Война лотосов

Две команды Формулы-1 претендуют на одно и то же название

Малайзийская автомобильная корпорация Proton намерена выкупить долю в команде Формулы-1 Renault F1. При этом Proton, владеющая компанией Lotus Car, планирует в 2011 году переименовать команду в Lotus, а Renault сохранит присутствие в чемпионате мира только в качестве производителя моторов.

Интересно, что другая команда Формулы-1, которая в нынешнем сезоне называется Lotus Racing, также планирует использовать наименование Lotus в сезоне 2011 года, и кроме того она заключила контракт на поставку моторов... с Renault. При этом команда также имеет малайзийскую "прописку" и первоначально называлась 1Malaysia.

Абсурдность ситуации видна невооруженным глазом - две малайзийские команды намерены в следующем сезоне использовать наименование Lotus Renault. Разумеется, удовлетворить интересы обеих невозможно - при любых обстоятельствах в Формуле-1 будет только одна команда с таким названием.

Еще более интересно то, что к оригинальной команде Lotus, которая в восьмидесятых годах тоже использовала моторы Renault в Формуле-1, ни одна из двух соперничающих сторон никакого отношения не имеет. И при этом обе они взывают к памяти покойного основателя Lotus Колина Чэпмена, уверяя, что действуют в его интересах.

А ведь всего полгода назад такое развитие событий ничто не предвещало. Более того, с 1994 и до 2009 года в Формуле-1 не было ни одной команды Lotus, и никто по этому поводу особенно не переживал. Теперь же легендарный бренд оказался буквально нарасхват. И это при том, что серьезными результатами Lotus Racing в своем дебютном сезоне похвастаться не может - ни одного очка и лишь 10-е место в Кубке конструкторов.

Расцвет Lotus

История спортивной команды и автопроизводителя Lotus началась одновременно - для Колина Чэпмена создание машин, не предназначенных для соревнований, было бессмысленным. Свой первый автомобиль, Lotus Mark I, он собрал из старого Austin 7 еще в 1948 году и именно для участия в местной гонке. А в 1952-м году Чэпмен занял 50 фунтов у своей подруги (и будущей жены) Хэйзел Уильямс, чтобы зарегистрировать компанию Lotus Engineering.

Именная тайна
Колин Чэпмен никогда не объяснял, почему назвал свою первую машину, а затем и компанию именно Lotus. По самой распространенной версии, он сделал это в честь своей подруги и будущей жены Хэйзел Уильямс - якобы в юности у нее было прозвище Lotus blossom, то есть Цветущий Лотос.

В 1954 году Колин создал специальное спортивное подразделение, Team Lotus, которое в 1958 году дебютировало в Формуле-1. А в 1959 году Чэпмен провел реструктуризацию компании, в результате которой и появилась Group Lotus, включавшая в себя юридически независимые компании Lotus Cars Limited и Lotus Components Limited. Последняя в 1971 году превратилась в Lotus Racing Limited.

При этом Lotus продолжал создавать только гоночные автомобили, однако Lotus Cars занималась производством и продажей их "гражданских" версий, тогда как Lotus Racing отвечала за выступления в гонках и поддержку команд, использующих технику Lotus. Впрочем, в то время разделение функций между компаниями, в общем-то, не имело никакого значения - ведь владельцем всех брендов был Чэпмен.

Однако в 1982 году он умер, и ситуация резко изменилась. Уже в 1985 году из группы Lotus была выделена компания Team Lotus Ventures - именно она выставляла команду на чемпионат Формулы-1. В 1986 году Group Lotus была продана корпорации General Motors. В 1993 году американцы перепродали компанию итальянскому бизнесмену Романо Артиоли, которому на тот момент принадлежала Bugatti. А спустя еще три года новым хозяином Group Lotus стала малайзийская корпорация Proton.

Но к тому моменту команды Формулы-1 Team Lotus уже не существовало - ее долги росли, результаты ухудшались, и после крайне неудачного сезона 1994 года конюшню выкупил Дэвид Хант, брат чемпиона мира 1976 года Джеймса Ханта. А перед началом 1995 года он объявил о ее слиянии с конюшней Pacific. Таким образом, Lotus исчезла из Формулы-1, а права на бренд указались у Ханта.

Легенда

В истории Формулы-1 было немало громких имен - Alfa Romeo, Cooper, BRM, March, Brabham, Tyrrell, Williams, McLaren... Но интерес именно к Lotus не случаен. С точки зрения легендарности и значимости для автоспорта этот бренд можно сравнить разве что с Ferrari.

Отчасти это объясняется многочисленными успехами команды - с 1958 по 1994 год гонщикам на болидах Lotus удалось завоевать шесть титулов в личном зачете и семь Кубков конструкторов. Спустя 16 лет после исчезновения оригинальной конюшни из Формулы-1, она продолжает удерживать по этому показателю четвертое место в истории.


Lotus 49 - одна из самых знаменитых машин в истории автоспорта.

Однако причина не только в этом. Даже в те годы, когда победа доставалась какой-то другой команде, внимание нередко было приковано к Lotus, так как практически каждый сезон на их машинах появлялись какие-то необычные новинки. Многие из них в итоге становились стандартными для болидов Формулы-1, другие - напротив, запрещались. Но не потому, что нарушали регламент (в этом смысле команда Колина Чэпмена была совершенно чиста), а потому, что давали слишком значительное преимущество.

Так, именно идеи Чэпмена до сих пор лежат в основе конструкции задней подвески Формулы-1, предложившего оригинальное решение по расположению стоек. Именно на Lotus впервые применили центральное расположение двигателя, а ведь сегодня практически на всех спортивных автомобилях используется только такая компоновка. Именно в Lotus при создании машин первыми начали использовать композитные материалы.

Именно Чэпмен первым внедрил на своих болидах монокок и несущий кузов, разместил воздухозаборники в боковых понтонах, а не в носовой части машины. Антикрылья первым применил не Чэпмен, однако поначалу это были простые пластины, которые крепились к обычному кузову на длинных стойках. Чэпмен первым сделал антикрылья неотъемлемой частью корпуса. Позже он первым применил и граунд-эффект, а в 1982 году, когда Чэпмен скончался, в Lotus полным ходом шла работа по созданию активной подвески.


Lotus 72 полностью изменил представление об облике автомобиля Формулы-1.

В пятидесятых и шестидесятых годах машины Формулы-1 имели сигарообразный кузов, единственной аэродинамической задачей которого было минимальное сопротивление воздуху. Переход к привычным нам клинообразным формам произошел по сути всего за один год - после того, как был представлен болид 1970-го года Lotus 72. Эта машина, созданная по совершенно новым канонам, произвела революцию в автоспорте, и принципы, заложенные в ее дизайне, используются по сей день.

С другой стороны, Чэпмен был пионером не только в вопросах инженерии. Так, именно Чэпмен сделал обычной практикой рекламные наклейки на болидах и даже ввел расцветку в цвета титульного спонсора - первым из них для его конюшни стала табачная компания John Player & Sons. Для этого ему пришлось отказаться от традиционного цвета "британский гоночный зеленый". Таким образом, можно сказать, что Чэпмен полностью определил нынешний облик машин Формулы-1.

Конфликт памяти Чэпмена

Светлая мысль возродить бренд Lotus в Формуле-1 пришла вовсе не в малайзийскую голову. Это решили сделать в команде Формулы-3 Litespeed. Дело в том, что в начале 2009 года Формулу-1 раздирал острейший конфликт между Международной автофедерацией (FIA) и командами, в результате которого действующие конюшни пригрозили организовать альтернативный чемпионат, а FIA - собрать другие команды для участия в сезоне 2010 года. И FIA даже перешла от слов к делу, открыв прием заявок от всех желающих. Одной из таких "желающих" и оказалась Litespeed.

А так как похвастаться громким именем команда не могла, то обратилась к Дэвиду Ханту с предложением предоставить ей лицензию на использование названия Team Lotus. Благо, подобным образом набивали себе цену и другие участники тендера - так, среди многочисленных заявок были "копии" знаменитых команд прошлого March и Brabham. Причем в двух последних случаях легальность использования названий была гораздо более сомнительной.

Команда чемпионов
В разные годы за Lotus выступало множество знаменитых гонщиков - Джим Кларк, Грэм Хилл, Стирлинг Мосс, Эмерсон Фиттипальди, Йохен Риндт, Марио Андретти, Найджел Мэнселл, Нельсон Пике... Именно в Lotus завоевал свои первые победы и поулы Айртон Сенна. А уже в начале девяностых в этой же команде был дан старт карьере будущего двукратного чемпиона мира Мики Хаккинена. Впрочем, после смерти Чэпмена ни одному пилоту не удалось выиграть титул за рулем болида Lotus.

Другой хорошей идеей Litespeed было привлечение в качестве главного конструктора будущей конюшни авторитетного конструктора Майка Гаскойна, весьма успешно работавшего раньше в Tyrrell, Sauber, Jordan, Benetton, Renault и Toyota. Майк как раз остался без работы, рассорившись с главой Force India Виджеем Мальей. Гаскойн предложение принял, став одной из сильнейших сторон проекта.

Однако FIA в итоге все же помирилась с командами, и такое количество заявок оказалось никому не нужным. Из них были выбраны три, чтобы заполнить пустующие места на стартовой решетке - ведь по регламенту к участию в чемпионате допускаются 13 команд, тогда как фактически их было всего 10. Заявка Lotus/Litespeed в эту счастливую тройку не попала.

Ситуация, однако, дала достаточно неожиданные результаты. Майк Гаскойн загорелся идеей вернуться в Формулу-1 не просто так, а именно с Lotus, и, потеряв вместе с официальной заявкой поддержку Ханта, решил зайти с другой стороны - обратившись к малайзийцам. При поддержке правительства этой страны был создан целый консорциум, 1Malaysia Racing Team, главным инвестором (и, как следствие, владельцем) которого стал один из богатейших людей страны Тони Фернандес.

Вскоре к проекту была подключена компания Proton, 47 процентов акций которой принадлежит государству, и команда получила лицензию на наименование Lotus Racing. При этом, по словам Фернандеса, в контракте было четко прописано, что конюшня не может использовать название Team Lotus, так как этот бренд малайзийцам не принадлежал. Собранная таким образом команда (в действительности к сентябрю 2009 года в ней было не более пяти человек) сумела воспользоваться уходом BMW и Toyota из чемпионата и получила право выйти на старт сезона 2010 года.


Малайзийский проект прихода в Формулу-1 под брендом Lotus выглядел достаточно перспективно, но все испортили внутренние распри

Что произошло дальше - точно неизвестно. Известно лишь, что к концу сезона отношения между Proton и Тони Фернандесом испортились, и последний, что называется, сделал ход конем, попросту выкупив у Ханта компанию Team Lotus Ventures. После этого он объявил о переименовании Lotus Racing в Team Lotus в 2011 году и подписании контракта с Renault на поставку моторов. Так появилась потенциальная команда Lotus-Renault номер 1.

Руководство Proton, в свою очередь, разорвало лицензионное соглашение с командой, и заявило о своих эксклюзивных правах на бренд Lotus в любой сфере, касающейся автомобилей. А вскоре поползли слухи о возможной покупке ими команды Формулы-1 Renault, которая в действительности французскому автопроизводителю принадлежит не более чем на 25 процентов. Причем Lotus готов стать титульным спонсором команды и сменить ее название на... Lotus Renault. Так сложилась команда с тем же названием номер 2.

В ответ Фернандес заявил о готовности отстаивать свои права в английском суде. Такая перспектива, конечно же, не прельщает представителей Proton - ведь вся их позиция держится на утверждении, что бренд Lotus всегда был неделимым и принадлежал Group Lotus (тогда как документы говорят об обратном). Понимая это, они привлекли к конфликту малайзийских политиков, чтобы разрешить ситуацию на другом уровне. По информации некоторых экспертов, на Фернандеса начали оказывать давление государственные структуры, настаивая, чтобы он отказался от претензий на знаменитый бренд.


В Lotus Racing постоянно подчеркивали свое уважение к легендарной командой прошлого.

Но Фернандес сдаваться тоже не собирался - на своей странице в Twitter он задал вопрос поклонникам автоспорта, стоит ли ему бороться за сохранение названия или лучше переключиться на другой бренд. В ответ он получил тысячи сообщений, призывавших его и дальше использовать марку Lotus для своей команды. Впрочем, несмотря на это, многие специалисты считают, что в действительности Фернандес готов к любому варианту событий - в том числе и к тому, что его конюшня в 2011 году будет называться 1Malaysia или AirAsia, в честь принадлежащей ему авиакомпании.

Проблема, однако, заключается еще и в том, что смена наименования команды автоматически повлечет за собой потерю преемственности в чемпионате Формулы-1, а вместе с ней - и потерю причитающейся за место в предыдущем Кубке конструкторов доли прибыли чемпионата. Безнаказанное переименование возможно, но только в случае согласия всех остальных команд чемпионата, которого в этом случае, разумеется, добиться будет трудно.

Как утверждает известный специалист Джо Савар, Фернандес готов отказаться от спорного названия, однако требует за это солидных "отступных". Proton такое развитие событий не устраивает, но с другой стороны, в случае смены названия Renault также потеряет значительную сумму - ведь Фернандес, как владелец одной из команд, не даст на это согласия, и конюшня будет признана новичком.

На всех фронтах

Эту сложную ситуацию еще более запутали действия конфликтующих сторон в других видах автоспорта. Так, команда Тони Фернандеса еще до своего официального дебюта в Формуле-1 успела обзавестись "дочерней" командой Lotus Junior Team в Формуле Рено 3.5 - за нее в 2010 году выступал, в частности, россиянин Даниил Мове. Использование этого бренда после отзыва лицензии Proton оказалось под вопросом.

"Единая Малайзия"
Конфликт вокруг Lotus быстро перешел в политическую плоскость, в первую очередь потому, что правительство Малайзии изначально поддерживало обе его стороны. Так, корпорация Proton фактически принадлежит государству, и местные политики возлагают на нее большие надежды с точки зрения "улучшения имиджа страны на международной арене".
Нынешняя команда Формулы-1 и вовсе была создана при непосредственном участии экс-премьера страны (и одного из самых влиятельных политиков Малайзии) Махатхира Мохамада. Свое первоначальное название, 1Malaysia Racing Team, она получила не случайно. 1Malaysia - это, выражаясь в терминах российской политики, глобальный "национальный проект" страны, название которого можно перевести как "Единая Малайзия". Как заявил однажды Махатхир, цель этого проекта - "поместить Малайзию на карту мира".

В то же время сам Proton объявил о сотрудничестве с командой серий GP2 и GP3 ART, которая в следующем сезоне будет называться Lotus-ART. В этой серии одна из команд также принадлежит Тони Фернандесу - в будущем году она получит название AirAsia. Но куда интереснее то, что у команды Формулы-1 Renault, которую пытается выкупить Proton, уже есть "дочерний" коллектив в GP2 - это DAMS. Более того - именно из DAMS пришел нынешний руководитель Renault F1 Эрик Булье, а также некоторые другие члены управляющего штаба конюшни.

Таким образом, у конфликта появилась третья сторона, в лице руководства команды Renault F1. Причем, командой ART руководит Николя Тодт, сын президента FIA Жана Тодта. И его амбиции в автогоночном мире хорошо известны - в нынешнем сезоне ART даже подавала заявку на занятие свободной 13-й вакансии в Формуле-1, однако в итоге решила пока отказаться от этих планов.

Group Lotus, впрочем, на достигнутом останавливаться не собирается и продолжает удивлять обширностью своих планов в автоспорте - при том, что всего пару лет назад была к нему совершенно равнодушна. Так, за последние месяцы группа объявила о создании программ выступления в Ле-Мане, в GT, а также о планах построить мотор и шасси для болида IndyCar к 2012 году.

"Похоже, они собираются выступать во всех существующих гоночных категориях, вопрос только в том, кто будет за это платить, - прокомментировал ситуацию Майк Гаскойн. - Это несколько странно, особенно если учесть, что их компания терпит убытки. Но если это действительно именно то, чего они хотят, то удачи".

Стоит заметить, что все эти многочисленных проекты финансируются вовсе не за счет продаж автомобилей Proton, а из бюджета страны и за счет кредитов государственных банков. То есть, фактически, из кармана налогоплательщиков. В случае успеха это будет вполне оправданно, а вот неудача может стоить нынешнему руководству корпорации очень дорого. Впрочем, это дело местных политиков. А весь остальной мир с нетерпением ждет, когда же малайзийцы договорятся между собой о том, кто из них - настоящий продолжатель дела Чэпмена.

Взгляд сверху

Колин Чэпмен По официальной версии, Колин Чэпмен умер 16 декабря 1982 года от сердечного приступа, в возрасте 54 лет. Отчасти его смерть связывают со скандалом, разразившимся вокруг компании De Lorean, единственную машину которой, De Lorean DMC-12 (ту самую, что была превращена в машину времени в фильме "Назад в будущее"), сконструировал именно Чэпмен.

Однако существует конспирологическая теория, согласно которой его смерть была инсценирована, а в действительности Колин эмигрировал в Южную Америку, прихватив с собой крупную сумму денег, предназначенную для компании Джона де Лориана. Помогала ему в этом жена, Хэйзел, которая и сообщила о "смерти" Чэпмена.

После объявления банкротства De Lorean британское правительство пыталось найти выделенные компании 17 миллионов фунтов. Сам де Лориан утверждал, что эти деньги были переданы Чэпмену. О том же говорили и некоторые другие источники, но найти удалось лишь половину суммы. Оставшаяся часть исчезла бесследно. Судья, ведущий процесс, даже заявил, что если бы Чэпмен был жив, то его следовало бы допросить и более того - ему грозило бы 10 лет тюрьмы.

А в 1985 году бывший гонщик Lotus Эмерсон Фиттипальди встретил в аэропорту Сан-Паулу Хэйзел Чэпмен. На его вопрос, что она там делает, вдова знаменитого конструктора ответила, что приезжала "на каникулы". Эмерсона это удивило, так как ему было известно, что вдова Чэпмена всегда очень боялась летать и вряд ли отважилась на трансатлантический перелет в одиночку ради развлечения.

Теория, впрочем, все равно выглядит достаточно сомнительной, однако вот что интересно - если бы Чэпмен действительно дожил до нашего времени (сейчас ему было бы всего 82 года), что бы он сказал по поводу сражения малайзийцев за наследие его легендарной команды?