Like a Virgin

В Формуле-1 появится российская команда Marussia Virgin Racing

Российский производитель спорткаров, компания Marussia Motors, выкупила "значительный пакет акций" команды Формулы-1 Virgin. Таким образом, в 2011 году в чемпионате мира появится российская конюшня под названием Marussia Virgin Racing.

Сумма сделки и размеры пакета акций не раскрываются. Президент Marussia Motors Николай Фоменко лишь подчеркнул, что "это большие деньги". И хотя формально Marussia Virgin будет не первой российской командой чемпионата, однако на деле действительно российский собственник появляется у конюшни Формулы-1 впервые.

Окно в Европу

Удивительно, но всего год назад Россия была чрезвычайно далека от Формулы-1. Конечно, поклонников "королевы автоспорта" в нашей стране много (по данным телерейтингов - больше, чем у чемпионата России по футболу), но все же Формула-1 оставалась для нас закрытым, чужим миром. Мы смотрели на него со стороны.

И вот за столь короткий срок ситуация разительным образом переменилась. Началось все, кстати, с "Маруси" - еще в декабре 2009 года российская компания стала официальным партнером все той же команды Virgin. Болиды конюшни-дебютанта украсили крупные надписи Marussia в самых разнообразных ракурсах.

В конце января в чемпионате мира появился первый российский гонщик, Виталий Петров, заключивший контракт с командой Renault F1. Вместе с ним в мир королевских автогонок пришел первый российский менеджер пилота Формулы-1, Оксана Косаченко, а также первый крупный спонсорский контракт, который от имени "АвтоВАЗа" заключила корпорация "Ростехнологии".


Компания Marussia Motors была спонсором и технологическим партнером команды Virgin с самого начала сезона.

К концу сезона в команду Renault для поддержки Петрова подтянулись и другие спонсоры - Выборгский судостроительный завод, водка "Флагман"... Правда, кто-то может вспомнить о том, что в Формуле-1 уже появлялись российские спонсоры - к примеру, в 2002 году на машинах Minardi красовались логотипы российского "Газпрома". Но в западной прессе ходят упорные слухи, что денег за "зажигалки" на бортах болидов в итальянской команде так и не дождались.

Следующим шагом стало появление отечественного этапа Формулы-1: в октябре в Сочи было подписано соглашение о проведении в 2014 году Гран-при России. Точные параметры трассы пока не определены, но уже принято решение, что она будет проложена на территории строящегося Олимпийского парка. Тем самым была подведена черта под почти тридцатилетней эпопеей по строительству автодрома Формулы-1 в нашей стране.

И вот, наконец, в Формуле-1 появилась российская команда. Произошло это во многом неожиданно - первые слухи о возможности покупки команды прозвучали уже после того, как контракт был фактически подписан (по словам Фоменко, это произошло в ночь с 5 на 6 ноября, во время Гран-при Бразилии).

И пусть российская конюшня пока носит немного несуразное имя Marussia Virgin - тем лучше, ведь по сути оно точно отражает ситуацию: начинающая команда под опекой недавно заработавшего производителя суперкаров, - и все это впервые в нашей стране. Всему приходится учиться с нуля.

Первый блин

Формально первой командой с российской "пропиской" была другая конюшня. В конце 2004 года родившийся в Ленинграде канадский бизнесмен Александр Шнайдер, владелец компании Midland, выкупил команду Jordan. В 2006 году она была переименована в Midland F1 Racing и, получив российскую лицензию, выступала под российским флагом.

Однако это была лишь формальность - дань памяти со стороны Шнайдера, уехавшего из СССР в четыре года, родине своих родителей. Команда по-прежнему базировалась в Великобритании, неподалеку от Сильверстоуна. Руководил ею Колин Коллес - тот самый, что сейчас управляет одним из конкурентов Virgin среди новичков, командой HRT.


"Российская команда" Midland F1 в действительности не несла в себе практически ничего российского.

Кроме того, в Midland надеялись таким образом привлечь российских спонсоров, так как в Канаде найти их было еще сложнее. Однако план этот не оправдался - российские компании на Формулу-1 смотрели с недоверием.

Причем Шнайдер не раз заявлял, что хотел бы видеть российского гонщика в числе "боевых" пилотов команды. Именно тогда на тестах Midland появился Роман Русинов. Но в 2006 году за "российскую" команду выступали португалец Тьяго Монтейро и голландец Кристиан Альберс. А в следующем сезоне она потеряла даже формальный российский статус.

В конце 2006 года Midland была продана компании Spyker, став первой голландской командой Формулы-1. Еще год спустя она перешла в собственность Виджея Мальи - так в чемпионате появилась еще и первая индийская конюшня. Сегодня она известна нам под названием Force India, и на место в этой команде на 2011 год претендует россиянин Михаил Алешин.

В действительности Midland F1 никакого российского следа в чемпионате мира не оставила и, по сути, никогда с Россией толком не ассоциировалась. Запомнилась она разве что привлечением в качестве директора по маркетингу Бориса Ельцина, внука первого президента России. Разумеется, это тоже был лишь пиар-ход - вряд ли 24-летний Ельцин, не имевший серьезного опыта работы в подобной сфере, мог оказать заметную помощь в качестве профессионала.

Другая Россия

История появления российской команды Marussia Virgin выглядит совершенно иначе. Изначально Marussia Motors - чисто российская компания, завод, которой находится на территории Москвы. При этом в компании намеренно делают акцент на отечественной составляющей, начиная от "талантливых молодых инженеров" и заканчивая дизайном.

При этом, в отличие от Midland, для "Маруси" команда Формулы-1 - проект в первую очередь имиджевый. Николай Фоменко неоднократно подчеркивал, что участие в мировых автогоночных сериях, и в частности в Формуле-1, - жизненно необходимый этап для продвижения продукции автокомпании. А значит, спустя год у него не возникнет желание перепродать команду ради того, чтобы что-то на этом заработать.


Для Фоменко команда Формулы-1 - это в первую очередь возможность продвигать продажи спорткаров Marussia.

Интересно, что Николай Фоменко говорил о возможности прихода в Формулу-1 команды Marussia достаточно давно - впервые такой вариант развития событий прозвучал из его уст еще в 2009 году. Но, разумеется, никто не воспринял его слова всерьез. Слишком уж много обещаний по поводу Формулы-1 мы слышали за последние годы.

К тому же, если в Европе Николай Фоменко известен, в первую очередь как гонщик, а также как один из ведущих русской версии программы Top Gear, то в России его гораздо лучше знают как певца, актера, телеведущего, шоумена - в общем, человека, к словам которого не стоит относиться слишком серьезно.

Откровенно говоря, подобное отношение сложилось у нас в стране не только к планам Фоменко относительно выступлений в мировом автоспорте, но и ко всему проекту Marussia. Многие упорно отказывались верить в реальность создания российского спорткара даже после того, как в Москве начались официальные продажи двух моделей компании.

Однако амбициозные проекты "Маруси" оказались далеко не плодом фантазии ее основателей - спорткары Marussia действительно существуют, и даже график развития завода вполне соответствует первоначальному. Теперь реализована и другая мечта Николая - собственная команда в Формуле-1.

Все сначала

Однако наследство, которое Marussia Motors получила от Virgin, легкой жизни команде не обещает. Пока их машины не могут похвастаться ни скоростью, ни надежностью. Перед финальной гонкой сезона конюшня занимает последнее место в Кубке конструкторов, уступая даже чудом вышедшей на старт чемпионата HRT.

Отчасти в этом виновата политика совладельца команды Ричарда Бренсона, хозяина гигантской бизнес-корпорации Virgin. Британский миллиардер крайне неохотно выделял средства для развития команды - причем маленький бюджет Virgin Racing был для него предметом гордости.

К слову, вопреки распространенному мнению, Бренсон не был основателем команды - тендер на участие в чемпионате мира выиграл известный в младших сериях гоночный коллектив Manor GP. Бренсон просто купил часть ее акций, став титульным спонсором команды, но при этом одним из условий контракта были жесткие ограничения в размере бюджета.


Благодаря деньгам Ричарда Бренсона команда Virgin все же вышла на старт чемпионата, однако с увеличением затрат британский миллиардер был категорически не согласен.

Изменится ли ситуация в следующем году - неизвестно. Главной изюминкой проекта считается конструирование болида без привлечения аэродинамических труб и проведения реальных испытаний - разработка болида и проверка эффективности его решений целиком и полностью проводится виртуально, в среде CFD (Computational fluid dynamics).

Такой способ значительно дешевле традиционного и, теоретически, позволяет испытать большее число вариантов конфигурации деталей. Однако его эффективность на практике по-прежнему остается под вопросом. Так, конструктор лучшей машины чемпионата Эдриан Ньюи считает, что методы CFD, в силу своей приближенности, просто не способны дать ответы на многие вопросы в области аэродинамики.

Впрочем, по чистой скорости болид Virgin оказался вовсе не худшим - его недостатки связаны в первую очередь с надежностью. В квалификациях оба гонщика конюшни регулярно опережали пилотов HRT, а Тимо Глок даже временами оказывался быстрее представителей команды Lotus, но до финиша машины Virgin добирались реже всех в чемпионате.

Главной ахиллесовой пятой болидов стала трансмиссия производства компании Xtrac. Эти коробки передач были навязаны FIA всем командам-дебютантам, и каждая из них в той или иной степени пострадала от некачественной продукции этой компании. Однако две другие конюшни уже отказались от использования коробок и гидравлики Xtrac в 2011 году - Lotus поставит трансмиссию Red Bull с двигателями Renault, а в HRT сохранили моторы Cosworth, однако перейдут на гидравлику Williams.


Главной проблемой Virgin в сезоне 2010 года стала надежность - пилоты команды в 18 гонках сходили более 20-и раз!

Virgin пока остается единственной командой, не отказавшейся от ненадежных коробок. При этом нет никаких оснований полагать, что в будущем сезоне ситуация с ними как-то улучшится. Теоретически, команда может разработать этот узел своими силами, но в таком случае заниматься его проектированием нужно уже сейчас.

Другим нерешенным вопросом остается состав пилотов. По всей видимости, в команде планировали продлить контракт с Тимо Глоком, а вот на второе место претендуют сразу несколько гонщиков. В их числе, помимо нынешнего напарника Глока Лукаса ди Грасси, называют Жерома Д'Амброзио и Гьедо ван дер Гарде. Кроме того, заявлял об интересе к выступлению за команду и Михаил Алешин.

Судя по сообщениям от менеджера Жерома Д'Амброзио Эрика Булье, это место будет попросту продано тому пилоту, который сможет обеспечить команде наибольший спонсорский пакет. Это отчасти решит проблему с финансированием, ведь больших спонсоров у команды по-прежнему нет. Но с точки зрения развития конюшни такой путь мало перспективен.

По словам Николая Фоменко, 2011 год он рассматривает как подготовительный этап - акцент будет сделан на сезоне 2012 года. А главной целью нового владельца конюшни можно считать конкурентоспособные выступления к 2014 году, когда в Сочи должен будет пройти первый в истории Формулы-1 Гран-при России.

Планы более чем амбициозные, и многие специалисты готовы поставить их под сомнение. Но Николай Фоменко уже не раз доказывал скептикам, что к его намерениям стоит относиться серьезно.