Роман в Ле-Мане

Русинов о "24 часах Ле-Мана"

В предстоящие выходные в Ле-Мане состоится 80-й по счету суточный марафон. Единственным российским пилотом, который примет в нем участие, будет Роман Русинов. Перед стартом пилот экипажа под номером 26 команды G-Drive Racing by Signatech Nissan рассказал Мотору, почему невозможно не любить Ле-Ман, что изменилось в машинах с XIX века, и объяснил, как заснуть, когда в крови сплошной адреналин.

Русинов выйдет на старт 24 часов Ле-Мана в третий раз. В 2008 и 2009 годах Роман уже принимал участие в гонке – оба раза за рулем автомобилей класса GT: Lamborghini Murcielago и Ferrari F360GTC. Теперь в его распоряжении будет прототип LMP2 команды G-Drive Racing by Signatech Nissan, за которую помимо Русинова выступают французы Пьерр Раг и Нельсон Панчьятичи. В этом году в их календаре все этапы World Endurance Championship – чемпионата мира по гонкам на выносливость. 24 часа Ле-Мана – один из них, но, безусловно, самый главный.

-\Роман Русинов-\Родился 21 октября 1981 года в Москве.-\Спортивную карьеру начал в 1999 году. В 2004 году, выступая на Ferrari F360 GTC, стал чемпионом Международной серии Ле-Ман в категории GT2. В 2005 и 2006 годах был тест-пилотом команд Jordan и MF1 Racing Формулы-1. В 24 часах Ле-Мана стартовал дважды. Лучший результат – седьмое место в классе GT2.

Роман, у тебя третий "Ле-Ман". В двух первых ты стартовал на автомобилях GT, сейчас – на спортпрототипе. Ощущения перед стартом другие?

- "24 часа Ле-Мана" в любом случае особенная гонка. Да, сейчас я буду стартовать на спортпрототипе, но это же в любом случае машина. Когда придумали автомобиль? По-моему, в конце XIX века. С тех пор ничего не изменилось. Четыре колеса, руль. У нас было достаточно времени на подготовку. Мы в этом году примем участие во всех этапах WEC. Уже стартовали в "6 часах Спа", провели большое количество тестов, фактически мы готовимся к "Ле-Ману" уже четыре месяца.

Первый "Ле-Ман" – он особенный?

- Да, конечно. У меня он получился даже более чем "особенным". Мы стартовали на Lamborghini Murcielago. Машина очень сложная в управлении. Многие пилоты, выступающие на спортпрототипах, не осознают, что гонщикам GT труднее. И потому что надо постоянно смотреть в зеркала, и потому что этими автомобилями труднее управлять. Из-за недопонимания часто происходят аварии. Как, например, в прошлом году, когда Аллан Макниш и Майк Рокенфеллер столкнулись с круговыми как раз из GT.

Российский гонщик рассказал о легендарной 24-часовой гонке

-Для нас гонка была вдвойне сложной. Один из моих напарников, Майк Эзманс, не очень комфортно чувствовал себя в машине, и в итоге мы проехали всю дистанцию практически вдвоем с Петером Коксом.

В своем первом Ле-Мане я был за рулем в общей сложности 12 с половиной часов.

- К тому же шел дождь. Причем, шел только на одной половине трассы: никакая резина не подходила: ни дождевая, ни слики, ни промежуточная. В Ле-Мане нужен опыт, чтобы понимать, как ехать в таких ситуациях. Была и еще одна сложность. Ночью Петер чуть-чуть ошибся, его занесло на выходе из поворота, ударило о стену. Механики потом два часа ремонтировали автомобиль, и после этого… Я никогда об этом не говорил, но наша машина половину гонки ехала "боком". В принципе, то чем мы занимались – достаточно опасно. Но "24 часа" – это в любом случае риск. Мы понимаем, на что идем, как и все вокруг. И все равно каждый год вновь выходим на старт.

Да, Гийом Моро на тестах [сломал позвоночник](http://motor.ru/news/2012/06/05/france/)...

- Авария случилась в самом начале тестов, в первый день, достаточно рано. Начали приходить новости: сначала, что он попал в аварию, потом – что он без сознания, что его забрали в госпиталь. Главная сложность в том, что большая часть трассы – это обычные дороги. И перед началом тестов они грязные. Десять сантиметров отклонения от траектории, и уровень сцепления с трассой сразу падает, машину потерять очень легко. Гийом, наверное, чуть ошибся. Удар был на 180 километрах в час, фронтальный.

Российский гонщик рассказал о легендарной 24-часовой гонке. Фото 1

Это серьезнее, чем у [Аллана МакНиша](http://www.youtube.com/watch?v=JW3NDGk6YQE) в гонке в прошлом году…

- Да, авария Алана была, можно сказать, скорее "зрелищной". Но из-за всех переворотов, энергия самого удара была уже не такой большой. Ему повезло.

А если бы у Audi был все еще открытый прототип?

- Мне кажется, все понимают, что было бы. Об этом лучше не думать вообще. Когда садишься за руль, надо забывать о том, насколько это опасно. Надеюсь, с Гийомом все будет в порядке. [Операция](http://motor.ru/news/2012/06/08/france/) прошла успешно – это самое главное.

У тебя отличный французский, ты некоторое время жил во Франции. Для тебя "Ле-Ман" – особенная гонка еще и поэтому?

- Я учился во Франции. Моя спортивная карьера началась именно здесь, непосредственно в Ле-Мане. Я люблю эту трассу. Ее ведь невозможно не любить. Это легенда, это вся история автоспорта. К примеру, повороты Porsche. Они же всегда останутся такими. Вход в первый поворот Porsche – это переезд с дороги общего пользования на участок, который используется лишь раз в год; связка с перепадами высот, средняя скорость – более 240 километров в час. Ты едешь между стен, почти все повороты слепые, узко.

Почему 24 часа Ле-Мана самая сложная гонка в мире? Суточный марафон можно устроить где угодно, но другой такой трассы нет.

-Когда едешь в секции Porsche, и днем, и тем более ночью, надо следить не только за траекторией. Нужно обращать внимание на все, что происходит вокруг. Там часто случаются аварии. И когда ты вылетаешь из слепого поворота на скорости за 240 километров в час, никогда не знаешь, что тебя ждет. Может быть, посередине трассы кого-нибудь развернуло… Комиссары здесь работают великолепно, но желтые флаги не появятся мгновенно. Надо следить за всем вокруг: нет ли пыли, что делают маршалы, как ведут себя зрители. Отвлекся на секунду – все закончилось. Не только для тебя. Для твоих напарников, для всей команды. Это огромная ответственность.

Российский гонщик рассказал о легендарной 24-часовой гонке. Фото 2

Как вы выбираете стратегию на гонку?

- Нюансов очень много. Сколько каждый из пилотов проедет смен, как часто меняться, какую ставить резину. Многое зависит от того, как складывается гонка. У нас три типа шин: Medium, Soft и SuperSoft. Можно, например, поставить SuperSoft на квалификацию, выстрелить, показать хорошее время, но мы, скорее всего, не будем так делать. Стартовая позиция не имеет значения. У нас суточная гонка. Лучше мы сохраним комплект на ночь. Температура будет около 10 градусов, и если не пойдет дождь, лишний комплект SuperSoft нам очень пригодится именно ночью.

Что с порядком смены пилотов? Можешь дать краткую характеристику твоим напарникам? В чем сильные стороны Пьера Рага, Нельсона Панчьятичи?

- Главное то, что мы хорошо дополняем друг друга. Мы отличный экипаж. У Пьера огромный опыт в Ле-Мане – он поедет в тех ситуациях, когда на трассе сложные условия: дождь, ночь, дождь ночью. В таких ситуациях ехать будет Пьер или я. У Нельсона первый Ле-Ман, у него отличная скорость. Днем поедет он. Главное, что мы все доверяем друг другу, знаем, что любой член экипажа справится со своей работой на отлично.

Российский гонщик рассказал о легендарной 24-часовой гонке. Фото 3

Отдельная тема – сон. У тебя уже было два Ле-Мана. Спать во время гонки удается?

- Сон – самая большая проблема. Ночью смены будут большие, чтобы все успели выспаться. Сложность в том, что у тебя в крови огромное количество адреналина. Ты устал, но спать совсем не хочется. Хотя это необходимо. Сон в Ле-Мане – тоже работа. 24 часа – это ведь только сама гонка. Проблема в том, что у нас огромное количество мероприятий запланировано еще до старта.

Начиная с девяти утра в субботу у каждого из нас расписана каждая минута. Гости, автограф-сессии, встречи, пресс-конференции. Получается, что к старту гонки, к трем часам дня, мы уже вымотаны.

- Поэтому спать надо обязательно. Тут только один рецепт: отключиться от гонки, успокоиться. Это возможно лишь в том случае, если ты доверяешь на сто процентов своим напарникам. Любой из нас знает, что надо довезти машину до боксов в идеальном состоянии. Неосторожная атака поребрика может позволить отыграть три десятые секунды, но велик риск повредить машину, и на ремонт потребуются уже не секунды.

Многое зависит от механиков?

- У нас механики Nissan. Они любят свою работу и "Ле-Ман". Это необходимое условие не только для пилотов. Эти механики настоящие профессионалы, они могли бы найти любую работу, в любой гоночной серии. Для них важна сама гонка. Это не просто работа, они – часть команды, у всех соответствующий настрой. Я в них не сомневаюсь.

  • **Николай Фоменко.** Почти десять лет назад, уже после того, как Фоменко поучаствовал во всевозможных телевизионных шоу, но еще до того, как стал инженерным директором команды Формулы-1, он колесил в качестве пилота по гоночным трассам планеты вместе с Алексеем Васильевым. Первая попытка стартовать в Ле-Мане в 2004 оказалась неудачной – раскрашенный в цвета компании ЮКОС Porsche проехал всего 65 кругов. В 2005 году Фоменко добился самого значительного результата в своей карьере, вместе с Кристофом Бушу и Алексеем Васильевым приведя Ferrari 550-GTS на пятое место в классе GT1. После этого Фоменко разругался с Васильевым и закончил спортивную карьеру.

  • **Алексей Васильев.** Васильев – самый опытный российский пилот в Ле-Мане. Алексей пять раз попадал в заявочный лист суточного марафона. Дебют в "24 часах" состоялся в 2004 году – вместе с Николаем Фоменко они выступали за Freisinger Motorsport на Porsche. Затем была создана российская команда Russian Age Racing и на Ferrari 550-GTS экипаж Васильев-Фоменко-Бушу занял пятое место в категории GT1 в "24 часах Ле-Мана" 2005 года. В 2006 и 2007 годах Васильев выступал в Ле-Мане уже без Фоменко, но серьезных успехов с командой Convers Алексей не добился. Последняя попытка получилась самой неудачной: в 2008 году Spyker С8 экипажа Алексея сломался еще до того, как россиянин сел за руль.

  • **Виталий Петров.** Российский пилот Формулы-1 выходил на старт "24 часов Ле-Мана" лишь раз. В 2007 году, когда Петров выступал еще в GP2, он проехал и несколько кольцевых марафонов. В Ле-Мане Виталий стартовал на машине Courage LC75 класса LMP2 команды Noel Del Bello. Российский гонщик был ведущим пилотом экипажа и проехал большую часть дистанции. Некоторое время россиянин лидировал в классе, однако финишировать помешал отказ коробки передач. Сход был зафиксирован после 17 часов гонки. Но если бы не проблемы с техникой, Петров со своими напарниками вполне мог одержать победу в классе.

Пилоты часто говорят, что одна из главных задач в Ле-Мане – доверять не только напарникам, но и соперникам.

- На трассе надо друг друга уважать. У всех своя гонка. Может возникнуть недопонимание с соперником, и порой сложно не выйти из себя. Но агрессия – это самый простой способ попасть в аварию. Всегда надо вести себя корректно.

Допустим, себя контролировать удается, но что делать, если агрессивен кто-то другой? Энтони Дэвидсон в конце гонки в прошлом году ехал и расшвыривал круговых по обочинам…

- Когда я ездил в GT, я прекрасно знал, в каких местах мне нужно пропускать быстрые прототипы, чтобы не потерять много времени. Делать это в поворотах Porsche – слишком опасно. Поэтому на входе в связку я старался занимать такую траекторию, чтобы об обгоне идущий сзади даже не думал. Все профессионалы понимают, что можно, а что нельзя. Теперь у меня несколько иная ситуация. Обгонять придется много. Даже в ходе свободных заездов ни у меня, ни у Нельсона, ни у Пьера не было ни одного чистого круга.

На каждом обгонять приходилось как минимум два автомобиля GT. Порой по четыре-пять. В гонке таких обгонов надо совершить больше тысячи.

-Но места для этого есть. Надо подгадывать так, чтобы опережать круговых на прямых. Если не успел – ждать. Аварии никому не нужны.

Российский гонщик рассказал о легендарной 24-часовой гонке. Фото 4

Ты же наверняка смотрел фильм "Ле-Ман" Ли Катцина. Похоже на правду?

- Конечно, смотрел. Это классика. Хорошая картина, но все равно это всего лишь фильм. Я бы рекомендовал еще один. Документальный, который сделала Audi. ["Truth in 24"](http://truthin24.com/). Потрясающее видео.

Audi опять выиграет в абсолюте?

- Я думаю, да. Они фавориты. Но самая плотная борьба будет в нашем классе. Все машины – примерно одного и того же уровня. Выиграет тот, кто допустит меньше ошибок. Потому что скорость есть у всех.

Вы будете бороться за победу в своем классе?

- В Ле-Мане о шансах на победу можно начинать говорить только утром в воскресенье, после рассвета, когда позади будет 15 часов гонки. И то осторожно. Я скажу так: у нас все для этого есть. \m