначала автодром планировалось построить в деревне Новый Быт, что недалеко от подмосковного Чехова, а затем - в московском Крылатском. Но, как и многие другие проекта "ЛогоВАЗа", эта инициатива закончилась ничем.

В 1998 году о "строительстве трассы Формулы-1" объявила Тула. Причем проект получил поддержку как губернатора тульской области Василия Стародубцева, так и мэра Тулы Сергея Казакова (что характерно - оба были членами КПРФ). И вновь планы были грандиозными - техническую базу проекта подготовила швейцарская фирма Studio D'Architettura e Design во главе с Фабио Кривели. Консультантом должна была стать команда McLaren, а "свадебным генералом" выступил английский принц Майкл Кентский, внучатый племянник российского императора Николая Второго.

Под проект был выделен участок размером около 200 гектаров, зарегистрировали ЗАО "Русское Кольцо". Главным козырем туляков стал инвестор, который якобы собирался вложить в строительство автодрома, по разным данным, от 110 до 130 миллионов долларов (правда, стоимость проекта оценивалась в 200 миллионов). Благодетель, со странной для ливанца фамилией фон Хайдебранд унд дер Лаза, был продемонстрирован публике, однако его денег никто не увидел.

Но самое интересное началось в самом конце девяностых. С разницей всего в несколько месяцев в стране появились три проекта, в дальнейшем получивших серьезную поддержку на разных уровнях власти. Сначала были обнародованы планы строительства трассы "Пулковское кольцо" под Санкт-Петербургом, чуть позже родилась идея создать автодром в Молжаниново, неподалеку от поселка Новоподрезково и аэропорта Шереметьево, а спустя еще пару месяцев появился проект автодрома в Нагатинской пойме, почти в центре Москвы.

Нацпроекты

Проект "Пулковское кольцо" родился 5 января 1999 года - именно тогда появилось распоряжение губернатора Санкт-Петербурга Владимира Яковлева о создании автодрома неподалеку от аэропорта "Пулково". Правда, в первые месяцы его существования ничего не происходило, но ситуация изменилась в 2001 году, когда петербургские проекты неожиданно вошли в моду.

Трасса в Пулково получила мощное лобби во власти: ее активно поддерживал президент российской Федерации автомобильного спорта и туризма (ФАСТ) Игорь Ермилин, и курировала Валентина Матвиенко, на тот момент вице-премьер правительства России. Проект даже получил одобрение Владимира Путина, который написал "Желаю успеха" на проекте автодрома. Благодаря этому начинание питерских властей расценивалось чуть ли не как национальный проект.


Проект строительства автодрома в Молжаниново выглядел довольно перспективно, учитывая значительные территории и хороший рельеф местности. Но правительство Москвы тратить на него деньги не собиралось, а частным инвесторам было выгоднее застроить участок домами.

Но на этот же статус претендовали и два московских проекта, которые долгое время существовали параллельно. Причем, одна часть правительства города поддерживала строительство трассы в Нагатинской пойме, а другая - автодром в Молжаниново, и эти группы жестко конкурировали друг с другом.

Молжаниново могло похвастаться значительно большими территориями, близостью к аэропорту, поддержкой Шамиля Тарпищева (в то время - советника мэра Москвы по спорту), а также тем, что проектировать трассу был приглашен сам Герман Тильке, главный архитектор трасс Формулы-1.

На стороне нагатинского проекта были близость к центру города, относительная освоенность территорий, а также то, что к участию в проекте был приглашен глава хорошо известной в мировом автоспорте компании TWR Том Уокиншоу, владевший в то время командой Формулы-1 Arrows. Курировал все эти планы глава Комитета по туризму в правительстве Москвы и вице-президент Российской автомобильной федерации (РАФ) Григорий Антюфеев.

В итоге, именно нагатинскому проекту отдал свое предпочтение мэр Москвы Юрий Лужков. Ключевую роль, впрочем, сыграл вовсе не сам автодром: помимо трассы Формулы-1, на очень небольшой территории Нагатинской поймы должны были разместиться яхт-клуб, несколько казино, развлекательные центры, отели, рестораны и другие не имеющие никакого отношения к спорту сооружения.


Проект трассы в Нагатинской пойме менялся неоднократно, но каждый раз он оказывался лишь придатком развлекательного комплекса, ключевыми объектами которого выступали казино.

Общая стоимость проекта оценивалась в миллиард долларов, при том, что непосредственно на трассу планировалось потратить только 100 миллионов. В то же время, правительство Москвы не планировало финансировать эту стройку: все деньги должны были предоставить некие инвесторы на условиях тендера.

Место под солнцем
Противостояние между тремя проектами трасс Формулы-1, пулковского и двух московских, зачастую носило поистине детективный характер. Группы чиновников, стоящие за ними, недолюбливали друг друга, и зачастую в прессу попадали весьма резкие заявления того или иного заинтересованного лица.

В конце 2001 года "молжаниновская" группа распространила сравнительный анализ своего и нагатинского проектов, подготовленный самим Германом Тильке. В нем знаменитый архитектор признал территорию Нагатинской поймы "практически непригодной" для строительства трассы Формулы-1. Ирония, впрочем, заключалась в том, что всего через год Тильке стал соавтором очередного нагатинского проекта.

Апогея конкуренция между проектами достигла в 2003 году, когда было совершено покушение на одного из главных идеологов проекта в Нагатино, вице-премьера правительства Москвы по внешним связям Иосифа Орджоникидзе. Некоторые СМИ посчитали, что дело именно в "междутрассовой" конкуренции, хотя никаких доказательств тому, конечно, не было.

В какой-то момент показалось, что московские власти вот-вот перейдут от слов к делу - во второй половине 2002 года Берни Экклстоун приехал в Москву для подписания соглашения о проведении гонки Формулы-1 в Москве уже в 2003 году. После переговоров была намечена совместная пресс-конференция, на которой стороны должны были объявить о договоренностях...

Но пресс-конференция не состоялась - официально было сообщено, что подписание контракта перенесено на месяц. Через месяц ситуация не изменилась: Берни от общения с журналистами уклонился, а Юрий Лужков чуть позже обиженно заявил, что "Экклстоун хочет забрать себе все доходы от гонки, а нам достанется лишь шум моторов".

Впрочем, Юрий Лужков настаивал, что трасса в Нагатинской пойме все равно будет построена, а в конце 2003 года, приехав на первые показательные выступления машин Формулы-1 на Воробьевых горах, публично пообещал "привести в Москву гонки типа Формулы-1".

Проблема, однако, возникла ровно на той же стадии, что и в большинстве предыдущих случаев - инвестор для реализации грандиозных планов московского правительства так и не нашелся. Строить трассу в таком месте само по себе было спорным решением, а без одобрения Экклстоуна ввязываться в этот проект и подавно никто не собирался. Вскоре участок был отдан под застройку бизнес-центров...

После смерти нагатинского проекта воспряли духом его конкуренты. Их судьба, правда, в итоге оказалась идентичной - инвесторы под строительство автодрома в Молжаниново так и не нашлись, и в результате территория была отдана под жилую застройку. Зачах и пулковский проект. Правда, время от времени его реанимировали то власти Санкт-Петербурга, то даже сам Экклстоун, - но каждый раз оказывалось, что за инициативой стояли политические причины, и в действительности никакой работы не велось.

Тiльке там, де нас нема

Между тем, крах сразу трех масштабных проектов, ни один из которых не перешел от бумажной стадии к строительной, вовсе не остановил поток грандиозных планов о "строительстве трассы Формулы-1" на территории России. С завидной регулярностью рождались новые "прожекты" в Подмосковье, в Санкт-Петербурге, в Сочи...

Реакцию они, правда, уже вызывали совсем другую. Даже отечественные специалисты относились к многочисленным проектам скептически. На Западе же Россию и вовсе перестали воспринимать всерьез: говорят, что Берни Экклстоун, когда ему сообщали об очередной "трассе Формулы-1" в России, начинал смеяться...

Тем не менее, за последние годы процесс, казалось, все же сдвинулся с мертвой точки. "Красное кольцо" в Красноярске существует уже несколько лет, трассы в Смоленске и Нижнем Новгороде, хоть и открыты совсем недавно, успели принять какие-то соревнования, и в их осязаемости сомневаться не приходится. Совсем не за горами открытие "Каньона" в Казани, ведутся работы в волоколамском районе Подмосковье, на трассе Moscow Raceway.


Трасса "Красное кольцо" в Красноярске. Длина главного кольца – 2160 метров. Ширина трассы от 12 до 16 метров. Вариантов конфигураций - три. Направление движения – против часовой стрелки. Дата сдачи - август 2007 года.

На первый взгляд, до Формулы-1 остался всего лишь шаг - подписать контракт, благо свой интерес к России Экклстоун по-прежнему демонстрирует. Однако на практике дела обстоят иначе. И ни один из этих автодромов, скорее всего, никогда не сможет принять Гран-при Формулы-1.

Главная причина заключается в том, что этап Формулы-1 может пройти далеко не на любой трассе. У "королевы автоспорта" есть очень жесткие требования, отступление от которых возможно только в исключительных случаях, таких как Гран-при Монако. И по этим меркам российские автодромы для проведения гонок чемпионата мира не годятся.

Действительно, если исключить Монте-Карло, то самые короткие трассы Формулы-1 сейчас - это бразильский Интерлагос, венгерский Хунгароринг и канадский автодром имени Жиля Вильнева. Их протяженность колеблется в пределах 4300-4400 метров. Чтобы набрать необходимую для Гран-при дистанцию, гонщикам приходится проезжать на них по 70 кругов (в Бразилии - 71).

В принципе, и этого для Формулы-1 слишком мало. Все новые автодромы, построенные Германом Тильке, имеют протяженность не менее пяти километров. Для перечисленных трасс делается исключение, в первую очередь, по маркетинговым причинам - присутствовать в Восточной Европе, Южной и Северной Америке для чемпионата мира принципиально важно.


Трасса "Нижегородское кольцо" в 22 километрах от Нижнего Новгорода. Архитекторы - Михаил Горбачев и Андрей Китов. Длина главного кольца - 3222 метра. Ширина - от 12 до 16 метров. Вариантов конфигурации - три. Направление движения – по часовой стрелке. Дата сдачи - июль 2010 года.

Если же мы возьмем отечественные проекты, то ни один из них не может похвастать достаточными размерами. Так, казанский "Каньон" растянется всего на 3450 метров, в Смоленске трасса имеет протяженность 3357 метров, в Нижнем Новгороде, в самой длинной конфигурации, - 3222 метра. Трек в Красноярске в длину и вовсе едва превышает два километра. Самой большой, после завершения строительства, окажется трасса Moscow Raceway - ее расчетная длина 4070 метров. Но и этого для Формулы-1 явно недостаточно.

Сергей Петриков, владелец "Смоленского кольца":
"Проблема многочисленных столичных проектов автодромов была в том, что они все время пытались построить трассу Формулы-1. А на самом деле делать это было не нужно - такое строительство в разы затратнее, чем трасса уровнем пониже, и при этом организовать его очень сложно - у нас в стране ведь нет соответствующего опыта.

Трасса Формулы-1 будет стоить 300 миллионов долларов, а участок земли под нее нужен не меньше 250 гектар. А вот мы, при строительстве "Смоленского кольца", обошлись гораздо меньшей площадкой и всего 25-ю миллионами долларов."

Впрочем, не только в размерах дело. Как резонно заметил директор автодрома "Смоленское кольцо" Олег Петриков, если Экклстоуну очень нужно будет провести Гран-при России, то он может сделать нашему этапу такое же исключение, какое делается для трассы в Монте-Карло, длина которой - всего 3340 метров (правда, не стоит забывать, что Гран-при Монако - это исторический и в большой степени "выставочный" этап, куда возят спонсоров, и где заключаются многие контракты).

Но современная трасса Формулы-1 - это не просто асфальтовое кольцо, а также зоны вылета и боксы. Это сложнейший автогоночный комплекс, в который входят полная электрификация, прокладка информационных сетей для телевидения и компьютеров, создание систем оповещения, строительство специальных зданий и сооружений для контроля за ходом гонки. Более того - правила FIA регулируют близость трассы к аэропорту, количество гостиниц вокруг нее, подъездные дороги, трибуны для зрителей и многое другое, вплоть до количества туалетов!

"В действительности асфальтовое полотно трассы - это всего лишь одна десятая от стоимости всей инфраструктуры автодрома, - пояснил ответственный секретарь Российской автофедерации (РАФ) Сергей Ушаков. - Большинство тех, кто строит планы по созданию автодромов в России, этого не понимают. Они думают, что там за проблема - трассу проложить..."


Трасса "Каньон" в 19 километрах от Казани. Архитектор - Герман Тильке. Длина главного кольца - 3450 метров. Ширина - от 9 до 12 метров. Вариант конфигурации - один. Направление движения – против часовой стрелки. Планируемая дата сдачи - конец 2010 года.

Конечно, если не претендовать на проведение Гран-при России, то задачи резко упрощаются. Именно по такому пути пошли, например, в Смоленске, где изначально претендовали лишь на категорию 2, которая дает возможность проводить любые гонки, кроме Формулы-1. Но в нашей стране подобные автодромы воспринимаются как неполноценные, ведь других гонок у нас, по сути, не знают.

Нередко можно встретить утверждения о том, что та или иная трасса после завершения строительства "получит категорию T1, позволяющую проводить гонки Формулы-1". На самом деле, провести этап Формулы-1 позволяет только категория 1, а T1 позволяет использовать трассу лишь для официальных тестов команд чемпионата. Такая категория обычно присваивается автодромам, на которых машины Формулы-1 могут безопасно ездить, но инфраструктура которых не позволяет проводить Гран-при.

Построить такую трассу, конечно, значительно проще - категорию T1 имеют, к примеру, испанский Херес, итальянский Мюджелло или французский Поль-Рикар. Однако не надо забывать, что официальные тесты в Формуле-1 сейчас проходят только зимой, а в это время года ни одна команда к нам, конечно, не приедет.

Построить же автодром максимальной категории 1 для нашей страны пока не под силу. Такой проект потребует не менее 250 гектаров земли, сама трасса должна будет иметь протяженность около пяти километров. Минимальная стоимость такого сооружения составит 200 миллионов долларов (без учета интересов разного рода чиновников), минимальный срок строительства - два года.


Трасса "Смоленское кольцо" в 10 километрах от города Дорогобуж, Смоленской области. Архитектор - Герман Тильке. Протяженность трассы - 3357 метров, ширина - от 12 до 15 метров. Вариант конфигурации - один. Направление движения – по часовой стрелке. Дата сдачи - август 2010 года.

Расположена она должна быть либо в черте крупного города, либо неподалеку от него, рядом с аэродромом. И хозяин проекта должен понимать, что его задача на возведении асфальтового кольца не закончится. В идеале, организатором строительства должен быть частный инвестор, причем скорее энтузиаст, чем бизнесмен. И, разумеется, строительство должно проводиться в плотном контакте как с российскими властями, так и с руководством FIA, чтобы не приходилось переделывать уже построенные объекты.

Но главное - для этого требуется умелое и инициативное руководство, которое не опустит руки перед непредвиденными трудностями (которых неизбежно будет немало), и которое готово будет найти дополнительные средства на решение разного рода проблем. Наконец, владелец трассы должен быть готов к тому, что окупится такой проект не скоро...

"Я не люблю критиковать создателей других российских автодромов, - сказал владелец "Смоленского кольца" Сергей Петриков. - Пусть даже что-то у них не так, но в любом случае, тем, кто смог построить трассу в нашей стране, надо памятник ставить. Мы ведь свой автодром буквально всем миром строили - нам все помогали, от FIA, РАФ и руководства области до сотрудников "Дорогобужкотломаша", где я директор. Если бы не это, ничего бы у нас не вышло".

Шаг за шагом

Несмотря на то, что за годы мечтаний трасса Формулы-1 в нашей стране так и не появилась, свое влияние на автоспорт она все же оказала. И влияние это сугубо негативное. Не будет большим преувеличением сказать, что сверхидея российкого Гран-при Формулы-1 фактически уничтожила весь российский автоспорт.

Конечно, шоссейно-кольцевые гонки в нашей стране никогда не достигали сопоставимого с Европой или США уровня. И тем не менее, в конце девяностых отечественные автогонки быстро прогрессировали и даже казалось, что они вот-вот выйдут на мировой уровень. Множились команды, пилоты, появлялись спонсоры...

Однако за последние 10 лет шоссейные автогонки в России практически исчезли. И причиной тому стало отсутствие трасс. Ведь за многочисленными проектами международных автодромов в тени оставался тот факт, что у нас нет даже треков национального уровня. Для проведения этапов какие-то варианты все же организовывались - на городских улицах, старых автодромах, но автоспорт жив не только гонками.


Автодром "АДМ-Мячково" на аэродроме Мячково, 19 километров от Москвы. Протяженность трассы - 3275 метра, ширина - от 9 до 12 метров. Вариант конфигурации - один. Направление движения – в обе стороны. Реконструкция - 2006 год.

"Да, можно проводить гонки на каких-то временных трассах, как было когда-то на Воробьевых горах, - говорит Сергей Ушаков. - Но тесты-то там не проведешь. И тренироваться командам и пилотам было банально негде. Это и стало главной причиной, почему наш автоспорт пришел в такой упадок".

Причем с каждым годом ситуация только усугублялась. На рубеже веков власти Москвы отказали организаторам в проведении гонок на Воробьевых горах, затем аналогичная судьба постигла тушинский трек, расположенный на территории старого аэродрома. В 2006 году "на реконструкцию" было закрыто "Невское кольцо" в Санкт-Петербурге. Причем, поначалу на этом месте планировалось построить футбольный стадион для "Зенита", а о трассе вспомнили только через несколько лет.

На всю страну остался, по сути, лишь автодром в подмосковном Мячково. Как следствие, из гонок стали уходить спонсоры, команды, пилоты... В России полностью исчезли все "формульные" классы соревнований, на грани полного краха оказалась национальная кузовная серия RTCC. Как следствие, проекты трасс также оказались под вопросом - ведь при отсутствии в стране автоспорта как такового, автодромы будут никому не нужны.


Автодром Moscow Raceway в Волоколамском районе Подмосковья, 77-й километр Новорижского шоссе. Протяженность трассы - 4070 метра, ширина - от 12 до 21 метра. Вариантов конфигурации - пять. Направление движения – против часовой стрелки. Планируемые сроки сдачи - конец 2011 года.

Разорвать порочный круг, похоже, готовы новые автодромы, пусть и не соответствующие мировым стандартам. По крайней мере, календарь чемпионата RTCC в этом году выглядит намного веселее, чем в предыдущие два года. Вернутся ли в Россию соревнования других категорий - пока сказать трудно, но без множества полноценных трасс выжить нашему автоспорту не удастся.

"Не нужна нам сейчас трасса Формулы-1, - считает секретарь РАФ Сергей Ушаков. - Нам нужно 10-15 нормальных автодромов национального уровня, чтобы, наконец, смог возродиться и развиваться наш собственный автоспорт. И вот когда автогонки в России поднимутся на нормальный уровень, тогда и трасса Формулы-1 у нас появится. Никуда она от нас не денется".

Но как показывает практика, и этот уровень для нас пока остается труднодостижимым. Из последних реализованных проектов ему соответствует лишь "Смоленское кольцо". Ни нижегородская трасса, ни тем более "Красное кольцо" пока нельзя назвать автодромами, полностью пригодными для проведения серьезных соревнований. "Трассы в Нижнем Новгороде и Красноярске - это пока лишь кольца асфальта, - считает Сергей Ушаков. - Вот в конце 2011 года в Нижнем планируется сдача второй очереди - тогда уровень автодрома существенно повысится. А следующими после Смоленска, кто построит полноценную трассы, я считаю, будут в Казани. В Татарстане все немного иначе устроено - там, что президент Минниханов скажет, то и будет. Деньги у них есть, и по строительству мы их консультировали".


Потерпев неудачу в Нагатино и Молжаниново, столичные власти не отказались от идеи проведения в Москве Гран-при России. Так, на пресс-конференции перед шоу Bavaria Moscow City Racing глава комитета рекламы правительства Москвы Владимир Макаров продемонстрировал очередной проект трассы, на этот раз проложенной прямо по улицам города...

Изначально сдача трассы в "Каньоне" была намечена на август, но сейчас откладывается на неопределенный срок. Причина - в бордюрных камнях сложной формы, создать которые самостоятельно в Татарстане не могут. Установка для отлива бордюров есть в Смоленске, у Петрикова, но передать ее он отказался - пообещал отлить необходимое число камней прямо у себя, и отправить в Казань.

Производительность установки - всего восемь метров бордюров в день, так что на отливку необходимого числа камней уйдет какое-то время. Впрочем, для татарского автодрома это может быть и во благо - принять полноценное участие в нынешнем сезоне он все равно уже не сможет, а к следующему его владельцы смогут подготовиться намного лучше.

В 2011 году обещают сдать в строй и автодром Moscow Raceway - сейчас там возобновлены активные строительные работы. Надо заметить, что стоимость этого проекта существенно выше, чем у тех, что уже завершены.

В будущем году планируется также достроить трассы в Домодедово, в Тушино, в Новосибирске... Впрочем, помятуя о судьбе многочисленных подобных проектов, говорить о них пока рано.

Да и до Формулы-1 нам, конечно, также далеко, как и раньше. C другой стороны, может быть просто всему свое время?