Сэр

Интервью с Джеки Стюартом

Трехкратный чемпион мира и один из лучших гонщиков Формулы-1 за всю ее историю – Джеки Стюарт – в интервью Мотору рассказал о том, сколько лет с ним не разговаривал Айртон Сенна, объяснил, почему Себастьян Феттель пока не может считаться великим, и заявил, что до сих пор не может понять, откуда взялся такой быстрый Виталий Петров.

Сэр Джеки театрален. На это интервью в его жесточайшем графике было выделено десять минут, но добрую половину из них летучий шотландец способен уничтожить многозначительными паузами, во время которых он поднимает вверх указательный палец и пристально всматривается в глаза своего собеседника…

Любая попытка задать новый вопрос, когда, по его мнению, ответ еще не дан до конца, пресекается на корню. Жилистой рукой сэр Джеки хватает собеседника за запястье и вкрадчивым голосом произносит более чем убедительное слушай. Даже если затем приготовлена еще одна многозначительная пауза.

Но мы проговорили вдвое дольше положенного – до тех пор, пока внимания сэра не затребовали за соседним столиком в моторхоуме Lotus Renault GP. В этом году трехкратный чемпион мира является представителем брэнда Genii, владеющего командой, и основные пункты в его расписании – бесконечные встречи с партнерами. Само по себе интервью со Стюартом закончиться просто не может. Ведь сэр Джеки способен говорить бесконечно.

Интервью с легендой Формулы-1 Джеки Стюартом

Сэр Стюарт, Себастьян Феттель выигрывает гонку за гонкой. Борьба за титул в этом году уже закончена?

- Я думаю, ему будет гораздо сложнее проиграть, чем выиграть этот чемпионат.

Его уже можно причислить к одним из великих? Сравнить с Айртоном Сенной, Аленом Простом, вами...

- Мне кажется, еще рано. Я объясню. У него были два потрясающих сезона. Но оба раза в его распоряжении были потрясающие машины. Я не думаю, что когда-либо видел настолько сильного ментально пилота в его возрасте. Настолько зрелого. Меня впечатляет его успех. Потому что я понимаю, через что он сейчас проходит. Я был там. Я знаю, как может отвлекать популярность, как все сопутствующие факторы могут повлиять на результат. Но только время покажет, насколько он велик. Пока я могу лишь предположить, что у него есть все, чтобы встать в один ряд с великими, но надо посмотреть, как он будет себя вести, когда машина уже не будет быстрейшей. Red Bull Racing не может доминировать постоянно. McLaren уже рядом, вернется в борьбу Ferrari. Это уже четыре пилота, которые готовы бросить ему вызов. Плюс – его напарник. У Марка [Уэббера] сейчас сложный период, он должен был быть ближе к Феттелю. Но сам Феттель… Я думаю, сейчас комбинация его и его команды непобедима.

Интервью с легендой Формулы-1 Джеки Стюартом. Фото 1

Берни Экклстоун сравнивает Себастьяна с Йохеном Риндтом.

- Нет… Нет, Йохену потребовалось чуть больше времени, чтобы стать тем, кем он стал. Йохен в свои последние два года (Йохен Риндт – чемпион мира 1970 года, единственный пилот Формулы-1 ставший обладателем титула посмертно – примечание редактора) был фантастическим гонщиком. Но до этого… Порой он пилотировал, я бы сказал, слишком оптимистично. Машина все время ехала боком. Йохен был долгое время моим главным соперником, сначала в Формуле-2, потом в Формуле-1. Он был одним из моих лучших друзей. Йохен был быстр! Но у Себа более аналитический склад ума, чем у него.

Он говорил, что Lotus 49 могла бы пилотировать и обезьяна. Это, конечно, неправда. Йохен считал эту машину очень удачной, но при этом у него никогда не было той уверенности в дизайнерских способностях Колина Чепмэна, как сейчас у Феттеля с Эдрианом Ньюи.

Ньюи – главный секрет успеха Red Bull Racing?

- Я думаю, Эдриан Ньюи – это только одна из слагаемых успеха. Владелец Red Bull Дитрих Матешиц проявил мудрость, создавая команду. Он собрал отличных людей. Не только Эдриана. У тебя может быть отличный дизайнер, но тебе все равно нужна фабрика, чтобы построить машину. Мне кажется, роль Кристиана Хорнера не менее важна.

Интервью с легендой Формулы-1 Джеки Стюартом. Фото 2
Stewart Grand Prix была основана на базе конюшни, созданной сыном Джеки Стюарта Полом (слева) и выступавшей в молодежных формульных чемпионатах. За три года в Формуле-1 на счету коллектива одна поул-позиция, одна победа и еще четыре подиума. Одной из причин продажи концерну Ford, возможно, стала болезнь Пола -- у сына Джеки был обнаружен рак.Еще спустя пять лет Ford продал команду, созданную когда-то Стюартами, компании Red Bull, и сейчас именно она является лидером Формулы-1.

Вы чувствуете, что это все еще отчасти и ваша команда?

- Я вам скажу, там работает очень много моих людей! Действительно много. Я приезжал на завод пару недель назад… Когда все только начиналось и мы заключали первые контракты, у каждого сотрудника был свой номер. У кого-то первый, у кого-то второй, вплоть, наверное, до двух сотен. Было забавно – я шел сейчас по заводу и видел очень многих людей, которых нанимал сам. Кто-то кричал: "Здесь номер сорок первый!"

Мы были одной большой семьей. Мы вели бизнес с Полом, Марк и Хелен тоже что-то делали (два сына и жена Стюарта – примечание редактора). У нас было что-то вроде семейного магазинчика за углом. И я до сих пор чувствую, что частичка меня находится там.

Скучаете по этому времени?

- Нет. Ни в коем случае. Я обожаю этот спорт. Но у меня нет сожалений. Ни единого. Ноль. Я счастлив, что ушел в самый подходящий для того момент. Но я до сих пор люблю ездить на гонки – посещаю восемь-десять Гран-при в год. Мне нравится здесь находиться и просто общаться, я тут всех знаю, и, похоже, все знают меня.

Как дела у Пола?

- Очень хорошо. Он полностью здоров. Но он не хочет появляться здесь часто. Он приезжает на одну-две гонки в год. Это максимум.

Что вы думаете по поводу раллийной аварии Роберта Кубицы? Это был неоправданный риск?

- Кубица, по моему мнению, был суперзвездой. Точнее он мог бы стать суперзвездой. Но теперь только от Бога зависит, сможет ли он вернуться. Мне кажется, это хороший пример, показывающий, что на таком уровне необходимо исключать даже малейший риск. Это был безответственный поступок. Команда рассчитывает на тебя, ты должен показывать результат, потому что парни выкладываются для этого.

Я уверен, он был бы одним из главных претендентов на титул в следующие годы. Выступал бы за одну из лучших команд. Ferrari, McLaren, Red Bull – он бы пригодился любой. А ралли… Ралли не значило ничего. И, мне кажется, это не стоило делать. Я надеюсь, он сможет вернуться. Если нет – это будет большая потеря для Формулы-1.

Многие говорят, что команда потеряла лидера в его лице в этом году. Но что это значит на самом деле? Что нужно пилоту, чтобы быть лидером?

- Лидером команды должен быть не пилот, а ее руководитель. Колин Чепмэн был лидером команды. Кен Тиррел был лидером. Мистер Феррари был лидером. Жан Тодт был лидером. Я им был, когда у меня была команда. Пилот? Это очень важный член команды. Но мотивировать людей должен, в первую очередь, менеджер. Мотивировать инженеров, механиков и пилотов в том числе. Вот Феттель… Он не лидер команды. Он мотивирован, конечно. Но в первую очередь его интересует собственный результат. Лидер Red Bull – Кристиан Хорнер. Он и Матешиц. Я могу привести пример. Всем сотрудникам в прошлом году после победы в чемпионате они выплатили премии. Всем. И всем – одинаковую сумму. Я получил бы не больше тебя. Уборщик получил столько же, сколько один из топовых инженеров. Это и создает атмосферу в команде.

Интервью с легендой Формулы-1 Джеки Стюартом. Фото 3

Что вы думаете про Виталия Петрова? Он может заменить Роберта?

- Я впечатлен тем, насколько он хорош. Потому что в России нет никакой инфраструктуры. И он вышел из… Я понятия не имею откуда он взялся. Но он очень быстр. Сейчас, мне кажется, ему сложнее прогрессировать, потому что рядом нет Кубицы. Он был для него отличным ориентиром. Так же, как мне в свое время нужен был Франсуа Сэвер. Он постоянно оказывал на меня давление, заставлял выкладываться без остатка. Если ориентир слишком низок, тебе не к чему стремиться. Ты перестаешь работать над собой. При этом не важно, кто более титулован или успешен. Очень простой пример – Росберг и Шумахер. Шумахер работает как одержимый, чтобы попытаться быть столь же быстрым, как Росберг, а Нико даже никогда не выигрывал гонок в Формуле-1.

Напарники по команде могут быть друзьями?

- Конечно. Франсуа был мне как брат.

Но вам не кажется, что нынешним пилотам сложнее найти общий язык? У них многомиллионные контракты, они борются за место в командах…

- Нет, я не вижу тут никаких проблем. Если вы уважаете друг друга, то будете помогать. Это всегда идет на пользу команде. И здесь очень многое зависит от руководителя. У меня всегда были отличные отношения с Кеном Тиррелом. У нас никогда не было проблем. Я был первым пилотом, и пытался передать Франсуа все мои знания, помочь ему. Я думаю, в последнем сезоне он в нескольких гонках мог ехать быстрее меня, но даже не предпринимал попыток атаки. Так могло продолжаться только до тех пор, пока таких гонок оставалось меньшинство. Я думаю, у него было все, чтобы быть еще быстрее. Но, увы, ему просто не хватило времени.

Интервью с легендой Формулы-1 Джеки Стюартом. Фото 4

Вы видели фильм "Сенна"?

- Да, отличный фильм.

Один из фрагментов – ваше скандальное интервью с Айртоном, в котором вы обвинили его в излишней агрессивности…

- Он не разговаривал со мной после этого два года. Но потом он признал, что был не прав. Он позвонил и сказал: "Я хочу поговорить, ты бы мог приехать ко мне в отель?" Он хотел поговорить о безопасности. Он хотел спросить моего совета, как ему вести себя, какие шаги предпринимать. Он очень серьезно относился к этому вопросу.

Что вы думаете, когда сейчас некоторые люди говорят, что Формула-1 стала слишком безопасной?

- Послушай. Я надеюсь и молюсь. Но вдумайтесь… Падают самолеты. Автобусы с людьми попадают в аварии. Поезда. В Формуле-1 прошло 17 лет 5 месяцев и 6 дней (разговор состоялся 10 сентября – примечание редактора) с того момента, когда в результате аварии погиб гонщик… Рано или поздно это закончится. И для этого поколения гонщиков это будет шок. Потому что по ходу их карьеры ничего подобного не случалось. И вы увидите разницу. В интервью, в поведении на стартовой решетке. Я не хочу показаться плохим. Но по теории вероятности, если взглянуть на вещи реально, когда-то это случится. В прошлый раз у нас не было смертей на протяжении двенадцати с половиной лет, а потом в один уик-энд погибли Ратценбергер и Сенна.

Они гоняются на скоростях в 300 километров в час в миллиметрах от барьеров. Будь то механическая поломка или ошибка пилота – закончиться авария может чем угодно. Потому что динамика аварии в Формуле-1 сравнима с аварией самолета. Это не дорожная авария. Я не хочу чтобы это случилось, но когда это произойдет, будет шок. Эти парни не знают, как справляться с такими проблемами. И мне бы не хотелось, чтобы им пришлось это понять. Я был на многих похоронах. Очень многих похоронах. Я встречал отцов, матерей, сестер, братьев, подруг, вдов… Ничего хорошего. \m