Петров говорит

Российский пилот Ф-1 [рассказал про первый подиум в своей карьере]

Через несколько дней Виталий Петров выйдет на старт второй гонки сезона 2011 года. Чемпионат начался для россиянина великолепно – на Гран-при Австралии он впервые в карьере поднялся на подиум после этапа Формулы-1. В Мельбурне пилот Renault уступил лишь двум чемпионам – действующему, Себастьяну Феттелю, и чемпиону 2008 года Льюису Хэмилтону, а гонку в Малайзии начнет, занимая третью позицию в личном зачете.

В интервью "Авто.Ленте" Петров рассказал, как ему удалось подняться на подиум в Австралии, похвалил нового гоночного инженера Айо Комацу и объяснил, почему не обиделся на высказывания финишировавшего позади него Фернандо Алонсо.

Виталий, где тарелка, которую тебе дали на подиуме?

В команде осталась – сейчас на базе. Пока с нее не сделают копию, мне обратно не отдадут. Потом, естественно, оригинал останется у меня.

Шампанское из нее, судя по всему, пить невозможно…

Нет, не получается.

В Австралии у тебя был идеальный уик-энд?

Я думаю, что да. Практически идеальный. Если начать уик-энд заново, просмотреть все практики, квалификационные попытки – можно найти, к чему придраться. Что-то улучшить. Но в целом… На сто процентов использовать потенциал машины невозможно. На это никто не способен.

В квалификации тебе немного помешал Хэмилтон. Сколько ты потерял на этом времени?

Тяжело сказать точно. Что-то потерял, конечно. Потому что всегда, когда ты идешь хотя бы в секунде позади другой машины, часть прижимной силы теряется. Но какой смысл в этом разбираться?

Ну, может быть, оно даже к лучшему, учитывая, что потом на старте тебе удалось разом обойти и Дженсона Баттона и Фернандо Алонсо?

Если бы я стартовал с левой стороны, старт получился бы лучше. На правой – грязно, я забуксовал, как и Хэмилтон. С чистой траектории всегда проще. Но как сложилось – так и сложилось. Мне грех жаловаться.


Финиш Гран-при Австралии 2011 года запомнится Виталию Петрову надолго.

Перед началом уик-энда все предполагали, что из-за износа шин Pirelli в гонке будет три или даже четыре пит-стопа у каждого пилота. Что в итоге случилось? Почему все останавливались в основном по два раза?

Не знаю. Скорее всего, это связано с характеристиками асфальта самой трассы. Может быть, еще с температурой – было не так жарко. Мы спрашивали у Pirelli – составы были вроде бы те же самые, что и на тестах. Но почему-то так вышло, что резина вела себя по ходу всего уик-энда превосходно.

То есть, в Малайзии все-таки есть вероятность, что будет по четыре пит-стопа?

Там другая совсем трасса, другое покрытие, температура. Но до начала тренировок очень сложно что-то предсказывать.

Вы изначально планировали, что пойдете на два пит-стопа? Многие изменили тактику уже по ходу гонки.

Мы держали в уме несколько вариантов. Ориентировались действительно на две остановки, но не исключали и три. Для этого у команды есть радио – мы могли в любой момент поменять тактику. Но я в ходе гонки вообще ни разу не пожаловался на состояние резины – колеса держались очень хорошо. Вполне возможно, сейчас, уже понимая, как именно они работали, мы пошли бы даже на один пит-стоп. Но кто знает, что бы из этого получилось?

Это было возможно?

Возможно – да. Не только потому, что с одним пит-стопом проехал Серхио Перес. Мы бы тоже могли это сделать. Но не факт, что получилось бы быстрее. Он иногда ехал на две-три секунды медленнее, чем я, чтобы сберечь шины. В итоге проиграл сорок с чем-то секунд. Я мог бы за это время еще один пит-стоп сделать. Надо по времени все хорошо проанализировать. У Марка Уэббера вон вообще была катастрофа с резиной, и ему пришлось три раза останавливаться. То ли он сам не сумел приспособиться, то ли с машиной что-то у него произошло.

И все-таки то, что Перес проехал гонку с одним пит-стопом, может означать, что машина Sauber бережнее относится к шинам?

Я думаю, по итогам этого уик-энда вообще сложно делать выводы о том, как ведут себя шины. Плюс – их же дисквалифицировали. Да, они говорят, что не получили никакого преимущества. Но это заднее антикрыло – оно отвечает за прижимную силу, а от нее многое зависит, в том числе и то, как стираются шины. Никто не может сказать наверняка…


Фернандо Алонсо и Марка Уэббера по ходу гонки в Австралии Виталию Петрову удалось обойти во многом за счет более бережного обращения с резиной – россиянин, в отличие от испанца и австралийца, останавливался в боксах два раза, а не три.

В Австралии у тебя была первая гонка с новым гоночным инженером. На смену Марку Слэйду пришел Айо Комацу. И многие отмечают, что в этом успехе есть и его заслуга.

Да, причем, я думаю, немалая. Сто процентов. Он идеально провел этот уик-энд, вообще не допустив ни единой ошибки. Не теряясь, не нервничая. Двигался все время в правильном направлении, и у нас все получилось.

Расскажи про него.

Он японец. Живет в Англии. Что про него сказать? Японец как японец. Очень спокойный, не нервничает, не паникует. С ним очень легко работать, мы быстро нашли общий язык. Он уже давно в команде, что-то около пяти лет. В прошлом году был вторым инженером при Слэйде.

Можешь сравнить их?

Слэйд другой… Пока я очень доволен, как у нас складываются дела с Айо. В Австралии он произвел очень хорошее впечатление. Он был уверен в том, что делает. С другой стороны, он пока не попадал в сложные ситуации. Надо чуть подождать с выводами. Может быть, все и дальше будет идеально. С точки зрения личных отношений – с ним мне проще. Мы постоянно играем вместе в футбол. Я с ним общаюсь, наверное, больше, чем с кем-либо другим в команде.

На пресс-конференции после гонки ты сказал, что по ходу гонки у тебя не слишком хорошо работало радио.

Не то чтобы оно не работало. Просто было плохо слышно. Было иногда тяжело понять, что именно говорит инженер. Поэтому мы очень мало обменивались информацией. Ни по состоянию шин, ни о позициях других пилотов вокруг меня мы почти не разговаривали. Так что иногда я вообще с трудом понимал, где нахожусь относительно соперников. Хотя… Может быть, оно и к лучшему.

Когда ты понял, что ты третий?

По ходу гонки я понимал, что еду быстрее Уэббера. Я его догонял, какое-то время он меня даже сдерживал. И когда Марк заехал в боксы, я ускорился примерно на секунду. И понимал, что у меня будет отрезок, во время которого я могу его обогнать.

Ты думал в тот момент, что он, как и ты, тоже на тактике двух пит-стопов?

Честно говоря, я вообще не думал о его тактике. Просто когда передо мной появилось свободное пространство, я стал атаковать. В принципе, в этот момент мне стало понятно, что позицию у него я, скорее всего, отыграю. Но что касается остальных, Алонсо, Баттона – я себе не слишком хорошо представлял, ни где они относительно меня, ни на какой тактике. Сейчас я уже пересмотрел гонку десять раз, и понимаю, что, наверное, тот же Баттон мог претендовать тоже на попадание в тройку, если бы не застрял за Фелипе Массой. Алонсо тоже потерял много времени за ними двумя. В принципе, если бы они сражались со мной, пришлось бы очень тяжело.

То есть, по сути, для тебя все решилось на старте?

Да, старт, конечно, мне дал очень многое. В какой-то момент я понял, что мне надо проходить их обоих. Если бы до первого поворота я обошел только Алонсо, он мог меня потом обогнать уже на следующей прямой.


Хороший старт – ключевой момент в гонке Петрова в Австралии. К первому повороту позади остались и Дженсон Баттон, и Фернандо Алонсо, стартовавшие перед россиянином.

Сейчас вы с командой уже представляете себе расстановку сил в пелотоне?

Мне кажется, от гонки к гонке она будет немного меняться. Какие-то команды будут привозить обновления, кому-то будут подходить характеристики самих трасс. Точно можно сказать, что Red Bull и McLaren впереди – они однозначно быстрее нас. Про других – сложнее. К примеру, про Mercedes сейчас вообще практически ничего невозможно сказать. В любом случае, по результатам одного уик-энда судить сложно.

Можно говорить о том, что трасса в Мельбурне подходит вашей машине?

То же самое – очень рано делать выводы. Сейчас гонка будет в Малайзии, которая многое покажет. Инженеры говорили мне, что уж если в Мельбурне у нас все получилось, то там в плане поиска настроек должно быть легче. Я с этим не совсем согласен. Мне кажется "Сепанг" в этом отношении сложнее, чем трасса в Австралии. Посмотрим.

Эрик Булье после финиша сказал, что Роберт Кубица прислал поздравления. Он сам тебе не звонил?

Нет, он не звонил и не писал. Но то сообщение мне Булье после финиша переслал – я почитал.

Ты его собираешься навестить в ближайшее время? Может быть, после Гран-при Китая?

Пока у меня просто нет на это времени. Может быть, когда начнется европейский сезон, я буду находиться неподалеку и заеду к нему.

Фернандо Алонсо после гонки сказал, что не слишком сильно расстроился из-за того, что финишировал позади тебя, так как не считает тебя претендентом на титул.

Это Ferrari – от них можно ждать чего угодно. Пока мы думаем, что они чуть быстрее нас. В принципе, то, что они недополучили в Австралии, они, наверное, смогут быстро отыграть. Тем не менее, это гонки – здесь может случиться всякое. В квалификации – да, они пока выглядят чуть лучше. Так что, наверное, он может так смело об этом говорить. Если бы я был уверен в том, что мы быстрее на полсекунды…

Скажем сейчас я могу утверждать, что гонщики Team Lotus и Virgin мне в этом сезоне не соперники. В гонке Ferrari тоже была чуть быстрее, и если бы он не застрял позади более медленных машин – могло всякое случиться. Но это Формула-1 – здесь нет никаких гарантий. Как в Австралии. Пусть они были быстрее, но на финише я был раньше.


Виталий Петров на подиуме в компании двух чемпионов мира – Льюиса Хэмилтона и Себастьяна Феттеля. Российский флаг – рядом с британским и немецким.

Как после церемонии награждения тебя встретили в команде?

Конечно, все были счастливы. Я после гонки подошел лично к каждому механику, поблагодарил, пожал всем руки. Ну а потом, когда вернулся на базу, всех работников, а это пятьсот человек, собрали в одном зале и они долго мне аплодировали. Минуту, наверное – без перерыва.

У тебя нет сейчас ощущения, что ты что-то кому-то этим подиумом доказал? Кого-то, может быть, переубедил? Ответил на чью-то критику?

Мне хотелось заткнуть рты тем журналистам, которые хотели нас унизить. Которые думали, что мы пришли в Формулу-1, просто заплатив за место, что мы нашли больших спонсоров и все нам далось очень легко. Мне кажется, многие перестали думать об этом еще в прошлом году. Я видел, как менялось отношение. Сейчас, по идее, эти разговоры должны прекратиться окончательно. Раз и навсегда. Пусть даже если в будущем что-то не будет получаться так, как нам бы хотелось. Но что-то я в Формуле-1 уже доказал. Авто.Лента