Уже не «virgin»

Просто «Маруся» готовится к первому сезону в Формуле-1

Сезон 2012 года официально станет первым для Marussia F1 Team в Формуле-1. Избавившись от слова «Virgin» в названии и породив тем самым ворох неприличных шуток, российская команда начинает новый этап своей жизни. «Мотор» поговорил со спортивным директором Marussia F1 Team Грэмом Лоудоном о том, что на уме у одной из самых молодых представительниц паддока, и о том, сколь непроста судьба маленьких конюшен в Формуле-1.

Этот разговор состоялся всего за пару дней до того, как Marussia объявила, что не сможет привезти свой новый автомобиль на финальную серию тестов в Барселону – MR01, первое шасси, официально носящее имя Marussia, не справилось с обязательными краш-тестами FIA. Дополнить интервью Лоудона с того момента возможным уже не представлялось – команда оперативно ретировалась из Барселоны.

Впрочем, к уже сказанному Лоудон вряд ли мог добавить что-то по-настоящему важное – о непростых буднях маленьких команд Грэм успел рассказать и до того, как MR01 отправили биться о стену.

Грэм, когда началась подготовка машины к нынешнему чемпионату?

-Достаточно рано – в июне прошлого года. К нам в прошлом году пришли несколько новых специалистов в технический департамент. Команда продолжает развиваться. Люди не всегда понимают, почему мы стараемся до предела оттянуть момент, когда машина выйдет на трассу. Казалось бы, можно форсировать процесс разработки, и начать тестироваться раньше. Тем более, что основные принципы, концепция будущего автомобиля формируется к июлю-августу. С этого момента каждый конкретный день мы занимаемся исследованиями – вплоть до того момента, когда надо уже начать производить детали, собирать машину. На это закладывается минимальный срок. Потому что каждый день до начала сборки позволяет нам сделать машину более конкурентоспособной. Но в реальности мы получаем вопросы: «Почему вы не завершили работу над машиной несколькими месяцами раньше? Можно было бы посмотреть насколько системы хорошо подходят друг другу на тестах». Мы могли бы сделать так, но машина вряд ли была бы конкурентоспособна. Нужно отвести дизайнерам максимум времени, предусмотрев, естественно, и запас по времени для проведения тестов.

«Просто Маруся» готовится к первому сезону в Формуле-1
MR01 проехала первые километры только 5 марта – за десять дней до старта первых официальных тренировок открывающего этапа чемпионата в Мельбурне. Автомобиль выкатили из гаража для рекламных съемок – по сути, это те же тесты, замаскированные под маркетинговое мероприятие. Для Marussia данные испытания стали первыми, но прошли они лишь на следующий день после того, как были завершены официальные тесты в Барселоне. Краш-тесты FIA MR01 закончила еще позднее.

Тесты – не самая важная часть межсезонья?

-Разработка машины – точно самая важная часть. Если кто-то говорит вам, что новая машина была готова ко всем тестам, поэтому она поедет быстрее чем та, что успеет побывать всего на одной сессии, не верьте. Правильного ответа не существует. Нужно найти оптимальный баланс. Все равно все станет ясно только в Мельбурне.

Команда меняется. Что в ней нового помимо имени?

-Главное: это первая машина, которую мы разработали самостоятельно – от начала до конца. У нас произошли изменения в технической команде – мы набрали новых людей. Плюс перебрались на новую базу в Барнбери. Ну и, конечно, новое имя. Имя, которым мы очень гордимся. Нового действительно много, но есть и то, что осталось – командный дух, решительность двигаться дальше.

Контракт с конструкторским бюро Ника Уирта, которое разрабатывало для команды первые две машины, – это ошибка?

-Нет. Люди забывают об одном очень важном факторе: у нас была катастрофическая нехватка времени. Были три команды, которые пришли в Формулу-1, и перед ними стоял очень серьезный вызов. Другие коллективы просто переключились с работы над прежней машиной на новый проект. Мы же должны были не только спроектировать машину, но и построить завод, нанять персонал – и все это за очень короткий промежуток времени.

-Та структура, которую мы выбрали изначально, себя оправдала. Только так мы могли сделать машину вовремя. Нам надо было с нуля построить команду и быть в игре. Сейчас мы уже в игре. Теперь нам надо учиться играть лучше и демонстрировать нормальные результаты. Именно поэтому мы поменяли структуру и начали строить машину сами. Прошлый сезон оказался очень сложным для нас. Я лично чувствовал, что мы уже достаточно развитый коллектив. У команды большие возможности, и будь у нас более быстрая машина, мы бы смогли использовать весь ее потенциал. У нас и так было несколько неплохих гонок в прошлом сезоне, когда мы доказали, что умеем работать.

Уже чувствуется польза от контракта с McLaren Applied Technologies?

-Контракт, который мы заключили с McLaren Applied Technologies, многолетний. Нам потребуется время, чтобы понять все преимущества, которые дает нам это сотрудничество. Мы уже видим определенные плюсы, но не стоит ждать результата моментально. Мы двигаемся по маршруту к гонке в Сочи в 2014 году, и контракт с McLaren Applied Technologies – очень важный шаг, который позволит добиться наших целей. Мы довольны тем, как развивается команда.

: 300px; top: 50px; color: #fff;=>«Формула-1 сегодня уже не та,
что была еще четыре года назад.
В области ограничения ресурсов
мы многого добились».

Насколько полезны для новой команды постоянные изменения регламента? Всем командам: и новым, и старым – приходится приспосабливаться к новым требованиям...

-Да, некоторые изменения в последние два года были для нас полезны, как, например, запрет на выдувные диффузоры. Мы что-то от этого выиграем. Но так происходит не всегда. К примеру, мы не используем KERS, и было бы приятнее, если бы его не было разрешено использовать и другим коллективам. Тем не менее, правила есть правила. Мы не жалуемся. Конечно, чем больше изменений – тем чаще перетряхивается пелотон. Мы бы хотели видеть больше шагов в области ограничения ресурсов. Потому что инновации – это почти всегда плод работы в ограниченных условиях.

Гениальные решения всегда были связаны с недостатком средств у разработчика. То есть, почти всегда у прогресса были экономические причины. Мы верим, что так должно быть и в Формуле-1.

-Мы бы хотели видеть больше попыток сократить бюджеты. При этом мы рады работать и с теми правилами, какие есть сейчас.

«Просто Маруся» готовится к первому сезону в Формуле-1. Фото 2
Команда, ныне принадлежащая российскому производителю спорткаров, дебютировала в Формуле-1 в 2010 году вместе с Hispania (HRT) и Lotus Racing. Сейчас эти три коллектива по-прежнему самые маленькие и самые "бедные" в чемпионате мира.

То, что произошло с ассоциацией команд, это плохо? FOTA покинули много ее членов за последние несколько месяцев...

-FOTA все еще существует. В ней все еще больше команд, чем вне ее. Но даже те конюшни, что сейчас не состоят в ассоциации, подавляющее большинство из них тоже выступают за снижение стоимости участия. Потому что тратить много денег не хочет никто. В этом нет смысла. С другой стороны, мы все соперничаем друг с другом, и каждая команда в отдельности пытается лоббировать те изменения, которые пойдут на пользу именно ей. Формула-1 сегодня – это уже не та Формула-1, что была, скажем, еще четыре года назад. В области ограничения ресурсов мы добились многого. Но нам бы хотелось, чтобы работа в этом отношении продолжалась. Тем не менее, как я уже сказал, не стоит забывать о том, что четыре года назад правила были вообще «открытыми».

В 2014 году вступит в силу новый регламент – изменения будут масштабными, и все коллективы окажутся в какой-то мере в равных условиях: все разработки надо начинать с нуля. Вы надеетесь сделать больший шаг вперед?

-Да, конечно. Ты прав. Когда происходят большие изменения, все выстраиваются в один ряд, все в одной ситуации. Для нас, как для менеджеров команды, главное сейчас – удостовериться, что мы сумеем воспользоваться этим переходом по полной программе.

«Просто Маруся» готовится к первому сезону в Формуле-1. Фото 3
Команда Ф-1 была создана на основе знаменитой британской команды Manor, выступавшей во многих "младших" сериях: в 2010 году заявка была подана именно от Manor, затем команда стала называться Virgin Racing, а теперь переименована в Marussia. Руководили проектом все это время Джон Бут, основатель Manor, и его правая рука Грэм Лоудон.

То есть, в каком-то смысле ближайшие два года для Marussia – это время на то, чтобы выстроить структуру, дать коллективу сработаться, набраться опыта, выстроить рабочие отношения?

-Да. Сейчас мы готовим платформу для будущего. Формула-1 – это невероятно сложный спорт. Это самый сложный спорт во всем мире. И есть очень, очень, очень мало команд, которые в нем участвуют. И на то есть причина: Формула-1 – это высшие технологии, это лучшие гонщики. Она сложна по определению. И мы счастливы, что мы – ее часть. Но мы хотим двигаться дальше: структура команды выстраивается и мы готовы строить долгосрочные планы.

Давайте поговорим о пилотском составе. Зимой было много слухов о Виталии Петрове...

-Когда Виталий покинул предыдущую команду, мы были уже укомплектованы и очень довольны своей парой пилотов.

У менеджмента Виталия очень хорошие отношения с руководством команды, с Marussia. Но у нас никогда не было возможности подписать с ним контракт.

-Поэтому мы даже не обсуждали такой вариант. Мы довольны теми пилотами, что у нас есть.

= 83913=Дмитрий Суранович проведет сезон 2012 года в составе команды Marussia Manor в GP3. Руководители Marussia F1 Team не скрывают, что к 2014 году хотят видеть в составе российского гонщика. Возможно, это будет именно Суранович, во время выступлений в картинге считавшийся одним из самых перспективных пилотов страны. Его карьерой сейчас занимается менеджер Оксана Косаченко.

В вашей конюшне GP3 теперь есть российский пилот, Дмитрий Суранович. Российская команда хочет вырастить своего российского гонщика?

-Идея команды GP3 как раз и состоит в том, чтобы искать талантливых пилотов. У нас богатый опыт в этой области, накопленный еще до прихода в Формулу-1. Мы в Manor работали с Льюисом Хэмилтоном, Кими Райкконеном, Робертом Кубицей, Полом Ди Рестой. Мы вырастили многих быстрых парней, и всегда были способны рассмотреть талант и составить для него оптимальную программу. Команда GP3 — это часть системы Marussia в Формуле-1.

Какие преимущества у пилотов, выступающих в GP3 в составе Marussia Manor?

-Вы увидите пилотов из GP3 на молодежных тестах, мы будем привлекать их к аэродинамическим тестам автомобиля Формулы-1, они будут работать на симуляторах. Это очень важная составляющая всей нашей программы в чемпионате мира. И мы рады, что ее частью является пилот из России – Суранович. \m