Отцы и дети

История гоночных династий в Формуле-1

В последних числах августа сын двукратного чемпиона мира по автогонкам Формулы-1 Мики Хаккинена, Хьюго, дебютировал в профессиональном автоспорте - он принял участие в итальянском этапе картинговой серии WSK Master, проходившем в Сиене. Девятилетний Хьюго выступил в классе Mini, в котором стартуют гонщики от 9 до 12 лет.

Пока о перспективах молодого гонщика говорить рано, но не исключено, что через 10-15 лет в чемпионате мира по гонкам Формулы-1 появится еще один Хаккинен. И соперничать он будет с сыном Михаэля Шумахера, Миком, который сейчас также выступает в картинге в Испании. По-крайней мере, тенденции последних 20 лет в Формуле-1 подсказывают именно такой сценарий.

Аскари

Справедливости ради надо сказать, что автогонщики, которые пошли по стопам своих родителей, в чемпионате мира были всегда. Так, один из первых чемпионов Формулы-1, Альберто Аскари, был сыном знаменитого автогонщика первой половины XX века Антонио Аскари.

Конечно, Аскари-старший никогда не выступал в Формуле-1, так как в те годы ее еще просто не существовало. Тем не менее, он считался одним из сильнейших пилотов того времени и одержал 13 побед в Гран-при. В 1925 году, 22 июля, он попал в серьезную аварию, но почти не пострадал. А спустя всего четыре дня, во время гонки на автодроме Монтлери под Парижем, 36-летний Антонио вылетел с трассы в быстром, хотя и достаточно простом левом повороте, и разбился. Его сыну тогда было всего семь лет.


Альберто Аскари выступал в автогонках под тем же номером, что и отец. И прожил всего на четыре дня дольше...

Несмотря на это, Альберто Аскари также занялся автоспортом и стал одним из лучших гонщиков своего поколения. После появления Формулы-1 он сумел дважды, в 1952 и 1953 годах, выиграть чемпионат мира. До сих пор по ряду показателей Альберто входит в число лучших гонщиков в истории Формулы-1.

По легенде, Альберто был очень суеверен, и не садился за руль гоночной машины по 26-м числам месяца, чтобы не повторить судьбу Антонио. Вместе с тем, Аскари-младший тоже выступал на болидах под номером 26, и тоже выиграл 13 Гран-при. А в 1954 году он не побоялся перейти из Ferrari в команду Lancia, конструктором в которой был Витторио Яно. Именно Яно тридцатью годами раньше создал ту Alfa Romeo P2, на которой разбился Антонио Аскари.

В 1955 году Альберто чудом избежал гибели, когда во время Гран-при Монако его машина пробила ограждение и рухнула в море. А выйдя из больницы спустя четыре дня, 26 мая, он вместе с женой отправился в итальянскую Монцу, где проходили тесты спорткара Ferrari 750s. Приняв предложение своего друга, гонщика Ferrari Кастелотти, Аскари сел за руль машины. На третьем круге (итальянский автодром Альберто знал превосходно) он вылетел с трассы в быстром, но простом левом повороте Виалоне, и погиб. Альберто было 36 лет...

Брэбхем

Впрочем, долгое время семья Аскари была скорее исключением из правил. В Формуле-1, в отличие от американских гоночных серий, где десятилетиями доминировали разветвленные династии Эрнхардов, Фойтов и Анзеров, подобная преемственность не была общепринятой, и отцы гонщиков чаще были владельцами автосалонов или автомастерских.

Представители одной семьи, впрочем, в Формуле-1 все же выступали, но обычно это были братья. Так, в разное время в чемпионате мира участвовали Эмерсон и Уилсон Фиттипальди, Жак и Жиль Вильневы, Джоди и Ян Шектеры, Манфред и Йохим Винкельхоки.


Братья Жак и Жиль Вильневы.

Одним из немногих исключений был австралиец Алан Джонс. Его отец, Стэн Джонс, был гонщиком, и даже победил в Гран-при Австралии в 1959 году (правда, тогда эта гонка не входила в чемпионат мира). В Формуле-1 Стэн так и не выступил, а вот его сын сумел не только попасть в "королевские гонки", но и стать чемпионом в 1980 году за рулем болида Williams. И все же Алан Джонс был сыном обычного гонщика, а не пилота Формулы-1.

Ситуация начала меняться относительно недавно, в 1980-х годах. Тогда автоспортом всерьез занялись дети великих чемпионов прошлого - Джека Брэбхема, Грэма Хилла, Марио Андретти, а также племянник Эмерсона Фиттипальди. Причем, в семье трехкратного чемпиона мира Джека Брэбхема гонщиками стали все три его сына - Джефф, Гэри и Дэвид.


Стефано Модена и Дэвид Брэбхем на болидах Brabham в Имоле, 1990 год.

До Формулы-1, правда, добрались только двое последних. Но и они не смогли оставить о себе какого-то следа в чемпионате. Так, в начале 1990-го года Гэри дважды не прошел квалификацию на болиде с экзотическим W-образным 12-циллиндровым двигателем команды Life. На этом карьера Гэри в Формуле-1 закончилась, но сменивший его Бруно Джакомелли за весь год так и не смог пробиться на стартовую решетку гонки, а по окончании сезона конюшня прекратила существование.

Дэвид в том же 1990-м году провел 14 Гран-при за команду своего отца, носившую тогда название Motor Racing Developments. Однако ему всего восемь раз удалось выйти на старт гонки, а в остальных гонках Дэвид не смог пройти квалификацию. После окончания сезона Дэвид покинул Формулу-1. И хотя в 1994 году он вернулся в чемпионат, время и место вновь были выбраны неудачно - промучавшись весь год со слабыми и ненадежными машинами Simtek, сын одного из величаших гонщиков Формулы-1 покинул ее, так и не завоевав ни одного очка.

Фиттипальди

Пример Брэбхемов, впрочем, вовсе не отпугнул других "детей чемпионов", и уже через несколько лет в Формулу-1 "постучались" сразу три представителя знаменитых гоночных династий - Кристиан Фиттипальди, Майкл Андретти и Дэймон Хилл. Правда, и их карьеры складывались непросто.

Кристиан Фиттипальди (который, вопреки широко распространненному заблуждению, был сыном не двукратного чемпиона Эмерсона Фиттипальди, а его старшего брата Уилсона), пробовал свои силы за рулем болидов Minardi - маленькой, но довольно стабильной итальянской конюшни. На старт гонок бразилец попадал регулярно, но вот до финиша добраться никак не мог. А на Гран-при Франции и вовсе попал в серьезную аварию, повредив спину, и вынужден был пропустить три этапа.


Кристиан и Эмерсон Фиттипальди.

Тем не менее, под конец сезона Кристиану удалось закончить несколько гонок, а в одной из них, на японской Сузуке, он даже смог финишировать шестым, и набрать единственное очко для команды в том сезоне. А в первой же гонке 1993 года он добрался до финиша на четвертом месте, пропустив вперед только Алена Проста, Айртона Сенну и Марка Бланделла! Еще два очка ему принес Гран-при Монако, где Фиттипальди опередил многих пилотов на более быстрых машинах.

Казалось, карьера Кристиана набирает обороты - в 1994 году он перешел в команду Footwork, которая хотя и выступала примерно на том же уровне, но считалась более перспективной, чем Minardi. Уже на втором этапе сезона, Тихоокеанском Гран-при, ему удалось финишировать четвертым. Этот свой успех Фиттипальди сумел повторить и в Германии.

Учитывая уровень болида Footwork с устаревшим двигателем Ford, два четвертых места можно было считать маленьким подвигом со стороны бразильца, но, как ни странно, никто из менеджеров им не заинтересовался. А его команда Footwork, испытывавшая серьезные финансовые проблемы, на следующий сезон предпочла посадить за руль медленного, но денежного Таки Инуэ. Карьера Кристиана Фиттипальди в Формуле-1 на этом была окончена.

Андретти

Совсем другим получился дебют представителя другой чемпионской семьи, Андретти. Стоит заметить, что второй Андретти мог появиться в Формуле-1 примерно тогда же, когда и первый - у Марио был брат-близнец Альдо, который также занимался автогонками. В любительских сериях братья даже выступали на одном автомобиле и бросали монетку, чтобы определить, чья очередь садиться за руль.

Однако в 1969 году Альдо попал в серьезную аварию, получив 14 переломов лицевых костей. Его карьера автогонщика была на этом окончена, тогда как брат продолжил выступления. Причем, Марио Андретти, родившийся в Италии, но выступавший за США, с самого начала был сосредоточен на попадании в Формулу-1, а его кумиром был Альберто Аскари. И лишь после окончания карьеры в чемпионате мира он вернулся в США для выступления в местных сериях.


Майкл и Марио Андретти.

В отличие от отца, Майкл решил сначала сосредоточиться на американских гонках, и прийти в Формулу-1 уже создав себе репутацию. В 1984 году он дебютировал в серии CART (ныне известной как Indy Car), а в 1991-м году, наконец, стал ее победителем. Попасть в чемпионат мира Майкл мог уже тогда, но предпочел провести еще один год в США, чтобы получить идеальные условия для дебюта.

В 1993 году Андретти-младший заключил контракт с одной из лучших команд Формулы-1, McLaren, где стал напарником Айртона Сенны. Казалось, лучшего места для начала карьеры нельзя было и придумать, но на практике все сложилось несколько иначе. По ходу сезона Майкл никак не мог добраться до финиша. А когда это происходило, его отставание от Сенны было просто огромным. Так, в Монако Андретти отстал от своего напарника, выигравшего гонку, на два круга!

Сенна вел борьбу за титул с Аленом Простом, а Майкл за первые 12 гонок сезона лишь дважды сумел набрать очки, финишировав на пятом и шестом месте. Наконец, терпение главы McLaren Рона Денниса лопнуло, и сын чемпиона 1978 года был отчислен из команды, а на его место приглашен Мика Хаккинен. Парадоксально, но это произошло сразу после того, как Андретти сумел финишировать на подиуме Гран-при Италии в Монце.

Впоследствии семья Андретти неоднократно возвращались к этой неудаче Майкла. По версии Марио, команда McLaren просто "подставила" его сына, практически не предоставив ему возможностей для тестирования болида. В результате тому приходилось учиться управлять гораздо более сложной, чем в CART, машиной прямо по ходу сезона. А как только у Майкла что-то начало получаться, с ним разорвали контракт. Впрочем, насколько справедливыми были эти обвинения, мы вряд ли когда-нибудь узнаем.

Хилл

Грэм Хилл дебютировал в Формуле-1 еще в 1958 году, стал двукратным чемпионом мира в шестидесятых, и продолжал выступать в чемпионате вплоть до 1975 года. За свою долгую карьеру он пережил не одну опасную аварию, но каждый раз оставался цел и невредим. Однако всего через несколько месяцев после того, как Грэм провел свою последнюю гонку, он разбился на самолете, которым сам же и управлял.

Его сыну Дэймону на тот момент было 15 лет, и хотя Грэм владел собственной командой в Формуле-1 (она практически целиком погибла в той же авиакатастрофе), от мира автогонок Хилл-младший был далек - его больше интересовала рок-музыка. После смерти отца юноша пошел работать курьером на мотоцикле, что и привело в итоге Дэймона в автоспорт.


Джим Кларк, Грэм Хилл и его сын Дэймон.

В 1981-м году Дэймон дебютировал в мотогонках. Он одержал несколько побед, но в целом специалисты рассматривали его перспективы скептически. А в 1983 году мать Дэймона, Бетт, считавшая мотогонки слишком опасным делом, уговорила его пройти обучение в автогоночной школе. Поначалу эта идея самому Хиллу не слишком нравилась, и он продолжал выступать в мотосоревнованиях, но с конца 1984 года окончательно перешел в автоспорт.

Отцовское слово
Автоспорт - опасный вид спорта, поэтому не все чемпионы мира хотят, чтобы их дети шли по стопам отцов. К примеру, Ники Лауда запретил своим сыновьям даже думать о такой карьере. И хотя они все же начали выступать в автогонках, их появление в чемпионате мира маловероятно.

А вот чемпион 1964 года Джон Сертиз, напротив, очень хотел, чтобы его сын Генри попал в "королеву автоспорта". Но... в 2009 году он погиб в гонке Формулы-2, когда ему в голову попало колесо от другого болида.

Но и в автогонках карьера Хилла продвигалась очень тяжело. Он пришел туда слишком поздно, и с трудом конкурировал с молодыми гонщиками, многие из которых имели куда больше опыта, чем он. Ему удавалось одерживать победы на отдельных этапах, но ни одного чемпионата до Формулы-1 он так и не выиграл. Зачастую Дэймона спасало лишь громкое имя - при прочих равных команды предпочитали заключить контракт с Хиллом, а не с другим пилотом, так как его фамилия привлекала внимание.

Надежда забрезжила лишь в 1991 году, когда Дэймону был уже 31 год. Команде Williams потребовался тест-пилот, и она пригласила на эту роль британца. В те годы конюшня Фрэнка Уильямса была лучшей в пелотоне, и контракт с ней, с одной стороны, был большой удачей. С другой - он не давал никаких гарантий того, что однажды Дэймону удастся выйти на старт.

Хилл решил не успокаиваться на достигнутом, и в 1992 году, параллельно с работой в Williams, заключил контракт с командой Брэбхема Motor Racing Developments. Дэймон сменил в конюшне последнюю из женщин, пытавшихся попасть на старт чемпионата мира, Джованну Амати. Амати в первых трех гонках ни разу не удалось пройти квалификацию, и поначалу Хилл выступал не лучше. За весь сезон он смог пробиться в гонку лишь дважды, и оба раза финишировал далеко от очковой зоны.


В 1993 и 1994 годах Дэймон Хилл выступал в Williams под номером 0, что стало предметом многочисленных шуток. Но то, что он вовсе не "ноль", Дэймон доказал достаточно быстро.

Казалось бы, на этом карьера Дэймона в Формуле-1 должна была и закончиться, но в межсезонье Williams решился на достаточно неожиданный шаг. В 1992 году болиды Williams были на голову выше всех конкурентов, и Найджел Мэнселл с Риккардо Патрезе заняли два первых места по итогам сезона. Но после окончания чемпионата команда рассталась с обоими своими пилотами.

На место Мэнселла был приглашен трехкратный чемпион мира Ален Прост. За руль второй машины рвался Сенна, но Прост был категорически против такого развития событий, и Williams предпочел заключить контракт со своим 32-летним тест-пилотом. Это решение вызвало недоумение в паддоке, ведь в гоночном мире Дэймон был знаменит разве что своей фамилией. А Сенна долгое время все еще надеялся, что Williams передумает, и заключал контракт со своей командой McLaren на каждую гонку сезона отдельно!

Но очень скоро Хилл доказал, что выбор руководителя команды был не так уж и плох. За два года тестов Дэймон досконально изучил машину, тогда как Просту пришлось привыкать к ее многочисленным революционным решениям, таким как активная подвеска и полуавтоматическая коробка передач. К тому же, у Хилла был доступ к телеметрии всех пилотов команды, и он многому научился, изучая стиль езды Мэнселла и Проста.


Дэймон Хилл и бюст его отца Грэма.

Первым номером команды, между тем, считался Прост, и опережать его Дэймону не позволяли. Несмотря на это, в первой половине сезона он закончил на подиуме все пять гонок, в которых вообще финишировал, а ближе к концу чемпионата, когда Прост гарантировал себе титул, одержал три победы подряд! Благодаря этому он смог опередить в личном зачете восходящую звезду команды Benetton Михаэля Шумахера, пропустив лишь Проста и Сенну.

Впрочем, Хилл мог навсегда так и остаться вторым пилотом Williams, если бы не очередное стечение обстоятельств. После завершения сезона 1993 года Прост окончательно покинул Формулу-1, а на его место был приглашен Сенна. По мнению подавляющего числа специалистов, выступление в одной команде с Айртоном не сулило Хиллу ничего хорошего, но гибель бразильца на Гран-при Сан-Марино 1994 года все изменила.

В одночасье Хилл стал лидером команды, и даже навязал борьбу за титул Михаэлю Шумахеру (правда, не без помощи FIA). Чемпионом тогда стал Шумахер, но теперь уже Хилл прочно утвердился в качестве первого номера конюшни, а его напарнику Дэвиду Култхарду отводилась роль "второй скрипки".

Детские разборки

В 1995 году Шумахер вновь победил, но по окончании сезона перешел в Ferrari, и тем самым от борьбы за титул практически самоустранился - болиды Ferrari в те годы не могли похвастаться ни скоростью, ни надежностью. Сезон 1996 года Хилл начинал в роли явного фаворита. Тем сильнее оказался удар, нанесенный ему новым напарником по команде, взявшим поул-позишн в первой же гонке. Этим напарником стал Жак Вильнев.

Отец Вильнева, Жиль, выступавший за Ferrari, был одним из самых популярных гонщиков Формулы-1 конца семидесятых - начала восьмидесятых годов. Тем не менее, чемпионом он так и не стал - мешала то внутренняя субординация в Скудерии, когда в 1979 году ему не позволяли опережать Джоди Шектера, то уровень болида. А в 1982 году он погиб в квалификации перед Гран-при Бельгии в Зольдере.


Жиль Вильнев с семьей.

Спустя два года его сын Жак начал свою гоночную карьеру. Поначалу она во многом походила на путь Андретти-младшего, хотя канадец везде добивался успеха быстрее, чем Майкл. В 1994 году он дебютировал в серии CART, завоевав звание "Новичок года". А уже в 1995 году стал чемпионом серии, одержав победу в том числе и в знаменитой гонке "Инди-500".

После этой победы Вильнев решил перейти в Формулу-1 и заключил контракт с Williams. В ней он сменил Култхарда, став напарником Дэймона Хилла. Таким образом, в команде Формулы-1 впервые выступали сразу два сына легендарных гонщиков прошлого. Правда, на этом сходство между пилотами заканчивалось: Вильнев и Хилл оказались представителями разных культур и разных поколений, и во многом были противоположностями друг друга.

Жак, как и его отец, предпочитал достаточно агрессивный стиль пилотажа, тогда как Хилл, напротив, старался не рисковать понапрасну. Жак обладал достаточно острым языком, и в весьма откровенной манере высказывал все, что думает, тогда как Хилл тщательно взвешивал свои слова. Наконец, Жак был настоящим представителем молодого поколения, любил компьютерные игры и развлечения. Не стоит и говорить, что Хилла все это не слишком привлекало.


Дэймон Хилл во всем копировал своего отца, и с удовольствием принимал участие в мероприятиях, связанных с его памятью.

Разным было и их отношение к своему статусу "сына знаменитости". Дэймон всячески подчеркивал свою связь с отцом, и даже расцветку шлема выбрал точно такую же, как была и у Грэма Хилла. Вильнев, напротив, сравнений с Жилем не любил, и неоднократно заявлял, что хотел бы, чтобы его судили по собственным результатам, а не по достижениям его отца.

Но самой большой проблемой стало то, что у гонщиков был совершенно разный стиль пилотажа, требовавший прямо противоположных характеристик болида. Если Хилл управлял машиной мягко и академично, то Вильнев, наоборот, требовал как можно более резких и агрессивных настроек. Поначалу инженеры Williams даже отказывались их выполнять.

К примеру, Жак хотел, чтобы ход педали газа был как можно меньше, не более двух сантиметров. В теории это приведет к ухудшению управляемости болида, так как акселератор в таком случае может быть либо нажат, либо отпущен - фактически, без промежуточных вариантов. Но Вильневу так было удобнее, и когда он добился нужного ему подхода, его скорость заметно возросла.


Победив в чемпионате мира, Жак Вильнев сделал то, чего не смог добиться его отец. Но превзойти его в популярности не смог.

Все это означало, что в 1997 году в команде мог остаться только один из гонщиков. И разумеется, в Williams предпочли продлить отношения с молодым и перспективным Вильневом, а не с Хиллом, которому исполнилось 36 лет. Проблема была лишь в том, что в чемпионате лидировал именно Хилл. Причем, если поначалу его отрыв был достаточно велик, то на финише сезона Жак сумел отыграться, и перед последним Гран-при шансы на титул имели оба пилота.

В команде уже в открытую признавались, что предпочли бы видеть победителем Вильнева. Тем не менее, Хилл одержал уверенную победу в гонке, и ушел из команды, забрав с собой "единичку" на обтекателе, положенную обладателю титула. До сих пор Дэймон остается единственным сыном чемпиона Формулы-1, которому удалось повторить достижение его отца.

Поколение Next

Успех "детей гонщиков" подстегнул интерес к ним со стороны команд Формулы-1. Так, в 2001 году тест-пилотом команды Jaguar становится Томас Шектер, сын чемпиона 1979 года Джоди Шектера. Правда, место основного пилота он так и не получил. В 2007 году свой единственный Гран-при за команду Spyker провел Маркус Винкельхок, сын гонщика первой половины 1980-х Манфреда Винкельхока. Контракт с Маркусом также не был продлен, хотя он лидировал в гонке целых шесть кругов.

А "на передовой" в этом вопросе оказалась, как нетрудно догадаться, команда Williams, которой определенно понравилось сажать за руль своих машин родственников известных пилотов. Несколько лет за нее выступал Ральф Шумахер, брат Михаэля Шумахера. А в 2006 году контракт основного пилота команды получил Нико Росберг, сын чемпиона 1982 года Кейо Росберга. К слову, чемпионом Кейо стал именно на болиде Williams, а его отец, в свою очередь, был гонщиком-любителем.


В отличие от Хилла и Вильнева, Нико Росберг и Казуки Накадзима в Williams выиграть титул не смогли.

Более того - в следующем сезоне конюшня Фрэнка Уильямса не только продлила контракт с Росбергом, но и посадила за руль второй машины Казуки Накадзиму. Отец Казуки, Сатору Накадзима, считается самым успешным японским пилотом Формулы-1: за время своих выступлений в чемпионате мира он был напарником таких пилотов как Айртон Сенна и Нельсон Пике.

Полезные гены
Помимо гонщиков, в последние годы в Формуле-1 появились наследники и других спортивных специализаций. Так, Николя Тодт, сын президента FIA и бывшего руководителя команды Ferrari Жана Тодта, уже много лет выполняет роль менеджера пилотов, а также главы "младшей" гоночной команды ART.

Его конюшня даже подавала заявку на участие в чемпионате мира 2011 года, однако в итоге отказалась от своих намерений. Тем не менее, практически никто из специалистов не сомневается, что однажды Николя Тодт появится в руководстве одной из команд Формулы-1.

Фамилии обоих трехкратных чемпиона, впрочем, также зазвучали в Формуле-1 в последние годы. Первым стал сын Нельсона Пике, Нельсон Пике-младший, которого в Бразилии называют Нельсиньо. Под руководством своего отца, и выступая в основном за его же команду, молодой бразилец быстро прошел многочисленные "младшие" серии, и в 2008 году дебютировал в команде Renault.

В этом случае, правда, родственные связи сыграли скорее негативную роль. Пике-старший обладал не слишком хорошей репутацией в Формуле-1, и несмотря на многочисленные победы, не пользовался популярностью даже в Бразилии. Многие руководители команд также не забыли те вольности, что позволял себе Нельсон, и так как делами сына занимался именно он, предпочли не иметь дело и с Нельсиньо, хотя на его характер вряд ли кто-то мог пожаловаться.

Командой Renault на тот момент руководил Флавио Бриаторе, под чьим началом завершал свою карьеру Пике-старший в Benetton в 1991 году. Нельсону удалось договориться со своим старым приятелем, но как выяснилось, у Флавио (чья репутация также никогда не была безупречной) на молодого бразильца были свои планы. В Renault он выполнял роль второго пилота при Фернандо Алонсо, и закончилось это сотрудничество грандиозным скандалом из-за преднамеренной аварии, которую Пике заставили устроить на Гран-при Сингапура 2008 года.


Благодаря отцу Нельсон Пике попал в Формулу-1. Но во многом из-за отца продолжить ее Нельсиньо не смог.

Известно об этом стало уже в 2009 году, после того, как Пике-младший был досрочно уволен из команды. Но скандальная атмосфера вокруг бразильца, а также невысокий уровень его выступлений в Renault F1 практически лишили его шансов на продолжение карьеры в чемпионате мира.

Правда, в межсезонье ходили слухи о том, что Нельсиньо может стать напарником Бруно Сенны в HRT (тогда еще носившей название Campos), и таким образом в испанская команда получила бы сразу две знаменитые фамилии. Однако учитывая ужасные отношения между дядей Бруно, Айртоном Сенной, и старшим Пике, этот вариант был маловероятным.

Сыны будущего

Вполне вероятно, что в скором времени нас ждет новая волна детей и даже внуков знаменитых гонщиков Формулы-1. Так, близок к чемпионату мира сын Алена Проста, Николя. Могут оказаться в "королевских автогонках" и дети Найджела Мэнселла, Лео и Грег. Время от времени напоминают о своем интересе к Формуле-1 и в семействе Андретти, где главным действующим лицом теперь стал Марко Андретти, сын Майкла и внук Марио.

Весьма успешно выступает в картинге и 16-летний внук Джека Брэбхема, Мэтью. Его появление в Формуле-1 вполне может случиться уже через 5-6 лет. Примерно столько же времени может понадобиться сыну Дэймона Хилла, Джошуа, чтобы пройти путь от британской Формулы-Ford, в которой он сейчас выступает, до чемпионата мира.


Джошуа Хилл унаследовал от деда ту же расцветку шлема, а от отца - номер болида.

Гораздо раньше стоит ждать появления в чемпионате Джулиана Палмера, сын известного британского гонщика Формулы-1 восьмидесятых годов Джонатана Палмера. В настоящий момент Джулиан - один из лидеров Формулы-2. У его отца среди руководителей команд чемпионата большие связи, и в том, что Палмер-младший рано или поздно попадет в Формулу-1, мало кто сомневается.

Если же говорить о более далекой перспективе, то в первую очередь привлекают внимание, конечно, Хьюго Хаккинен и Мик Шумахер. Хьюго сейчас только девять лет, и судить о его перспективах сложно. Мику 11, и он уже несколько лет выступает в европейских картинговых сериях. Правда, семья бережет его от излишнего внимания, и юный немец стартует под девичьей фамилией жены Шумахера, Бетч.


Сын Михаэля Шумахера выступает в картинге под псевдонимом Мик Бетч.

На то, чтобы добраться до Формулы-1, им понадобится 10-15 лет. Срок немалый, и за эти годы может случиться всякое. В конце концов, кто-то из них может просто разочароваться в автогонках, и заняться чем-то другим. Правда, из детей чемпионов это мало кому удается.