Der Архитектор

Герман Тильке рассказал "Мотору" о себе и своих трассах

В 1985 году Герман Тильке спроектировал для Нюрбургринга несколько подъездных дорожек, и получил за свою работу 600 дойч марок. Четверть века спустя в календаре Формулы-1 осталась всего половина трасс, к созданию или модернизации которых бы не приложил руку немецкий архитектор. Мы встретились с Тильке на Гран-при Венгрии и расспросили его о том, как создавалась его компания, когда он познакомился с Берни Экклстоуном и сколько гонок он выиграл на собственных автодромах.

Моторхоум McLaren – пожалуй, идеальное место для интервью. Это только снаружи трехэтажный Brand Centre выглядит неприступным. Как только попадаешь внутрь – ощущения меняются кардинально. Из огромных окон открывается великолепный вид на паддок, но по ту сторону стекла люди видят лишь свое отражение.

\"Когда меня спрашивают, какая из трасс для меня любимая, я отвечаю – «Нюрбургринг». Я провел на ней очень много гонок».

Можно устроиться за столиком прямо у окна, но мы проходим вглубь, к дальнему от входа углу. Здесь не так светло, с кухни доносятся звуки готовящегося ужина, но Герман Тильке, желанный гость в моторхоуме любой команды, четко знает, почему интервью должно состояться именно здесь: Мне надо видеть экран. На плазменной панели напротив, на одной из пятидесяти, которыми напичкан Brand Centre, начинается трансляция серии GP2. Для человека, который следит даже за Суперкубком Porsche, пропустить ее немыслимо.

Герман Тильке – гонщик. Пусть и бывший, но все-таки гонщик. Немец закончил карьеру около двух лет назад. Не сказать, чтобы она была выдающейся, но уж точно – очень длинной. Большую ее часть Тильке-гонщик провел на старом Нюрбургринге, легендарной Северной петле, выходя на старты различных туринговых соревнований, а в последние годы он выступал на этапах гонок на выносливость VLN, где одержал пять побед в абсолютном зачете. По этому показателю Герман, например, превосходит победителя 24 часов Ле-Мана 2010 года Ромена Дюма.

Естественно, когда меня спрашивают, какая из трасс для меня самая любимая, то я отвечаю «Нюрбургринг», – говорит немец. – Я провел на ней очень много гонок. С тех пор, когда мне было 18, и до конца 2009 года. Когда ты выигрываешь там – это совершенно особенное чувство.

Гонки как страсть

Тильке-архитектора мир, возможно, и не узнал бы, не будь у выпускника Университета прикладных наук Аахена, такой страсти к гонкам. Именно она вынудила Германа основать известную ныне на весь мир Tilke Engineering GmbH. Причем, вынудила в буквальном смысле этого слова.

Главный архитектор Формулы-1 рассказал о себе и о своих трассах

Когда я получил диплом, – рассказывает Герман, – то практически сразу устроился на работу. Сидел в обычном офисе, как наемный рабочий большой компании. График был такой, что времени на гонки практически не оставалось. И тогда я начал думать: «Окей, если у тебя будет свой бизнес, ты сможешь сам выделять столько времени, сколько нужно, чтобы гоняться». И я сделал это. Я уволился и основал свою маленькую фирму. Должен сказать, вначале все работало отлично. Заказов поступало не так много, и времени, чтобы гоняться было более чем достаточно. Но потом…

Tilke Engineering была основана в 1984 году, через два года после того, как Тильке закончил обучение – тогда ему не исполнилось еще и тридцати. Но перед тем, как к немецкому архитектору пришла известность, прошло более десяти лет. Конечно, мне хотелось проектировать, – Тильке на секунду задумывается. – Нет, даже не проектировать. Сначала мне хотелось просто делать хоть что-то связанное с трассами.

Наверное Нюрбургринг любим Германом Тильке не только потому что здесь прошла большая часть его гоночной карьеры. Именно из Нюрбурга начался его путь в Формулу 1.

Сначала мы делали какие-то незначительные вещи, вроде подъездных путей, – рассказывает немец про дороги, за которые его компания получила в середине восьмидесятых 600 дойч марок. – Потом заказов становилось все больше и больше, мы стали заниматься непосредственно трассами.

Сначала был проект модернизации восточногерманского Заксенринга, который до сих пор принимает у себя этапы MotoGP, потом поступил заказ на перестройку автодрома в австрийским Шпильберге. Но крутой взлет в карьере случился благодаря все тому же Нюрбругрингу.

Главный архитектор Формулы-1 рассказал о себе и о своих трассах. Фото 1
«Мы построили на Нюрбургринге несколько
трибун, в том числе и трибуну Mercedes-Benz.
Когда ее увидел Экклстоун, он спросил:
"Кто это сделал?"

Судьба Тильке кардинально изменилась после знакомства с Берни Экклстоуном. Это было в то время, когда трасса вернулась в календарь Формулы-1, – вспоминает Тильке 1995 год, когда в Нюрбурге после десятилетнего перерыва вновь прошел Гран-при Европы. – Мы там построили несколько новых трибун, в том числе и трибуну Mercedes-Benz. Когда ее увидел Экклстоун, он спросил: «Кто это сделал?» Ему рассказали. Я в то время занимался уже и проектом «A1 Ринг» в Австрии, которая также готовилась принять «Ф-1», и вскоре нас с ним познакомили. Это была очень волнительная для меня встреча. Я, наверное, никогда так не нервничал. Мне кажется, я не сказал вообще ни одного слова – просто потерял весь свой английский.

С тех пор все без исключения новые автодромы, дебютировавшие в календаре Формулы 1, были спроектированы Tilke Engineering.

Тилькедромы

И «A1 Ринг», и «Заксенринг» – это фактически заново выстроенные трассы, а не просто «модернизации», – настаивает Герман. – Но если говорить о трассах, которые мы создавали с нуля, то первый серьезный проект – это, конечно, Малайзия.

Автодром Сепанг принял первую гонку Формулы 1 в 1999 году, в самом конце сезона. К тому моменту в календаре чемпионата мира уже был полностью модернизированный архитекторским бюро Тильке А1 Ринг, хотя черты старого Остеррайхринга в нем все же угадывались.

Но Сепанг поразил мир Формулы 1. Не только конфигурацией самого трека, но и тем, сколь тщательно был продуман весь комплекс. Огромная трибуна, расположенная между двух главных прямых Сепанга – сейчас является одним из главных символов чемпионата мира.

Я был на всех гонках Формулы-1, которые прошли в Малайзии. – говорит Герман. Да, его никогда не заставишь ответить на вопрос, какую из своих трасс он любит больше всего: Они все – мои дети. Вы же никогда не согласитесь, что любите одного ребенка сильнее, чем другого. Но когда речь заходит о первенце, Тильке преображается. Конечно, чем опытнее ты становишься, тем больше у тебя знаний, тем больше идей, и иногда ты можешь сказать: «Да, тут можно было сделать кое-что по-другому». Но «Сепанг» – очень хороший трек. Я не знаю, что думаете вы, но я очень люблю эту трассу. Я сам несколько раз там гонялся. Однажды даже чуть не выиграл – это был заезд на автомобилях Proton. Я долгое время шел вторым, но не финишировал – сломалась машина.

Следующий вопрос ставит Германа в тупик: Тильке-гонщик вообще когда-нибудь выигрывал на трассах Тильке-архитектора? У меня такое ощущение, что нет, – Герман замолкает на несколько секунд. – Слушай, ты первый, кто мне об этом сказал. Я бы обязательно запомнил, если бы такое случилось. И правда, наверное, я никогда не выигрывал на своих трассах. Не могу ничего вспомнить.

Если бы не отмена Гран-при Бахрейна, то в календаре сезона 2011 года половина трасс была бы созданы Тильке либо с нуля, либо модернизированы по его чертежам. Помимо Сепанга, это автодромы в Шанхае, Стамбуле, Валенасии, Сингапуре, южнокорейском Йонгаме, Абу-Даби. Плюс, наполовину перестроенный Германом Хоккенхаймринг. А в октябре первый Большой приз будет разыгран и на новейшем автодроме в Дели.

Пожалуй, единственная трасса Ф 1, к недавней перестройке которой бюро Тильке не имело никакого отношения – это Сильверстоун. Но это Британия, страна с левосторонним движением, тремя зубцами на электрических вилках и вечно отстающими от Европы часами…

О пользе критики

Да и конкуренции со стороны архитекторов Сильверстоуна Тильке не боится. Новый комплекс Крыло был раскритикован журналистами, а пит-лейн – гонщиками и болельщиками. Пилоты остались недовольны тем, что дорожка вдоль боксов получилась узкой, а въезд на нее слишком опасным. Зрители жаловались на то, что происходящее в боксах невозможно рассмотреть даже с главной трибуны – из-за огромной пит-уолл и полосы газона шириной в десять метров. К чему-чему, а к инфраструктуре на автодромах Тильке претензий не было никогда и ни у кого.

\ Когда говорят, что все мои трассы одинаковы, я не обращаю внимания. Потому что это не критика. Это просто неправда.

Однако сказать то же самое про трассы Тильке нельзя. Как и подобает преуспевающему человеку, глава Tilke Engineering – один из самых критикуемых персонажей паддока Формулы-1. До введения DRS именно архитектор, по мнению многих, был главным виновником того, что в Больших призах совсем не осталось места обгонам. Даже при том, что к созданию трех самых проблемных с этой точки зрения трасс – в Монако, Барселоне и Будапеште – он не имеет никакого отношения.

Особенно сильно досталось Тильке от Джеки Стюарта. Фразу шотландца о том, что современная Ф-1 отличается от гольфа только тем, что поля для гольфа спроектированы не одним и тем же человеком облетела в конце прошлого года все новостные ленты. Для нас важно каждое мнение, – отвечая на вопрос о критике Герман скрещивает пальцы на руках. – Мы внимательно следим за всем, что говорят люди и естественно, что иногда их оценки не слишком лестны для нас. Но это нормально. Многие просто не могут знать тех рамок, в которых мы работаем. Это и бюджет, и ландшафт, и характер почвы. Часто мы просто не можем воплотить все наши идеи. Единственное, на что я не обращаю внимание – это, когда говорят, что все мои трассы одинаковы. Потому что это не критика. Это просто неправда.

Главный архитектор Формулы-1 рассказал о себе и о своих трассах. Фото 2
Герман Тильке вместе с Дэвидом Култхардом на церемонии закладки первого камня перед началом строительства подмосковной трассы Moscow Raceway беседуют с бывшим управляющим директором автодрома Хансом Гайстом.

Самое главное для Тильке, что его практически не критикуют действующие пилоты. Многие из них – например, Михаэль Шумахер – при перестройке Хоккенхаймринга были консультантами в его проектах: Мы работали не только с Шуми. Еще с Педро де ла Росой, когда строили трассу в Арагоне, с Алексом Вурцем. У них много хороших идей – мне кажется это естественно. И я всегда рад с ними сотрудничать. Важно для Тильке мнение и еще одного бывшего пилота Ф-1 – того, который когда-то в 50-х дважды не прошел квалификацию, – Берни Экклстоуна. Он очень разносторонний человек, и досконально знает Формулу-1. У нас с ним иногда получаются очень интересные дискуссии о трассах, – говорит немец.

Пока Экклстоун доволен работой Тильке, и уже не за горами тот момент, когда в календаре чемпионата трасс, построенных немцем, станет больше чем всех остальных. В следующем году Формула-1 вновь отправится покорять США – гонка пройдет на автодроме в Техасе, который также спроектировал Герман. Ну а еще через пару лет наступит черед и Гран-при России в Сочи.

О России с любовью

Мне всегда нравились люди, с которым я работал в России, – Тильке смеется, когда напоминаешь ему о том, сколько проектов он сделал для нашей страны и сколько из них так и не было реализовано, но критиковать российских партнеров отказывается.

Первые проекты для России были сделаны Тильке еще на рубеже веков, но на протяжении многих лет российские автодромы от Tilke Engineering так и оставались на бумаге. И все же, ни из одной другой страны мира немецкий архитектор не получал столько заказов. Неудивительно, что на официальном сайте его компании информация доступна на трех языках: немецком, английском и русском.

Теперь ситуация изменилась. Трассы от Тильке сейчас есть в Казани и Смоленске, завершается строительство автодрома близ Волоколамска. Герман уверен – Гран-при России обязательно состоится. Я достаточно часто бываю в Сочи, – говорит архитектор. – Иногда раз в месяц, иногда два раза. Сейчас мы набираем персонал – наши люди будут находиться там постоянно.

Главный архитектор Формулы-1 рассказал о себе и о своих трассах. Фото 3

Уже проделанной в Сочи работой Тильке доволен: «Конфигурация кажется мне достаточно интересной. У нас будет очень затяжной поворот вокруг монумента. Скорость там будет намного выше трехсот километров в час – это будет очень тяжелый поворот и для гонщиков, и для резины. Плюс, на трассе будет по крайней мере два очень хороших места для обгона. Там есть несколько девяностоградусных поворотов – с первого взгляда они кажутся одинаковыми, но на самом деле, они разные. Они будут проходиться на разных передачах».

Тем не менее, куда больше Тильке пока интересует другой российский проект – автодрома Moscow Raceway в Волоколамске. Я очень люблю эту трассу, – за полчаса разговора Тильке так не нахвалилвал ни одного из своих «детей». – Мы в апреле получим омологацию – трек будет фантастический! Там будут спуски, подъемы, всевозможные повороты – я сам жду не дождусь, когда смогу проехать по ней. Вы были там? Когда? В феврале? Нет, это очень давно – с тех пор многое изменилось. Мы недавно выложили на сайте новые фотографии – обязательно посмотрите, – советует Герман.

Когда архитектор из Аахена говорит про Волоколамск, с его лица не сходит улыбка. Почему бы Тильке-гонщику не одержать свою первую победу на трассах Тильке-архитектора в Подмосковье? Да, я бы очень этого хотел, – соглашается он. – Это очень подходящее место! \m