Конкурс красоты

Любуемся экспонатами Конкурса элегантности
в Бенсберге

Конкурс элегантности… Выражение-то какое! От него веет дорогим шампанским, шляпами, смокингами, бриллиантами и безупречными манерами. В Бенсберге все это было. Но блеск драгоценностей и изысканность нарядов в этот день оказались на втором плане – их затмили самые любимые и самые дорогие игрушки участников конкурса: редкие и эксклюзивные классические автомобили.

Наша экскурсия по Конкурсу элегантности, на который мы попали после участия в ралли классических автомобилей, началась под зонтом. Ждать, пока небо расчистится, не было сил: слишком уж много интересных автомобилей выстроились во дворе старинного замка, превращенного в роскошный отель. Даже сейчас, когда крупные капли не торопясь катятся по наполированному до какого-то умопомрачительного блеска кузову, а тучи пока не позволяют солнцу играть с этими великолепными гранями или пускать «зайчиков» от зеркально-хромированных решеток радиатора, величие экспозиции потрясает.

И пусть многие ее участники пока остаются затянутыми в полиэтилен. Например, Bentley 4 ¼ Litre Vincents Shooting Brake – потому что его деревянный(!), изготовленный в единственном экземпляре(!) кузов 1924 года вряд ли достаточно герметичен. Ну а у гоночной Ferrari 375MM Pininfarina Spider 0376 AM попросту нет крыши.

Изучаем экспонаты Конкурса элегантности в Бенсберге
Милый деревянный «Бентли»! Уникальный кузов Shooting Brake для модели 4 ¼ Liter изготовили в 1937 году мастера из Vincents.

Поэтому пока мы любуемся многочисленными купе, которым дождь нипочем. У входа на территорию замка – аристократично-циничный Bentley 4 ¼ Litre Vesters & Neirinck Fixed Head Coupe. Удивительной красоты кузов с жестким несъемным верхом был изготовлен в 1937 году в единственном экземпляре. Именно он в итоге стал победителем по мнению жюри (Best of show by jury).

Конкурс, проводимый в Бенсберге, возвращает нас в те годы, когда дизайнеры и инженеры облачали свои идеи в металл охотнее, чем сейчас. Тогда никто еще не думал о безопасных для пешеходов капотах или бамперах. Да что говорить: сам водитель не всегда был в безопасности! Не было ремней, а иногда и дверей. Кузовные ателье при создании автомобилей преследовали, как правило, одну из двух целей: красота или спорт, если речь шла о гоночном автомобиле.

Зачастую эти два направления складывались в одно – тогда на выходе получались очень привлекательные машины. Такие, как Alfa Romeo 6C 1750, например. Этот автомобиль, успешно выступавший в европейских соревнованиях на стыке 20-х и 30-х годов, одет в довольно простое, но очень элегантное платье – кузов Spider от ателье Touring (четыре экземпляра). Естественно, цвета Alfa Rosso.

Быстр и убийственно красив голубой Lamborghini Miura Roadster. В 1968 году была построена всего одна такая машина, а все остальные Miura довольствовались кузовом купе. Белый, как снег, салон впечатляет. Но еще больше впечатляет то, что находится за ним – легендарный 12-цилиндровый мотор Lamborghini с шестью сдвоенными карбюраторами Weber. Настоящее произведение искусства! Увлекшись созерцанием этого чуда, я не сразу понял, что кузов «родстер» без полиэтилена означает, что дождь кончился и выглянуло солнце.

Выставка ожила: владельцы снимают последние чехлы, бережно протирают своих любимцев мягкими салфетками, а хозяева величественных кабриолетов вручную складывают массивные крыши с не менее массивными замками и механизмами. Вот скинула верх длиннющая Tatra T80, которой позже суждено взять кубок в номинации Лучшая реставрация. А вот поэтапно раскрывает свое убранство Hispano Suiza H6C Transformable.

На стороне «пятидесятых» – редкий (60 экземпляров) Intermeccanica Indra Spyder, а чуть поодаль «раздевают» Ferrari 250 GT Cabriolet Serie 1 (36 штук). Итальянский дизайн не оставил равнодушным ни жюри, ни зрителей: Ferrari 250 GT получил награды сразу в двух категориях – Итальянская элегантность и Самый элегантный послевоенный автомобиль.

Тут же рядом – еще две итальянские красавицы: Ferrari 275 GTB “Shortnose” 1965 года и произведенное в количестве 120 штук купе Bizzarini GT Strada 5300, которое Джотто Биццарини, известный по своим работам с Lamborghini и Ferrari, построил на собственной платформе с уникальным кузовом и 327-дюймовым V8 от «Корвета».

Изучаем экспонаты Конкурса элегантности в Бенсберге. Фото 1
Ferrari 275 GTB “Shortnose” 1965 года (439 штук). На заднем плане: Bizzarini GT Strada 5300 в таком же вызывающе-красном цвете.

Италия дала миру больше красивых автомобилей, чем все остальные вместе взятые, поэтому значительную часть экспозиции занимали именно итальянские шедевры. Нельзя было пройти мимо редчайшего купе Ferrari 195 Inter в кузове от Ghia (1950 год, 10 экземпляров) и безупречной, хоть и не такой редкой (1796 штук), Alfa Romeo 1900 Super Sprint Coupe в кузове от ателье Touring. Ничего лишнего, нет даже бамперов.

С другой стороны аллеи ненавязчиво демонстрирует свои «бедра» VW-Rometsch Beeskow Cabriolet, построенный на шасси заднемоторного Karmann (победитель среди открытых автомобилей послевоенного периода). Номинацию «закрытых» послевоенных машин (Post-war closed) взял Jaguar E-Type 3.8 Litre Coupé. Не такая уж редкость, конечно, но состояние его столь великолепно, а след в истории столь значителен, что я прекрасно понимаю жюри.

Lamborghini Espada Serie 1 грозно целит свой клинок в «тело» подтянутого великана – Rolls-Royce S III Continental Coupe. Рядом на травке, на раскладных стульчиках, сидят его владельцы. Пожилая пара, оба одеты безупречно, в тон машине. Солнышко уже вышло, и они попивают шампанское, несколько недоверчиво поглядывая в сторону стоящего рядом американца – Lincoln Continentak MkII 1956 года выпуска. Предчувствие их не обмануло: Lincoln взял специальный приз Best designed car.

Погода тем временем разгулялась. Все вокруг заблестело, заискрилось. Появились зрители, а жюри приступило к своей работе. Среди его членов – Люк Донкервольке, дизайнер Lamborghini, SEAT, Renault, Джеки Стюарт, трехкратный чемпион Королевских гонок, бывший владелец команды F1, и доктор Франц-Йозеф Пафген – главный исполнительный директор Bugatti!

Жюри подходит к каждому автомобилю по очереди. Владелец рассказывает о машине, показывает каталоги и публикации, подтверждает подлинность экземпляра и его историю. Все участники «Конкурса красоты», естественно, на ходу. И каждый из них должен был сделать почетный круг по двору гостиницы, заехать на центральный подиум, чтобы зрителям его было удобнее рассмотреть и сфотографировать, и получить приз, если таковой полагался.

Изучаем экспонаты Конкурса элегантности в Бенсберге. Фото 2
Джеки Икс

О, это было феерично! Ведь чтобы проехать на автомобиле даже 200 метров, его нужно завести и прогреть, хоть немного. Поэтому следующие несколько часов я запомнил навсегда. По очереди, а иногда и парами-тройками «экспонаты музея» оживали с абсолютно разными звуками. Коротко рыкнув на старте, заурчали почти в унисон своими 12-ю цилиндрами Miura и Espada. На холостых – это мерное сопение спящего быка. Но стоит его раздразнить педалью газа (а владельцы не прочь были погазовать), как в голосе появляются жестокие звериные нотки, а карбюраторы начинают слаженно шелестеть. Чистая механика.

Ровно, не колышась, работает восьмилитровая рядная «шестерка» Испано-Сьюизы – этому двигателю исполнилось 80 лет! Непостижимо, как может вырубленный топором австралопитека мотор работать так четко и гладко.

Мощно загудел своими 6,8 литра монументальный Mercedes-Benz 680 S. «Эс-класс» образца 1928 года. Гигантский (но «всего» 170-сильный) мотор с компрессором Roots, который тоже вносит свою лепту в виде дополнительных 55 «лошадей», «выдыхает» через три хромированных трубы, расположенных с правой стороны капота. Звук ошеломляет, но и внешний вид не хуже: созданный в единственном экземпляре кузов Saoutchik Torpedo Roadster взял главный приз от зрителей – Best of show by public.

Но вот рядом вскрикнул знаменитый «альфовский» V6. Завопил, зарявкал, завибрировал. Вложить столько агрессии в небольшой по объему двигатель – Alfa Romeo всегда умела это делать. Причем итальянцы пронесли этот характерный звук через десятилетия – до мотора V6 3.2, который был снят с производства совсем недавно.

Изучаем экспонаты Конкурса элегантности в Бенсберге. Фото 3
Alfa Romeo 6C 1750 -- настоящий спортивный автомобиль 20-30-х годов.

Мимо раскатисто и бархатисто бубнящего Lincoln Continental, мимо стрекочущего оппозитником Porsche 911 Targa 1967 года, вдоль стройно звенящего 3,3‑литровым вэ-восемь Ferrari 275 GTB я пробираюсь к источнику повышенного шума: к стенду со спортивными автомобилями. Останавливаюсь лишь на мгновение, чтобы послушать сытый булькающий звук единственного в мире седана Bugatti EB112. Как я понимаю, это самый новый автомобиль конкурса (1993 год) и к тому же единственный с полным приводом. В начале 90-х компании все еще могли себе позволить такие чудеса: выпустить единственный действующий экземпляр. Спасибо конструктору Мауро Форгиери и фирме Italdesign за этот может быть последний образчик безрассудства и помпезности.

Изучаем экспонаты Конкурса элегантности в Бенсберге. Фото 4
Многим он не нравится. Но Bugatti EB112 навсегда остается в истории автопрома.

Если еще пять минут назад слышно было только звук стоящего первого в очереди гоночных автомобилей Delahaye T145 GP, то пока я зависал рядом с ЕВ112, моторы завели и все остальные. Уверен, этот грохот долетел до самых отдаленных уголков Бенсберга. Так же, как и запах бензина и масла. В нескладной песне моторов Delahaye T145 GP, Ferrari 375MM, Maserati 300S, Osca MT4 и Jaguar D-Type XKD 606 есть все, что нужно настоящему гоночному автомобилю: мощь, железо, злость. Слышно даже повизгивание ремней или неустойчивая работа на холостых оборотах. Живые легенды автоспорта!

Но чемпионом в моей персональной номинации на самый правильный звук стал, конечно, Porsche RSK 718. Я впервые увидел автомобиль, выпущенный в количестве 37 штук, живьем. Я знал о спортивных успехах этой модели. Знал, что на 718-ом ездили величайшие гонщики – Йохен Масс, Грэм Хилл, Джэк Брэбэм и Вольфганг Фон Трипс. Знал, что это «малыш» очень легкий, быстрый и очень злой: Porsche 718 разгонялся почти до 250 километров в час. Но то, что этот «карлик» звучит, я и предположить не мог!

Вековые стены замка дрожали, а вьющийся по ним плющ норовил отвалиться каждый раз, когда Эгон Цваймюллер (Egon Zweimuller) – нынешний владелец машины – нажимал на газ, выпуская из широченного раструба неуклюже откляченной выхлопной трубы утробный рев. Очень громко. Впечатляет.

К сожалению, этот грохот был прощальным. Porsche 718 RSK завершал громогласное и удивительно красивое шоу: Бенбергский «Конкурс элегантности» подошел к завершению. Зрители, провожающие последние гоночные автомобили с подиума мощными – тщетно пытаясь перекричать моторы – аплодисментами, начали расходиться, участники засобирались по домам, а мне пора было отправляться в аэропорт.

По пути в такси я встретился взглядом с припаркованным в уголке приземистым Bugatti Veyron. В его «глазах» – пустота. Даже он – Самый-Самый на нашей планете – понимает, что времена автомобильного безумства уже в прошлом. Понимает, что в те времена за полтора миллиона долларов построили бы автомобиль, мимо которого нельзя было бы вот так спокойно, как я сейчас, пройти мимо. А мимо «Вейрона» – можно.

И я не возьмусь предположить, окажется ли он участником подобного конкурса лет через пятьдесят. \m