Менеджер в юбке

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко

Оксана Косаченко ответила на вопросы читателей Ленты.Ру и Мотора. За полчаса разговора менеджер Виталия Петрова рассказала о том, сколько времени она тратит на переговоры со спонсорами, какие отношения у россиянина с его напарником Ником Хайдфельдом и зачем вообще гонщикам нужен менеджер.

Как складываются отношения у Виталия Петрова с партнером по команде Ником Хайдфельдом? В прошлом году с Робертом Кубицей, насколько можно было судить, были если не напряженными, то достаточно прохладными… (Михаил)

- Я думаю, что между Виталием и Ником абсолютно рабочие отношения – точно такие же, как были в прошлом году с Робертом Кубицей. Ни Ник, ни Виталий друг другу в друзья не навязываются, но они нормально выполняют свою работу и вполне дружески настроены по отношению друг к другу.

После первой успешной гонки сезона Виталий поспешил заявить, что он новый лидер команды в отсутствие Кубицы? Не кажется ли вам, что не стоило делать таких громких поспешных заявлений… (Андрей)

- Дорогой Андрей, первое: я не помню, чтобы Виталий Петров делал заявление о том, что он – новый лидер команды, я скорее полагаю, что именно команда создавала условия для того, чтобы Виталий мог себя почувствовать лидером – ему уделяется чуть больше времени, с ним чуть больше работают.

Мы не знаем на какой период времени заключен контракт с Ником, но он заменяет в команде Роберта Кубицу. А контракт с Виталием заключен на два года. Поэтому, естественно, команда хотела бы работать с тем гонщиком, который останется в ее составе на более продолжительное время.

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко

Что может побудить российских спонсоров прийти в Формулу-1 всерьез и надолго? (Евгений)

- Дорогой Евгений, я считаю, что для этого нужно набраться мужества и признать, что автомобильный спорт и Формула-1 в частности – это великолепная маркетинговая площадка. Но боюсь, что для того чтобы это признать, потребуется время – то есть кое-кому нужно будет действительно сесть и как следует разобраться, что же такое Формула-1. В настоящий момент всем нашим компаниям проще отказаться от поддержки Формулы-1, делая вид, что они не понимают, что такое автомобильный спорт и как он работает, и по традиции вкладывать деньги в хоккей, футбол и олимпийские виды спорта, несмотря на то, что в Формуле-1 один на каждый вложенный доллар можно получить гораздо большую отдачу.

Как вы считаете, насколько важно иметь хорошее образование чтобы стать пилотом Ф-1? У меня ощущение, что без качественного физико-математического образования невозможно адекватно работать "в команде" со своими механиками... (Роман)

- Боюсь, что университетов гонщики Ф1 не заканчивали. Они приобретают свое образование здесь, на трассах. Они получают ровно то, что им необходимо. Именно работая с инженерами, они получают тот объем и именно ту специфику инженерных знаний, которая нужна им. Но в целом, конечно, образование – очень хорошая вещь. Книжки иногда можно почитать, на языках разных поговорить.

Насколько известно, у Виталия Петрова контракт подписан до следующего сезона. Однако, в конце этого года, судя по всему, во многих командах произойдут изменения в составах. Не думаете ли вы о смене команды с Виталием? (Дмитрий Иванов)

- Предложения есть, контракт действительно подписан до конца 2012-го года, но понятно, что мы все живые люди, и если поступит какое-то интересное предложение, я думаю, что мы сядем за стол переговоров с командой Lotus Renault GP. На сегодня мы вполне удовлетворены той работой, которая ведется сейчас в Renault, и если команда будет выполнять те планы, которые она перед собой ставила в начале сезона, я думаю, и нам не имеет смысла задумываться о смене команды.

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко. Фото 1

Уверен, вы часто общаетесь со штабом Marussia. Николай Фоменко обещал, что в скором времени, возможно, и там появится русский пилот. Какие кандидатуры рассматриваются? (Дмитрий Иванов)

- Мы не только с Николаем Фоменко общаемся, мы в целом общаемся со всей командой Marussia Virgin, с владельцами команды в том числе. Я думаю, что сейчас они действительно серьезно нацелены на то, чтобы провести некий кастинг среди российских гонщиков. Но сегодня, я думаю, они, так же как и мы, прекрасно понимают, что в России пока нет пилотов, на сто процентов готовых к Формуле-1. Тот, что готов, уже ездит в Формуле-1. Что касается возможного перехода Петрова в Marussia Virgin – на сегодняшний момент, по состоянию на середину сезона 2011 года, мы не планируем этого, хотя нам бы, конечно, хотелось работать в российском коллективе.

Какой процент вашего времени занимают переговоры со спонсорами? (Андрей)

- Примерно 80 процентов.

Почему тактика на гонку у Виталия почти всегда отличается от тактики лидеров, приносящей им успех? (Максим)

- Я думаю, что это вопрос к стратегам команды. Иногда та тактика, которая выбирается в Renault на гонки, меня тоже удивляет. Но иногда, однако, она приносит и какие-то позитивные результаты.

Есть ли в РФ интернет-магазины, где можно заказать товары с символикой Renault F1 (Максим)

- Да я как-то не занимаюсь магазинами и продажей продукции Ф1 в России. Нам бы, безусловно, хотелось, чтобы такие магазины были, и я на самом деле думаю, что время уже пришло. В этом году в зоне продажи мерчендайзинга на Формуле-1 мерчендайзинг команды Renault появился позже всех остальных команд, но я могу понять почему. Команда провела полный ребрендинг, поэтому майки и кепки у нас появились гораздо позднее остальных команд. Мы рассчитываем, что все-таки, рано или поздно, подобные магазины, о которых вы говорите, появятся. Очень много людей спрашивают нас о товарах с символикой команды и Виталия. Мы даже выпустили специальную партию фан-клубовских маек! На сегодняшний момент мы можем помочь, только пригласив всех на [официальный сайт Виталия Петрова](http://www.vitalypetrov.ru).

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко. Фото 2

Нужны ли Формуле-1 только пилоты со спонсорами? Почему не берут реальных талантов? (Антон)

- Почему такое противопоставление? Разве не может быть гонщиков талантливых и со спонсорами? Это идеальный пилот, и, я думаю, таких ровно двадцать четыре в Формуле 1.

Вопрос, возможно, потребует несколько некорректного с точки зрения профессиональной этики ответа, но тем не менее: чего не хватило Михаилу Алешину для попадания в Ф1 в 2011? Что не так сделал его менеджер Петр Алешин? И, если не секрет, кого, помимо Виталия вы будете продвигать в Формулу-1 в обозримом будущем? (Мороз)

- Я бы оставила вопрос относительно Михаила Алешина для размышления его менеджменту и его спонсорам. Мне достаточно своих ошибок, которые я анализирую и над которыми я работаю. У меня просто нет времени на анализ чужих ошибок. Даже если я сделаю выводы для себя, то при мне они и останутся. Михаил не имеет ко мне никакого отношения. Михаил – не мой пилот!

Мы будем продвигать других пилотов. Сегодня есть несколько гонщиков, с которыми мы работаем. Самый возрастной из них – Юрий Григоренко, ему 17 лет, есть чуть по-младше – Дмитрий Суранович, ему 16 лет, есть совсем молодой пилот – Роберт Шварцман. Это люди, за которыми мы сегодня внимательно следим. Но это не значит, что на этом мы ограничимся. Я думаю, что примерно в возрасте 15-18 лет я бы сейчас посмотрела 4-5 человек, для того чтобы точно определиться, кого из них можно привести в Ф-1, на кого можно ставить. Чтобы не потратить много времени, хотелось бы найти нечто самое идеальное, самую идеальную комбинацию различных составляющих для гонщика. Пока я не могу сказать, кто следующий Виталий Петров.

Не секрет, что многие пилоты Ф-1 являлись участниками программ поддержки молодых гонщиков. Например, Себастьян Феттель или Льюис Хэмилтон. Существуют ли в России подобные программы? (NickG)

- Нет, на сегодня не существует полноценной программы, но у некоторых компаний есть свои гоночные проекты. Например, у той же компании «Лукойл» есть несколько пилотов, которых они поддерживают. Совсем необязательно готовить гонщиков для Формулы-1, но, тем не менее, тот же Лукойл развивает интерес к автомобильному спорту в целом, поддерживает пилотов в разных гоночных категориях. Мы начали разговор о Marussia... У меня создалось впечатление, что там достаточно четко все идет к тому, чтобы подобную программу создать. По крайней мере, это было бы следующим логичным шагом для Marussia Motors – каким-то образом поучаствовать в становлении такой структуры. Она очень нужна, на самом деле. В некоторых странах роль таких структур играют автомобильные федерации – например, в Бельгии, во Франции федерации тем или иным образом поддерживают пилотов. Необязательно собирают деньги, но, тем не менее, создают какие-то условия для подготовки молодежи. Но в России, как известно, автомобильный спорт на последних ролях, поэтому сегодня, я думаю, только энтузиасты могут сдвинуть эту ситуацию с мертвой точки.

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко. Фото 3

Насколько сильно в Ф1 пилоту нужен менеджер? Вот, например, в футболе все большее число людей считают агентов злом. И, как вы считаете, был бы сейчас Виталий тем кем он является без вашей помощи? (Александр)

- Я думаю, что футбол и Формула-1 – это совершенно разные виды спорта. В автомобильном спорте, выскочив из машины, гонщик бежит к инженеру, потом выделяет полчаса-час на общение с прессой и еще полчаса-час на общение со спонсорами. Все остальное время он занимается доработкой автомобиля. Потому что, в отличие от футболиста, ему недостаточно сходить в магазин и купить супер дорогущий волшебный стандартный мячик. В технических видах спорта очень многое зависит именно от того, как ты работаешь вне гонок. На каждой тренировке, на каждых тестах, создается и совершенствуется автомобиль. То есть гонщик – это человек, в большей степени связанный техническими узами с командой. И в связи с этим у него просто нет времени для того, чтобы проводить переговоры. Ну, а кроме того... До этого был очень хороший вопрос касательно образования. Если у тебя нет образования, нет понимания о менеджменте, об управлении, нет никакого маркетингового образования, навряд ли ты сможешь сам себя продать. Поверьте – продать пилота в Формулу один, где выступает всего 24 человека на всей планете – это адский труд! Это не футболиста двинуть в какой-нибудь английский клуб! Поэтому каждый должен заниматься своим делом. Где был бы Виталий без меня? Я думаю, мы с Виталием знаем ответ на этот вопрос. Остальным это знать не обязательно. Но я не люблю сослагательное наклонение, я живу в реальности.

Нет ли у вас опасений относительно качества подготовки Гран-При в Сочи, особенно оценивая уровень ужасный организации Moscow City Racing? (Андрей А.)

- Вообще я не поняла связи между Moscow City Racing, коммерческим предприятием, которое собирает деньги с участников, спонсоров, а потом еще и продает билеты, с Гран-при России. Какая здесь связь с Сочи? Насколько мне известно, организовывать Гран-При России в Сочи собираются не те люди, что делали Moscow City Racing...

При этом это не умаляет моих опасений относительно того, что будет в Сочи. На сегодняшний момент я не имею стопроцентной уверенности, что все пройдет там грамотно. У меня есть на это причины.

Дайте, пожалуйста, несколько советов начинающим гонщикам: с чего начинать, на чем и где, как и с кем строить свою дальнейшую карьеру? (Иван)

- Начинать надо с картинга, в картинге вполне достаточно тренера, который есть на картодроме или в команде. Потом, поскольку в России автомобильный спорт нигде не развит и никуда не развивается, конечно же, лучше уезжать за границу. И, я думаю, лет до 15 смело можно, если финансовое состояние родителей или друзей позволяет, самостоятельно кататься. Потом уже, если серьезно говорить об автомобильном спорте, надо искать нормального менеджера, который бы помог четко определиться – просто, в зависимости от того, что собой представляет гонщик, указать тот или иной путь, провести переговоры с командами, поискать спонсора. Но начинать надо с того, что сначала в России покататься на карте, а потом уже понять, насколько серьезно ребенок и его родители готовы вовлекаться в автоспорт. Автоспорт, как и любой другой профессиональный спорт, требует колоссального самопожертвования. И не только со стороны пилота, а со стороны всего окружения.

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко. Фото 4

Люди, работающие в Формуле-1, всегда находятся под сильным психологическим давлением. Глядя на вас и Виталия зачастую невозможно это заметить – впечатление, будто сложная жизнь только добавляет вам двоим сил. В чем секрет такой жизнерадостности, как вы справляетесь с психологическими нагрузками Ф1? (Эдуард)

- Да мы просто счастливы! Это, конечно, шутка. На самом деле я не могу сказать, что у нас нет проблем – их очень много. Но это не значит, что все проблемы надо выносить на всеобщее обсуждение. Мне каждый день приходится разгадывать ребусы и двигать фигуры по виртуальной шахматной доске. Но трудности закаляют характер.

Какую стратегическую цель вы и Виталий ставите для себя в Формуле-1? (Артем)

- Ну, наверное, любой пилот, который приходит в Формулу-1, ставит перед собой одну-единственную цель – выигрывать гонки, выигрывать чемпионаты. Ну, или, как минимум, добиваться всего того, на что способен пилот и его команда. На сегодняшний день стратегическая цель очень простая – Виталию надо постоянно попадать в десятку в гонках и постараться в десятке сильнейших остаться до конца сезона. Если уж говорить о глобальных целях – мы хотим, чтобы Виталий ехал где-нибудь поближе к верхним местам.

В интервью в последнее время Виталий часто стал обвинять в неудачных гонках технику, тактику и настройки болида. Не считаете ли вы, что в этих проблемах есть и его вина? (Ольга)

- Я считаю, что в любой проблеме всегда виноваты все ее участники. Поэтому ни я, ни Виталий никогда не перекладывали всю вину, всю ответственность, так правильнее сказать, на кого-то одного, например, на стратегов, на инженера, на машину. Все участники процесса в той или иной степени проблему создают, поэтому все они в равной мере несут ответственность за результат.

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко. Фото 5

Вопрос относительно вашей работы в качестве комментатора. Как вы готовитесь к гонке? Понятно, что времени у вас мало – Не страдает ли от этого качество репортажей? И, по вашей собственной оценке, насколько вы прибавили в этой работе в последние годы? (Александр)

- Я комментаторством занимаюсь с 1998-го года. И тогда, когда я начинала работать, мне казалось, я вообще ничего не знала в автоспорте – поэтому это был, скорее, описательный процесс. А сейчас я много езжу, встречаюсь в пилотами разных серий, много вращаюсь в гоночном кругу, именно присутствие на этапах, общение с организаторами и журналистами дает очень много внутренней информации. Но она, кстати, не всегда полезна во время комментариев, и я совсем не всегда ее открываю. Может быть, просто нужно ее знать и каким-то образом ее применить. На подготовку к комментариям, действительно, времени остается очень мало, и поэтому для меня очень тяжело оказаться в комментаторской кабине во время той серии, которую я давно не смотрю. Поэтому выпадать из процесса очень тяжело. Для меня лучше держать руку на пульсе. То есть если даже я не комментирую какие-то гонки, я за ними все равно слежу.

На "Фестивале скорости" в Сочи я была потрясена рассказом Алексея Попова о демонтаже системы подачи воды в шлем Виталия в Сильверстоуне ради уменьшения веса болида. Как Вы считаете: оправдан ли такой риск здоровьем нашего пилота, притом, что зарплаты он не получает? (Людмила)

- Ну, если решили демонтировать… наверное, никто не демонтирует систему подачи воды – я бы сказала попроще: трубочку, из которой пьет пилот, – не согласовав это с гонщиком. Поскольку было не очень жарко, я думаю, Виталий вполне мог пожертвовать этой системой. Самое главное, он на самом деле не так много пьет. Он дал на это добро. И зарплата его тут точно ни при чем.

Вы уже не первый год находитесь в паддоке и наверняка сформировали свое мнение о большинстве действующих гонщиков Формулы-1. Назовите, пожалуйста, три качества Виталия Петрова, которые выгодно отличают его от остальных "коллег по цеху". (Дмитрий Ч.)

- Я не могу сказать, что это три качества, которыми обладает только он. Мне кажется, прежде всего, он достаточно скромный – то есть он не «звездит». Ну почти. Потом все-таки, мне кажется, он еще жаден до гонок, в отличие от многих пилотов, которые уже здесь сидят годами и даже десятилетиями – не будем показывать пальцем. Ну, и, наверное, третье качество отсюда же и вытекает – это целеустремленность.

Не стоит ли попробовать внедрить способы и методики восстановления пилотов после травм доктора команды КамАЗ-Мастер Сергея Бубновского и в Формулу-1? Тот же Кубица наверняка был бы уже в строю… (*anonymous*)

- Я так скажу. Опять же, сослагательное наклонение – трудно сказать, что было бы, если бы. Было бы очень здорово, если бы Роберт не поехал на это злосчастное ралли, тогда не нужен был бы ни Бубновский, ни кто-то другой. И кроме того, не будем забывать, что в Формуле-1 работают профессионалы, люди, которые давно отработали свою систему подготовки. Тем более, длительные гонки, ралли-марафоны, такие, как «Дакар», принципиально отличаются от коротких напряженных гонок Формулы-1. Поэтому здесь свой подход. Понимаете, если аспирин помогает от головной боли, это не значит, что его надо давать от всех болезней.

При этом к доктору Бубновскому я отношусь хорошо. Когда у Виталия были проблемы с шеей, со спиной, то как раз Фирдаус Кабиров первым делом дал нам контакты Бубновского.

Интервью с менеджером гонщика Формулы-1 Виталия Петрова Оксаной Косаченко. Фото 6

Имеет ли Виталий доступ к телеметрии Хайдфельда и оговорено ли это как-нибудь в контракте? (Игорь)

- Это никаким образом не оговорено в контракте, потому что это совершенно обычная работа, они сидят вместе в одном зале и могут в любой момент посмотреть туда, куда им нужно. Но не факт, что это помогает, потому что машины настроены по-разному, и стиль пилотирования абсолютно разный

Как вы отдыхаете? (ORSKY)

- Что-то я пока не могу сказать, как я отдыхаю, потому что я не отдыхаю. Но очень хочу отдохнуть. Недавно вот получила приглашение съездить на фабрику по производству шампанского Mumm на пару-тройку дней в августе. Вот, наверное, возьму и поеду туда. Хотя сама не верю пока,что получится...

Почему так много руководителю команды Renault Эрику Булье понадобилось времени, чтобы понять, что "их машина уже не столь быстра", о чем он сам заявил в Сочи? Виталий ведь неоднократно в дипломатичном тоне говорил про звоночки. Неужели понадобился набат? Не считаете ли вы, что присутствует некое предвзятое отношение к мнению Виталия о настройках болида и по тактике проведения гонки? (ORSKY)

- Хороший вопрос, но, я думаю, я красноречиво промолчу.

Когда планируется приход вашего нового подопечного в Формулу-1? Многие СМИ советуют вам сотрудничать с Квятом. Как вам такая идея? (Сергей)

- Разобьем на несколько частей. Следующий наш пилот придет в Формулу-1: первое: когда он будет готов, второе: когда для этого будут возможности. Сегодня в Формуле 1 места я пока не вижу. Да и нет у нас готового пилота. Я оцениваю, что следующему пилоту потребуется для подготовки лет шесть-семь. Что касается «взять под опеку и сотрудничать с Даниилом Квятом» – тут доктор Хельмут Марко из Red Bull меня опередил. Поэтому у Квята своя дорога, у нас своя. Но парень он хороший.

Гонки Ф-1 – это завершение пирамиды, в основании которой лежат, в частности, такие вещи, как моторостроение или занятие картингом для молодежи. А что вы думаете о российских перспективах в этом смысле? (Валериан)

- Занятия картингом… Надо в России чуть-чуть картодромов построить, чтобы было где заниматься картингом. И вообще картинг детский неплохо было бы развить, это не такое дорогостоящее дело, и я думаю, что ряд компаний вполне могли бы взять детско-юношеский спорт под опеку и развивать. Вот мы на днях встречались с Президентом АвтоВАЗа – как приятно было слушать человека, который понимает, что единственный автопроизводитель в России – АвтоВАЗ – готов возобновить поддержку детского автоспорта. Он прямо из окна своего кабинета показал, где они уже открыли в Тольятти новый картодром, где еще откроют. И обещают, что сделают его вполне доступным тольяттинцам. А если Игорь Комаров сказал, то обязательно сделает! Пусть хоть мальчишки из Тольятти получат такую возможность.

Неделю назад были в Ульяновске – там открыт один из лучших профессиональных картодромов в России, так почти нет возможность прокатиться: все время картодром занят! Все это радует!
А что касается машиностроения, или моторостроения как у вас написано, пока, я напомню, моторов российского производства в Формуле-1 нет, и если реально оценивать положение дел – вряд ли российские моторы в ближайшее время появятся в Формуле-1. Да и не в этом суть. Многие другие российские технологии могли бы появиться в Ф1: композитные материалы, аэродинамика. Я обещаю поработать в этом направлении. \m