Дело
в трубе

Интервью с Эриком Булье

В пятницу вечером, после окончания свободных заездов Гран-при Германии в моторхоуме Renault на вопросы журналистов отвечал Эрик Булье. После гонки в Великобритании команда впервые в сезоне опустилась на пятую позицию в Кубке конструкторов, пропустив вперед Mercedes GP – в паддоке Нюрбургринга француз говорил о причинах спада.

Судя по всему, Renault аукнулось решение вывести выхлопные трубы R31 вперед – зимой ноу-хау инженеров команды вызвало фурор в паддоке, а первые Гран-при показали, что конюшне в межсезонье удалось сделать большой шаг вперед. Тем не менее, в ходе чемпионата оказалось, что именно передний выхлоп не позволил команде поддерживать темп развития автомобиля, заданный остальными лидерами – в аэродинамической трубе команда не смогла смоделировать ситуацию, при которой горячие выхлопные газы поступают под днище автомобиля.

Скорее всего, теперь команда вернется к более традиционному варианту. В ходе пятничных тренировок в Нюрбурге Ник Хайдфельд уже пилотировал новую версию R31 – с задним выхлопом.

Эрик, как прошли свободные заезды?

- Мы довольны информацией, которую получили: обратная связь позитивна. Это был первый день использования новой системы выхлопа – изменился баланс машины, надо было вновь выбирать базовые настройки. Работы много, но, в принципе, Ник показывал те же времена, что и Виталий. Решение, будем ли мы использовать новую версию выхлопа в квалификации и гонке, пока не принято.

Команда постепенно отстает от лидеров.

- Да, мы в курсе. Мы знаем, что отставали от остальных в темпе развития автомобиля на протяжении последней пары месяцев. Но сейчас команда – а в особенности департамент аэродинамики – работает в очень агрессивном режиме.

В чем причины спада?

- Я думаю, Джеймс (Эллисон, технический директор команды – примечание «Мотор.ру») ответил бы на этот вопрос лучше. Отчасти, это связано с нашим решением вывести выхлопные трубы вперед. Результаты, которые мы получаем в аэродинамической трубе, очень хороши, но нам сложно получить такие же цифры на трассе. В туннеле сложно смоделировать общую картину работы переднего выхлопа – в первую очередь, из-за высокой температуры выхлопных газов, которые поступают под днище автомобиля. В результате, мы были вынуждены отказаться от нескольких решений, которые отлично показали себя в трубе, но затем не работали на трассе. Отчасти из-за этого мы немного уступаем в темпе развития машины соперникам. К тому же, зимой мы модернизировали аэродинамический туннель. Его пришлось перекалибровать, так что мы потеряли время и на этом. Если суммировать: есть несколько разных причин, почему мы не успеваем за соперниками.

Интервью с руководителем команды Renault Эриком Булье

Создается впечатление, что вы столкнулись с теми же проблемами, что и у Ferrari. Они также модернизировали трубу, повысив масштаб продуваемой модели с 50 до 60 процентов. Теперь сложности возникли у вас. Вы не пытались по примеру Ferrari использовать трубу команды Toyota в Кельне, чтобы сравнить получаемые результаты?

- Нет.

То есть, вы продували макеты только в вашей трубе? И вы уверены, что она дает вам правильную картину?

- Я думаю, наш туннель был очень хорошо откалиброван в прошлом – до модернизации. И мы знали, что будет необходимо провести калибровку вновь при переходе на 60-процентную модель. У нас была вероятность смещения, но в итоге все было сделано идеально – мы не боимся, что будем введены в заблуждение.

Сейчас модернизация полностью завершена?

- Да, все работает превосходно. Единственное – случилась задержка. Мы не могли использовать туннель какое-то время, а значит, не могли и работать.

Получается, главная проблема все-таки связана с передним выхлопом?

- Да, насколько я понимаю, это действительно так. Джеймс объяснил бы лучше, но я знаю, что есть достаточно высокая погрешность в наших расчетах. Очень сложно воспроизвести ситуацию, понять какой именно эффект оказывают горячие выхлопные газы на аэродинамику.

Борьба с Mercedes GP за четвертое место по итогам сезона важна не только в спортивном аспекте, но и в свете распределения доходов от телетрансляций. Насколько агрессивно может работать команда, пытаясь модернизировать действующую машину, на этой стадии сезона – когда уже пора думать о том, что будет в следующем году?

- Да, это будет непростое решение. И мы должны принять его вместе с Джеймсом и остальной командой. Всегда сложно говорить: "Давайте сдадимся"… B то же время, мы не собираемся жертвовать машиной для 2012 года. Если мы хотим заметно прибавить в текущем сезоне, то это может сказаться на следующем. Посмотрим. У нас уже есть кое-какие планы, но надо еще раз все обсудить.

Интервью с руководителем команды Renault Эриком Булье. Фото 1

Мы приближаемся к тому периоду, когда надо будет вплотную заняться формированием пилотского состава на следующий сезон. Какова ситуация?

- Она немного необычна – у нас есть Роберт, которого мы ждем. Мы хотим посмотреть, в какой он будет форме, да и просто понять, когда он будет готов вернуться. Мы ждем его, чтобы ситуация прояснилась окончательно.

Вы следите за Романом Гросжаном?

- Да, он на моем радаре. Он проводит отличный сезон в GP2, доказывая всем, что сейчас он достаточно силен для того, чтобы быть пилотом Формулы-1. Я правда верю, что у него есть потенциал стать здесь одним из "больших парней". Так что, это один из возможных сценариев.

Он сейчас сильнее, чем был тогда, когда дебютировал в Формуле-1 два года назад?

- Безусловно. Он очень изменился и прибавил по сравнению с самим собой образца двухлетней давности.

Что вы можете сказать по поводу Виталия Петрова? С его двухлетним контрактом место в команде гарантировано?

- Ничего не может быть гарантировано в Формуле-1.

Завтра появится заголовок: "Булье сказал…"

- …это шутка. Все в порядке. Оксана (Косаченко, менеджер Петрова – примечание "Мотор.ру") говорит всем, что готова обсуждать контракт на 2013 год. Так что, все хорошо.

Интервью с руководителем команды Renault Эриком Булье. Фото 2

Вопрос как вице-президенту Ассоциации команд Формулы-1 FOTA. Существует идея о возвращении тестов по ходу чемпионата. Какой предполагается для этого формат?

- Позвольте, я сначала отвечу как руководитель команды. У нас есть одно препятствие: больше нет тестовой бригады. Как только запретили испытания по ходу сезона, она была расформирована. Мы не можем использовать на тестах тех же людей, что и на гонках – календарь и без того очень плотный. Так что главная проблема лежит, в первую очередь, в аспекте финансов. Вернуть тесты стоит денег. Тем не менее, лично я считаю, что тесты по ходу чемпионата Формуле-1 все-таки нужны. Хотя бы для тренировки молодых пилотов. Я не говорю о том, что надо полностью вернуться к тому, что было до запрета. Но можно найти какой-нибудь промежуточный вариант. Мы можем организовать нечто вроде небольшой экстра-сессии непосредственно по ходу гоночного уик-энда. Скажем, в пятницу. Мы могли бы посадить за руль резервного пилота или молодого гонщика – дать ему возможность набрать больше километров за рулем автомобиля. Мне кажется, для молодых пилотов недостаточно тех трех дней тестов, которые прописаны сейчас. Наверное, идеальным сценарием стало бы введение дополнительной сессии по ходу уик-энда. Мы могли бы использовать тех же людей, что работают на гонках. Но все это надо обсудить с Берни (Экклстоуном, генеральным промоутером Формулы-1 – примечание "Мотор.ру").

Какие вы планируете использовать машины во время таких пятничных тестов? В свете того, что на боевых автомобилях сейчас может использоваться ограниченное количество двигателей и коробок передач, придется привозить на гонки еще одно шасси?

- Сначала надо принять принципиальное решение – мы не занимались деталями. Многие боятся увеличения бюджетов. Нам надо обсудить все с промоутером, и когда мы поймем, возможно ли выделить время для сессии в пятницу, сразу начнем обсуждать варианты. Любые стоящие предложения принимаются к обсуждению. \m