Немецкий дух

Внутренний мир раллийной команды Volkswagen глазами Ленты.ру

Команда Volkswagen последние годы практически не знает поражений в ралли-рейдах. Немецкий коллектив выиграл два последних "Дакара" и с большой вероятностью сделает это в третий раз подряд, в январе 2011 года. Выиграл он и оба состоявшихся на сегодняшний день "Шелковых пути" - в 2009 и 2010 году.

Однако предстоящий "Дакар" может оказаться для команды Volkswagen последним - продолжение выступлений в ралли-рейдах для нее уже просто... не имеет смысла. Куда в дальнейшем направят свои усилия немцы, пока неизвестно - среди возможных вариантов есть и WRC, и NASCAR, и даже Формула-1.

Вполне возможно, что уже через год место команды Volkswagen в ралли-рейдах займет Porsche, а на смену Volkswagen Race Touareg на старт выйдет Race Cayenne. Но так или иначе, под выступлениями "Фольксвагенов" в этом виде соревнований уже можно подводить черту - ведь в Россию они, скорее всего, больше не вернутся. На ралли "Шелковый путь" корреспондент Ленты.ру имел возможность лично увидеть, как устроена команда Volkswagen и что позволяет ей выступать столь успешно.

В дороге

Да начала гонки немецкая команда выделялась разве что своей масштабностью - для поддержки и обслуживания четырех "боевых" машин Race Touareg команда привезла огромное, по меркам ралли-рейдов, число техничек, вспомогательных машин и специалистов. Среди них был даже собственный врач, хотя медицинское обеспечение гонки полностью лежало на плечах организаторов и на каждом бивуаке был оборудован современный медцентр.

В последние дни перед стартом "Шелкового пути" в питерской гостинице "Прибалтийская", в которой остановились большинство участников рейда, число людей в униформе Volkswagen превышало даже количество организаторов и участников команды "КАМАЗ-Мастер". Зачем все эти люди нужны на гонке, стало понятно позднее, уже после начала соревнований. И через несколько дней удивление вызывало уже не то, сколько человек работают на команду Volkswagen, а то, как в других командах обходятся без такого количества специалистов.


Обслуживать четыре экипажа Volkswagen приехали несколько десятков специалистов.

На бивуаке немецкая команда занимала площадь, сравнимую с той, что отводилась для "КАМАЗ-Мастера". И это при том, что челнинцы привезли на "Шелковый путь" сразу семь "боевых" грузовиков! У "Фольксвагена" машин было всего четыре, но на каждую отводилась приличная по площади территория, накрытая пластиковой пленкой, на которой автомобиль можно было разобрать до винтика.

Площадку с "Туарегами" обрамляли "технички" - грузовики MAN, набитые всевозможным оборудованием и запасными частями. Тут были и собственные генераторы, кухня, душевые и многое другое. Некоторые грузовики несли на борту также запас топлива для гонщиков, а в другие при необходимости можно было загрузить гоночную машину целиком: такая необходимость, в частности, возникла после схода с дистанции экипажа Жиньеля де Вильера.


Обслуживанием машин Volkswagen на бивуаке занималось множество людей, но ощущения хаоса не было - каждый знал свою задачу и выполнял ее быстро и четко.

Помимо грузовиков, в роли техничек выступали и микроавтобусы Multivan, но функции у них были иные - они должны были максимально быстро добраться до той или иной точки и обеспечить оперативное обслуживание гоночных машин на месте. Грузовики далеко не всегда могли справиться с этой задачей быстро, хотя и выезжали на очередной бивуак задолго до начала этапа, практически еще ночью.

Совершенно незаменимыми "маленькие" технички становились при обслуживании гоночных машин по ходу дистанции, перед лиазонами (промежуток между стартом или финишем скоростного участка и бивуаком) и между допами. Такие "пункты сервиса" организовывались прямо на месте - у дороги или в ближайшей деревне. Грузовики туда, разумеется, не заезжали - иначе они бы не успели вовремя на бивуак, поэтому "отдуваться" за старших братьев приходилось именно "мультивэнам".


Один из грузовиков обычно сопровождал машины до старта, чтобы оперативно решить возможные технические проблемы на месте.

Посмотреть на эту картину своими глазами нам удалось в первый же день гонки, в одной из деревушек в Ленинградской области. Завершив первый спецучасток гонки, машины проходили промежуточное обслуживание перед лиазоном. Причем время, которое отводится гонщику на то, чтобы добраться от финиша до бивуака, ограничено, так что действовать механикам Volkswagen приходилось быстро.

Специально для таких случаев Volkswagen Race Touareg оборудован встроенными пневматическими домкратами, которые позволяют поднять нужную сторону машины за несколько секунд. Это удобно не только на сервисе, но и при замене пробитой покрышки по ходу дистанции.


К моменту нашего появления из технички уже был извлечен насос и агрегатирован с местным колодцем, установлен и запущен генератор, и первый из автомобилей стремительно терял налипший на него после танкодрома толстый слой грязи. Особых повреждения машины не получили, так что в команде ограничились водными процедурами. Для того чтобы не терять время, одну из машин помыли вручную. Серьезные трудности возникли лишь на "Туареге" Марка Миллера - отказала промокшая электрика турбины. Но разбираться с этой неполадкой, конечно, решили уже на стационарном пункте обслуживания.

На месте

На бивуак мы ехали очень быстро, обогнав несколько техничек команды (носившихся, к слову, как сумасшедшие на протяжении всего ралли-рейда), но угнаться за боевыми "Туарегами", разумеется, не смогли. К нашему приезду здесь вовсю кипела работа - машины были частично разобраны, а каждая деталь придирчиво изучалась механиками.

Рядом был установлен стол, полностью занятый группой инженеров со специальными "раллийными", противоударными ноутбуками - на них выводились данные телеметрии с гоночных машин. Поведение каждого Race Touareg досконально изучалось на протяжении нескольких часов. Временами к этому процессу подключались и гонщики - инженеры обращали их внимание на какие-то моменты.


Изучение данных бортовых компьютеров - обязательная ежедневная задача для инженеров и гонщиков.

В случае, если возникали механические неполадки, к их устранению неизменно присоединялись пилоты - прямая помощь техническому персоналу, конечно, вряд ли требовалась, но гонщик должен точно знать, что происходит с его машиной. А в некоторых случаях отремонтированный автомобиль мог потребовать иного подхода к управлению, поэтому информация об этом доносилась до пилотов напрямую.

Такая работа изо дня в день продолжалась до позднего вечера, после чего, уже в свете прожекторов, машины полностью собирались и отправлялись на стоянку. Интересно, что в этот момент за руль Race Touareg чаще всего садились механики - гонщиков по таким мелочам предпочитали не отвлекать. Да и механики были совсем не против проехаться на "боевой" машине хотя бы пару десятков метров.


При необходимости работа продолжалась и глубокой ночью - тогда в ход шли прожекторы и налобные фонари.

Помимо работы с инженерами и механиками, у гонщиков были и другие задачи. Так, немного отдохнув, они вместе со штурманами садились за изучение "легенды" следующего допа (заранее маршрут неизвестен - судьи выдавали "роуд-буки" на следующий гоночный день лишь накануне вечером). Основная нагрузка тут, впрочем, ложилась на штурманов - они должны были как можно подробнее ознакомиться с маршрутом, постаравшись заранее разобраться во всех ловушках и сложностях, что приготовили им организаторы.

После этого гонщиков ждал массаж. Чаще других к нему прибегал Нассер Аль-Аттия - его "обрабатывали" каждый вечер. Дело тут, однако, вовсе не в любви катарского миллионера к удовольствиям: для Нассера физиотерапия - необходимость. "У меня травмировано левое плечо, - пояснил гонщик. - Эту травму я получил во время стрельбы из ружья, и теперь, чтобы рука нормально функционировала, мне приходится регулярно прибегать к услугам массажиста".


Теоретически, бивуак - это место отдыха для пилотов и работы для механиков. На практике же работы тут хватало и гонщикам.

Стоит добавить, что стендовой стрельбой Аль-Аттия занимался не для развлечения - он профессиональный спортсмен, участвовал в четырех последних летних Олимпиадах и на играх 2004-го года лишь в "перестрелке" упустил бронзовую медаль, оставшись в итоге четвертым.

Спать гонщики и их штурманы ложились ближе к полуночи, а вставали очень рано, как и вся остальная команда - в пять утра, а иногда и раньше. Это было необходимо не только для того, чтобы проверить готовность машины и сняться с бивуака, но и чтобы вовремя добраться до старта. Тут против пилотов Volkswagen, как ни странно, играла их скорость - из-за того, что они постоянно лидировали с общем зачете, стартовать им приходилось каждый день первыми.


Изучение "легенды" спецучастка требует от штурмана упорной, кропотливой работы и большого опыта. Недаром экипажи Volkswagen оказались едва ли не единственными участниками, которые не заблудились на "Шелковом пути" ни разу.

Гонщики, однако, не жаловались. Более того - Жиньель де Вильер, сошедший с дистанции уже на пятый день гонки, не оставил расположение команды, а остался на "Шелковом пути" до самого финиша. "Конечно, я бы предпочел сейчас находиться в своем Race Touareg II, - заявил Жиньель во время этапа между Элистой и Майкопом. - Но так уж сложилось, что я сошел. Я бы мог уехать, но решил этого не делать - до финиша осталось немного, и мое присутствие будет полезно с точки зрения командного духа".

О командном духе в Volkswagen вообще говорят часто. Гонщики постоянно подчеркивают, что для них главное - интересы команды, а не их личные, и они бы не хотели побеждать за счет кого-то из партнеров. О том же говорил и руководитель Volkswagen Motorsport Крис Ниссен. Сами по себе слова, может быть, и дежурные, но звучали они удивительно искренне. Да и на деле чрезвычайно уважительное отношение пилотов друг к другу было очевидно. Не в пример, кстати, другим большим командам.


Финиш в Сочи оказался для немецкой команды более чем успешным. По итогам соревнований им достался весь подиум в абсолютном зачете. Правда, приедет ли Volkswagen в Россию в будущем году - пока неизвестно.

В связи с этим возникло ощущение, что именно здесь кроется ответ на тот вопрос, который часто задают себе конкуренты Volkswagen - почему немецкая команда выступает настолько уверенно и успешно? Да, здесь талантливые конструкторы, высококлассные инженеры, опытные механики и быстрые гонщики, и без высокой квалификации каждого из них победа невозможна. Но далеко не всегда все эти составляющие, собранные вместе, позволяют добиться успеха. Ведь ралли-рейды - очень сложный вид спорта, где многое зависит и от удачи, и от взаимопомощи, и от сплоченности команды. Так может быть, дух единого коллектива и есть главный секрет Volkswagen Motorsport? Авто.Лента

Главный по спорту


Крис Ниссен, руководитель Volkswagen Motorsport


"Авто.Лента": Вы довольны тем, как проходит ралли?

Крис Ниссен: Организация ралли "Шелковый путь" мне очень понравилась. Мы тут во второй раз, и, на наш взгляд, это отличный опыт для команды. Жаль, конечно, что нет команды BMW. В их отсутствие у нас в зачете автомобилей не осталось конкурентов - мы располагаем лучшими машинами и самой профессиональной командой. Хотя, я считаю, что здесь есть очень сильные российские участники, однако их машины не настолько хороши.

Можно ли сказать, что для вас "Шелковый путь" - это, в первую очередь, подготовка к "Дакару"?

Конечно, главная наша цель - это победа на "Дакаре". Именно для этого мы привезли на "Шелковый путь" новую машину Race Touareg III. Никакие тесты не заменят реальных соревнований, так что нет способа лучше обкатать новинку, чем провести на ней соревнования такого уровня. То же касается подготовки штурманов и гонщиков. И несмотря на то, что противостоять нам тут никто не может, у нас есть свои задачи - внутренняя конкуренция, к примеру.

Все пилоты Volkswagen выступают за вашу команду не первый год. Кто-то из них смог произвести особое впечатление?

У нас очень опытные гонщики, но на этот раз некоторые смогли удивить даже меня. Это касается Жинеля де Вильера, к примеру - он очень сильно провел первые спецучастки ралли-рейда и навязал серьезную конкуренцию Карлосу Сайнсу.

В одном из недавних интервью вы говорили о том, что с точки зрения Volkswagen за год проводится слишком мало ралли-рейдов, и в связи с этим ваша команда может перейти в чемпионат мира по ралли. Насколько вы близки к такому решению?

Действительно, значимый ралли-рейд, по сути, в сезоне только один - это "Дакар". Других соревнований такого уровня в мире просто нет, по-крайней мере с точки зрения популярности. Когда проходит "Дакар", к нему приковано внимание всего мира, это соревнование по известности находится на одном уровне с Формулой-1, WRC и "Ле-Маном". Но "Дакар" проходит лишь один раз в году, на протяжении трех недель, а мы бы хотели соревноваться чаще. Именно поэтому нам интересен чемпионат мира по ралли.

С другой стороны, этапы WRC проходят не в какой-то одной стране, а по всему миру, в том числе в тех странах, где находятся ключевые для нас рынки. Южная Америка, где проходит "Дакар", для нас тоже важна, но это лишь один рынок. А в WRC мы могли бы представлять свои машины на протяжении всего года в разных странах. Ведь Volkswagen - это всемирный бренд, и для нас это очень важно.

А почему именно чемпионат мира по ралли, а не какое-то другое соревнование?

У нашей компании в развитии дорожных машин есть свои приоритеты - выносливость, качество, инновации. Они очень хорошо согласуются с философией WRC. А новые правила, которые вступают в силу с будущего сезона, сделали этот чемпионат для нас еще более интересным - машины будут гораздо ближе к серийным, моторы уменьшатся и приблизятся к тем, что используются на обычных автомобилях. Все это очень нам подходит.

То есть ралли-рейдов для вас сейчас уже слишком мало?

Да, но в то же время надо сказать, что мы довольны "Дакаром", и у нас прекрасные отношения с его организаторами, компанией ASO. Окончательное решение пока не принято, и изначально мы не собирались делать никаких заявлений о переходе в WRC, но возникли различные слухи по этому поводу. Мы не стали их отрицать: да, мы рассматриваем такую альтернативу. Переход может состояться уже очень скоро, в течение года-двух.

Но приоритеты могут и измениться. Выступления в "Дакаре" очень привлекательны с финансовой точки зрения - тут мы тратим меньше, чем было бы в WRC, а рекламный эффект очень велик. Мы семь лет выступаем в ралли-рейдах, и за эти годы добились очень многого. Уже на второй год мы были третьими на финише "Дакара", на третий - вторыми. На четвертый лидировали в гонке, и лишь из-за аварии не смогли победить. Зато мы это сделали в 2009 и 2010 годах. С 2005 года мы были лучшей командой, выступавшей на машинах с дизельными двигателями.

В случае перехода в WRC, может ли вам помочь тот факт, что в другой раллийной серии, IRC, успешно выступает команда Skoda, дочернего бренда Volkswagen?

Мы очень гордимся успехами Skoda в ралли, но не думаю, что эти выступления нам так уж сильно помогут в создании машины WRC. У нашего чешского бренда очень неплохие машины S2000, но теперь вступает в силу новый регламент, S1600. Помимо уменьшения объема двигателя с двух до 1,6 литра, многие другие узлы также ждет пересмотр. Это должна быть легкая машина, с очень низким центром тяжести. Нужно будет заново создавать или пересматривать конструкцию турбины, приводов, дифференциалов... Раллийную "Фабию" мы сможем использовать только для тестов, в остальном придется создавать машину с нуля. С другой стороны, может быть мы придем в WRC под маркой Skoda - кто знает!