Жизнь в зеленом цвете

Зачем Петров и Caterham нужны друг другу

В Барселоне солнечно, но еще прохладно. Мы сидим за столиком на втором этаже темно-зеленого моторхоума Caterham со спортивным директором команды Стивом Нильсеном и пьем горячий кофе. Это первое утро, когда за рулем Caterham CT01 на тестах работает новый пилот.

Нильсен только вернулся из гаража и теперь, чуть приподнимаясь с дивана, то и дело смотрит на технический монитор за моей спиной. Напротив фамилии «PETROV» в графе пройденных кругов появилась цифра 4. «Он сел за руль час назад, и уже говорит инженерам о том, что ему не нравится в машине и что он хотел бы изменить», – улыбается Нильсен.

Зачем Петров и Caterham нужны друг другу?
«Я чувствую, что на первом этапе
должен стать связующим звеном
между ним и командой»

Непривычно видеть его в зеленой куртке – Нильсен стал спортивным директором Caterham всего пару месяцев назад, в декабре 2011 года. До этого он на протяжении дюжины лет работал в Энстоуне – в команде, которая 12 лет назад еще принадлежала текстильщикам из Benetton, потом была продана концерну Renault, а затем перешла во владение фонда Жерара Лопеса Genii Capital. Стив покинул Рено в прошлом сентябре, за несколько месяцев до того, как с ней же распрощался Виталий Петров. Теперь они оба работают в Caterham.

Стив, когда слышит, что он наверное знаком с Петровым лучше, чем кто бы то ни было другой в Caterham, смеется: "Не «наверное», а точно лучше. Конечно, я чувствую дополнительную ответственность, стараюсь ему помочь. Я показывал ему наш завод. С кем успел познакомиться – тем представлял. Но пока в команде еще достаточно много людей, с которыми я и сам не знаком. Я чувствую, что на первом этапе должен быть связующим звеном между ним и командой. Но по большому счету нам предстоит осваиваться тут вместе».

Говорят, первое предложение Нильсену перейти в команду ее владелец Тони Фернандес сделал еще осенью 2010 года, во время их первой встречи. Подход малайзийского бизнесмена к формированию коллектива вызывает уважение: создавая команду с нуля, Тони сделал ставку на опытных специалистов. Технический штаб возглавляют Майк Гаскойн и Марк Смит – у каждого из них за плечами более двадцати лет работы в чемпионате. Такой же стаж в Формуле-1 и у Нильсена.

  • **Тони Фернандес**, владелец и руководитель команды. Фернандес – один из самых преуспевающих бизнесменов в мире. Выкупив в октябре 2001 года полугосударственную авиакомпанию AirAsia с долгами в 11 миллионов, он за несколько лет превратил ее в одну из самых прибыльных на планете. В 2007 году основал ныне быстро-растущую сеть отелей Tune. Помимо команды Ф-1, владеет также английским футбольным клубом Queens Park Rangers.

  • **Стив Нильсен**, спортивный директор. Работает в Формуле-1 на протяжении последних 20 лет – сотрудничал с командами Team Lotus, Tyrrell, Benetton и Renault, в которой провел большую часть карьеры. Несколько раз по ходу карьеры пересекался с Майком Гаскойном – в частности в Tyrrell и Renault. Впоследствии именно Гаскойн стал одним из инициаторов приглашения Нильсена в Caterham. В команде работает с декабря 2011 года.

  • **Майк Гаскойн**, глава технического департамента. Спустя несколько лет после окончания Кембриджа, в 1989 году он поступил на работу в команду Ф-1 McLaren. Затем работал в Sauber и Tyrrell. Был техническим директором Jordan, Renault и Force India. В период сотрудничества с Toyota являлся самым высокооплачиваемым инженером Формулы-1 – по слухам, его гонорары в японской команде составляли около восьми миллионов долларов в год.

«Здесь трудятся люди того же сорта, что и в больших командах, – говорит Стив. – Никаких компромиссов. Другое дело, что строить команду с нуля – самая сложная задача из всех в Формуле-1. Опыт команды – это опыт совместной работы людей, выстроенные рабочие взаимоотношения».

В том, что Red Bull Racing выиграла чемпионат – нет ничего удивительного. Это только формально она считалась новой командой. Но до этого она существовала несколько лет как Jaguar, а еще раньше – как Stewart Grand Prix.

«Сейчас у тех, кто работает в Caterham, уже есть есть опыт двухлетнего сотрудничества, но это несравнимо с «большими» конюшнями. Я не был здесь в первые годы, но могу представить насколько им было сложно», – добавляет он.

При выборе пилотов Фернандес придерживается того же принципа. В его «новой» команде не было ни одного пилота-дебютанта. Если не считать Каруна Чандхока, который проехал за конюшню одну гонку в прошлом году, Петров – первый в коллективе Фернандеса пилот без опыта побед. Но он, как и Хейкки Ковалайнен с Ярно Трулли, пришел в Caterham из «большой» команды.

«Да, Тони советовался со мной [перед тем как подписать контракт], – продолжает Нильсен. – Но он спрашивал не о пилотских качествах Петрова – в них как раз сомнений не было. Он задал несколько вопросов о том, что Виталий за человек. По моему опыту я могу сказать, что Петров всегда был открыт и честен. Он никогда ничего не скрывает. Он эмоционален, когда должен быть эмоционален. Сконцентрирован, когда должен быть сконцентрирован. В общем, с ним очень легко работать».

Зачем Петров и Caterham нужны друг другу?. Фото 1

Но даже Нильсен не может не признать: в работе с пилотом из России есть свои нюансы. В Renault Петров стал своим не сразу. «У него был очень сложный первый сезон, – вспоминает Нильсен. – Ему надо было конкурировать в команде с Робертом [Кубицей], а это слишком сложно для дебютанта. По большому счету, для нас Виталий в тот год был просто «парнем, который водил вторую машину». Если говорить о каких-то личных ощущениях... Я до него, по сути, не знал ни одного русского. Но Формула-1 многонациональна – надо уметь общаться с представителями разных стран. Я помню, когда в первый раз работал с финским пилотом, думал, что это самый невоспитанный человек из всех, кого я когда-либо встречал. Он пару раз сказал мне «спасибо» и «пожалуйста» – и все. Британцы другие. Мы такие слова используем чаще. Но к финнам быстро привыкаешь. Их немногословность – это не проявление неуважения или знак того, что он к тебе плохо относится. Просто они такие. Виталий в этом отношении сперва напоминал мне финна».

Когда он только пришел, я подумал: «Окей, этот парень не любит говорить без особенной необходимости».

«Но на самом деле, он просто такой. Может быть, это часть менталитета, – размышляет Нильсен. – В то же время, он никого не знал в команде. Это тоже сыграло свою роль. Когда начинаешь общаться с ним ближе, он оказывается очень открытым человеком. Сейчас мы как старые добрые приятели».

За два года в Renault, по словам Нильсена, Петров стал намного более уверенным в себе. После утренней пятичасовой сессии, первой для Виталия за рулем CT01, он уже что-то живо объясняет своему новому гоночному инженеру – Джанлуке Пизанелло. Со стороны может даже показаться, что Петров «выговаривает» – он активно жестикулирет руками, показывая как работал педалью тормоза, и как реагировала машина. Спустя минуту вокруг россиянина собирается еще три-четыре инженера. После 36 кругов у него находится что объяснить каждому из них. Только после разбора полетов по горячим следам, все по очереди отправляются на брифинг.

Зачем Петров и Caterham нужны друг другу?. Фото 2
Джанлука Пизанелло,%гоночный инженер:
«Первые впечатления очень позитивные. Виталий – профессионал. Он не спешит отделаться от инженеров – напротив, любит тщательный подход. Что мне сразу понравилось, он очень четко дает понять, чего хочет. Это важно для гоночного инженера.
Он быстро понимает, как ведет себя машина, и нам легко рассчитывать на его обратную связь – она полностью подтверждается телеметрией.Мне нравится, как он общается с Хейкки. Он открыт, он спрашивает. Потому что пока у Хейкки больше опыта работы с этой машиной и с этой командой. Но Виталий уже сам дает нам немало информации. Пока все складывается очень хорошо».

Пизанелло – уже третий гоночный инженер за недолгую пока карьеру Петрова в Формуле-1. В Renault Виталий сначала работал с Марком Слейдом, а затем – с Айо Комацу. Найти общий язык с Пизанелло – одна из важнейших задач Петрова в новой команде. И быть может, одна из самых сложных, ведь Джанлука на протяжении семи лет работал с Ярно Трулли – пилотом, на место которого Виталий и пришел в Caterham. Вместе два итальянца трудились в Toyota, откуда затем и перебрались в команду Фернандеса. Дело даже не столько в психологии, сколько в том, что Пизанелло просто привык к требованиям Трулли. Ему, как и Петрову тоже понадобится время, чтобы перестроиться. Возможно, даже больше времени, чем самому Виталию...

И все же, центральная фигура для Петрова во всей команде – Хейкки Ковалайнен. Именно с ним Виталия будет сравнивать пресса, и именно от этого сравнения во многом будет зависеть дальнейшая карьера Петрова в Формуле-1. Ковалайнен готовится провести в команде Фернандеса третий сезон: по его собственным словам, сейчас он в лучшей форме за всю свою карьеру и наслаждается жизнью.

«Не ждите, что Петров будет с первых же гонок так же быстр, – предупреждает Нильсен. – Виталий перед началом сезона проведет всего четыре тестовых дня. Конечно, этого недостаточно. В идеальном мире мы бы дали ему 20 дней перед началом сезона. Но такова ситуация – всем, кто переходит в новую команду, нужно время на адаптацию. Я уверен, что Виталий быстро освоится за рулем, но ждать от него, что он сразу же будет так же конкурентоспособен, как и Ковалайнен, – нереалистично. Этого не случится».

Задача Петрова – опровергнуть эти слова. Победа во внутрикомандной дуэли с Ковалайненом может оказаться важнее очков и подиумов.

Зачем Петров и Caterham нужны друг другу?. Фото 3
Хейкки Ковалайнен,%напарник:
«У меня были отличные отношения с Ярно, за два последних года мы достаточно хорошо поладили. Но теперь у меня новый напарник – и я готов с ним работать. Нет никаких проблем.Мы были знакомы раньше, но шансов пообщаться один на один не было. В любом случае, мы вместе должны работать на команду. Я буду ему помогать, но в то же время хочу его опередить. Я никогда никого недооценивал.Я знаю, что он из города, который находится рядом с границей Финляндии – раньше это был наш город. Может, нам стоит его вернуть, и тогда мы станем еще и соотечественниками...»

Как и Хейкки два года назад, Виталию придется привыкать работать в маленькой команде. Caterham постоянно растет, но в конюшне по-прежнему примерно вдвое меньше персонала, чем в ведущих коллективах чемпионата. «Когда ты переходишь в новую команду, ты критически относишься ко всему, что видишь, – рассуждает Нильсен. – Особенно, когда приходишь в маленький коллектив из большого, как это сделал я».

Но секрет не в том, чтобы прийти и сказать: «Это – плохо, это – на помойку, это – надо срочно менять», – так ситуацию не исправишь.

«Нужно время, чтобы понять, как работают люди, а уже потом что-то менять. В этой команде я уже подметил для себя несколько вещей, о которых раньше не имел представления – везде есть чему учиться. Виталий – опытный пилот. У него за плечами два года в Формуле-1. Прийти в этот чемпионат и закрепиться – сложная задача для любого гонщика. Надо научиться не только обращаться с машиной. Пилот узнает о том, как функционирует команда, насколько важна политика. Как, в конце концов, нужно общаться с прессой. Петров уже прошел через все эти мосты, и теперь по-настоящему может концентрироваться на пилотировании. Я думаю, его опыт поможет команде стать лучше».

Зачем Петров и Caterham нужны друг другу?. Фото 4

Но у Нильсена и Петрова – разные мотивы. Для первого переход в Caterham – это вызов, возможность повлиять на судьбу команды. Доказать, что и один человек может многое изменить. «Решение покинуть предыдущую команду было взвешенным, – рассказывает Стив. – Я ушел потому, что провел там 12 лет и потому что чувствовал, что справился со всеми задачами, которые перед собой ставил. Я хотел попробовать что-то новое. К счастью, у меня было из чего выбрать. Одно предложение поступило из команды, входящей в четверку лучших. Но я не счел его достаточно интересным. В большой команде ты всего лишь часть механизма. Здесь же я могу по-настоящему влиять на процесс. Здесь у меня больше шансов внести свой персональный вклад в общее дело».

«Make a difference», – говорят в таких случаях англичане. «Изменить что-то к лучшему», – вот главный стимул Нильсена.

Для Виталия Петрова переход в Caterham, как ни крути, – это шаг назад. Да, возможно лишь промежуточная остановка. Но ему, как и Нильсену, тоже есть что доказывать. И как он признается, в первую очередь самому себе.

Caterham помог Петрову остаться в Формуле-1. Но по ходу своего третьего сезона в чемпионате Виталию предстоит справляться совсем не с теми задачами, которые он решал в прежней команде. Чтобы вновь думать о подиумах, ему нужно доказать, что и он может что-то изменить. Помочь Caterham добиться прогресса, а значит, начать двигаться дальше. \m