Хорнер.
Начало

История посредственного пилота,
создавшего чемпионскую команду

Великие футболисты редко становятся хорошими тренерами. Но хорошие тренеры часто получаются из тех, кто на футбольном поле не добился практически ничего. У руководителя Red Bull Racing Кристиана Хорнера есть что-то общее с Жозе Моуриньо. Глава самой успешной команды Формулы-1 последних лет когда-то был гонщиком. Таким же, каким Моуриньо футболистом. То есть, весьма посредственным...

Занудная история, – улыбается Кристиан, узнав о теме интервью. Мы сидим в моторхоуме Red Bull Racing в паддоке Гран-при Европы в Валенсии. Гоночный уикенд еще не начался, Хорнер одет в розовую рубашку. Он говорит неспешно, как и подобает руководителю, тщательно взвешивая каждую фразу. В свои 38 он еще мог бы гоняться, как сейчас это делают Михаэль Шумахер, его старый знакомый Педро де ла Роса или как когда-то – кумир детства Найджел Мэнселл.

Я отлично помню первый Гран-при, который смотрел по телевизору, – продолжает Хорнер. – Это была гонка в Монако 1984 года. Найджел лидировал за рулем Lotus в цветах John Player Special, но его развернуло на подъеме к казино. Это была фантастическая гонка! С тех пор я стал фанатом автоспорта, следил за карьерой Найджела. Он был настоящим героем в Англии, одним из тех парней, за которых хочется болеть. Вокруг него всегда была драма.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду
Фотография Lars Baron/Getty Images

Кристиан Хорнер

Родился 16 ноября 1973 года в Лимингтон Спа (Великобритания).

Возглавил команду Red Bull Racing в 2005 году, в 31 год став самым молодым главой коллектива Формулы-1. Под его руководством Red Bull Racing выиграла два чемпионских титула в личном зачете (Себастьян Феттель: 2010, 2011) и два Кубка конструкторов в 2010 и 2011 годах.

\В настоящий момент Red Bull Racing лидирует в командном зачете сезона 2012 года.

Карьера Хорнера-гонщика в картинге сложилась довольно успешно. В 13 лет он принял участие в первых соревнованиях и к моменту перехода в младшие формулы уже считался одним из самых перспективных британских пилотов. Выиграв школьное первенство Формулы Renault, он перешел во взрослый чемпионат Великобритании в том же классе, где в 1992 году выступал за команду Manor Джона Бута, ныне руководителя другой команды Формулы-1 – Marussia.

Хорнер? – Бут выдерживает небольшую паузу, будто сомневаясь. – Да, был у нас такой гонщик. Это был первый его сезон после картинга. Я достаточно хорошо знал его отца, мы до сих пор общаемся. У нас с Кристианом даже не было контракта. Мы просто пожали руки. Я так веду свой бизнес. Не сейчас конечно, не в Формуле-1, но тогда это было нормально. Кристиану было 17 лет, сложно было понять, как его карьера сложится в дальнейшем. Я не могу сказать, был ли у него потенциал для Ф-1, но еще тогда он был очень силен как менеджер. Когда я узнал, что его взяли в Red Bull, подумал: «Это идеальная работа для него». Я с самого начала был уверен, что у него все получится. Что до того сезона в Формуле Renault, то это был очень сильный чемпионат. Педро де ла Роса завоевал титул в том году. Кристиан тоже был неплох: несколько подиумов, победа.

Гонку в Пембри за Manor Джона Бута Хорнер называет лучшей в своей карьере. Педро был фаворитом чемпионата, но я выиграл квалификацию и заработал поул, – вспоминает Кристиан. – Мы стартовали дважды. В первый раз мне удалось остаться впереди, но произошла авария в задних рядах, так что старт пришлось повторить, и я снова сдержал Педро. Он потом на протяжении всей гонки давил, но я не допустил ни одной ошибки. Эта победа стала моей первой в формулах. Наслаждение от того момента, когда пересекаешь черту первым, не передать словами.

Хорнер не боролся за титул, но стал лучшим новичком сезона: "Люди вокруг говорили обо мне. Это добавляет мотивации. Я готов был продолжать и, естественно, мечтал об успешной карьере. Следующий год был тоже неплох, я перешел в Формулу-3, в класс «B».

«Я выиграл пять гонок, стал вторым в чемпионате и решил перейти в главный класс. Вот тут и начались проблемы».

За два следующих сезона Кристиан, перейдя в старший класс, сменил две команды, но в обоих чемпионатах остался 16-м, ни разу не поднявшись на подиум. Британская Формула-3 к тому моменту переживала, наверное, лучшие времена, – говорит Хорнер. – Состав пилотов был одним из сильнеших за всю историю. В 1994 году я гонялся против таких парней как Ян Магнуссен, Дарио Франкитти... Чем дальше ты идешь, тем уровень становится выше. Я не был плох, я боролся. Но таких как я там было много, и только про некоторых можно было сказать «особенный». Вот с ними бороться очень сложно.

Arden

Отсутствие результатов Хорнера не остановило. В 1996 году он решил перейти в Международную Формулу-3000 – чемпионат, приближенный к Ф-1. Его победители отправлялись прямиком в гонки Гран-при. Но Кристиану было сложно думать о победах.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 3
Кристиан Хорнер в 1995 году

"У меня не было денег, чтобы заключить контракт с топ-командой, – рассказывает Хорнер о том, как решил основать собственный коллектив. – Спонсоров найти было сложно, и я подумал: «Окей, если я не могу найти место в сильной конюшне, я просто куплю машину и буду гоняться сам за себя».

Так появилась Arden. Я не хотел называть команду «Хорнер Рейсинг» или что-то в этом роде, – вспоминает Кристиан. – Арден – это лес рядом с моим домом в Англии. Красивое имя, никому не знакомое в мире гонок, и в то же время близкое мне самому.

Правила того сезона позволяли командам выступать с одной машиной. Я нашел немного спонсорских денег, недостающую сумму взял в кредит в банке, нанял пару механиков, а сам занялся логистикой, менеджментом и всем остальным. Это был единственный шанс подняться классом выше. Я стал главой команды только потому, что хотел продолжать гоняться сам. Так что, по большому счету, это была случайность – планов руководить командой у меня никогда не было.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 4
Кристиан Хорнер на трассе Сильверстоун в 1995 году. Фото пользователя Keyfabe с сайта flickr.com

Кризис, который в итоге привел к исчезновению чемпионата, еще и не думал начинаться. Формула-3000 переживала свой расцвет. Риккардо Зонта и Хуан-Пабло Монтойя, выигравшие титулы в те годы, когда в серии гонялся Хорнер, затем перешли в Ф-1. Я достаточно быстро все понял. Вы посмотрите на список пилотов: Хуан-Пабло, Риккардо, Том Кристенсен, Марк Жене. Это был очень сложный для меня год. Мне хватило двух-трех этапов, чтобы осознать, что это не мой уровень. Оставалось только принять окончательное решение.

В каждом этапе чемпионата принимало участие более 30 пилотов, и даже пробиться на стартовое поле удавалось не всем. Хорнер прошел квалификацию лишь раз в первых шести этапах. Я был занят делами команды – на это уходила большая часть времени. В самом начале нас было пятеро: два механика, водитель грузовика, инженер и я. Я занимался всем, чем только мог. Я готовил сэндвичи спонсорам по утрам перед гонками. Потом смотрел на часы... «Окей, уже два часа дня, пора бы садиться в машину». Сказать, что у меня был маленький бюджет, не сказать ничего. Это был отличный опыт.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 5
Кристиан Хорнер в 1997 году

Но опыт этот был полезен не для Хорнера-пилота, а для Хорнера-менеджера. С точки зрения гонщика, хуже себе ситуации было сложно представить. – говорит Кристиан. – Когда я садился за руль, я оставался руководителем команды. Я знал, что если разобью машину, у меня не будет денег, чтобы заплатить механикам за ее ремонт. Но если не пилотировать на пределе, невозможно пройти квалификацию.

Единственное очко в Формуле-3000 Хорнер набрал на последнем этапе сезона 1997 года. Это была отличная гонка, хороший результат, но, по большому счету, к тому моменту я уже понимал, что мое будущее – по другую сторону трассы.

Русские

Несмотря на то, что гоночных амбиций к началу следующего чемпионата у руководителя Arden уже не осталось, он продолжил выходить на старт. Правила изменились, и у каждой команды теперь должно было быть два пилота. Я нанял Курта Молеккенса, а во второй автомобиль сел сам. Это была больше необходимость, чем желание гоняться. Я был честен с собой. Когда я вылез из кокпита на последнем этапе на «Нюрбургринге», я знал, что моя карьера завершена – надо было сфокусироваться на управлении командой.

Хорнер не набрал ни одного очка в своем втором сезоне в Формуле-3000. Молеккенс при этом принес Arden два подиума и финишировал седьмым в личном зачете чемпионата. Два первых места в том году достались Хауну-Пабло Монтойе и Нику Хайдфельду.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 6
Виктор Маслов в 2001 году. Фото Владимира Маккавеева

Потом в Arden пришли русские. Я хорошо был знаком с Дэвидом Ричардсом – он друг нашей семьи, – рассказывает Хорнер. – В то время он еще работал в Benetton, так что мы много пересекались. У Prodrive были клиенты из России – «Лукойл». Дэвид готовил им машины для российского турингового чемпионата. Как-то он сказал: «У меня есть компания и русский пилот, которые хотят прийти в Формулу-3000. Почему бы нам не сделать что-нибудь вместе?» Я согласился – для меня это была отличная возможность продолжать развивать команду.

Пару пилотов Arden в 1999 году составили бельгиец Марк Гуссенс и россиянин Виктор Маслов. Борта красно-белых машин Хорнера были украшены логотипами Lukoil. Команда росла. Prodrive стал совладельцем, пришло много новых людей. У нас получился сложный чемпионат, но на то были причины. У Маслова совершенно не было опыта, он только учил трассы (Виктор ни разу в 1999 году не прошел квалификацию – «Мотор»), у Гуссенса тоже были проблемы, но потом все стало налаживаться.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 7
Виктор Маслов, Даррен Мэннинг и Кристиан Хорнер. Фото Владимира Маккавеева

Наклейки Lukoil на бортах машин Arden во втором сезоне команды были заменены на огромные надписи Россия. Форму нынешнего руководителя Red Bull Racing украшал огромный двуглавый орел, вышитый золотистыми нитками. Гуссенс уступил место за рулем Даррену Мэннингу, который в свою очередь едва не принес Arden первую победу. На втором этапе в Сильверстоуне британец стартовал с поула, но финишировал вторым после столкновения с одним из соперников.

Да, это был Марк Уэббер, – вспоминает Хорнер. – У меня в офисе на базе Arden до сих пор висит фотография, как Марк разворачивает поперек трассы нашу машину с надписью «Россия» на борту. Я помню, еще тогда хотел пригласить Уэббера в свою команду. У меня никогда не было сомнений в его таланте. Увы, тогда не получилось.

Марихуана

Сотрудничество с русскими прекратилось через три года. Говорят, Хорнер продавал Маслову и его брату команду, но спустя некоторое время, когда Виктор понял, что вряд ли сможет добиться серьезного прогресса, Arden вновь досталась Кристиану – по цене в четыре раза меньше. Так ли это было или нет, но именно после расставания с российскими парнтерами Хорнер, как руководитель собственной команды, добился наиболее серьезных успехов.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 10
Кристиан Хорнер и Томаш Энге. Фото с сайта tomas-enge.cz

Я взял на себя большой риск, пригласив двух опытных быстрых пилотов, – говорит Хорнер. В 2002 году Arden представляли Бьорн Вирдхайм и Томаш Энге. У последнего к тому моменту уже было несколько стартов в Формуле-1 в составе Prost. Томаш был безусловным фаворитом чемпионата. Чех принес Arden несколько побед и закончил сезон на первой строчке, но через некоторое время был исключен из протоколов предпоследнего этапа в Венгрии...

Честно говоря, я до сих пор не знаю, что на самом деле случилось с Томашем в ту ночь перед гонкой в Будапеште, – говорит Хорнер. – В Венгрии он был великолепен: квалифицировался на поуле, лидировал от старта до финиша, показал быстрейший круг, выиграл. Это был идеальный уик-энд. Но потом… После допинг-теста медики обнаружили следы марихуаны в анализах. С огромным превышением нормы.

На разбирательстве у стюардов FIA Энге пытался объяснить, что просто надышался дымом в баре, но подобные объяснения их не устроили.

Я был в шоке. Результаты были обнародованы перед последней гонкой в Монце. Он боролся за титул, там была очень напряженная схватка с Себастьеном Бурдэ. И Томаш сделал все, что требовалось. По-моему, он финишировал третьим (на самом деле вторым – «Мотор»), и очков хватило, чтобы стать первым в личном зачете. После гонки состоялось разбирательство. Его исключили. Это было в каком-то смысле справедливо... Но титул достался Бурдэ.

Титулы

Первый титул Arden в итоге принес Бьорн Вирдхайм в 2003 году. Швед доминировал в чемпионате, лишь раз финишировав ниже второго места за весь сезон. Arden завоевала титул и в командном зачете. Бьорн был великолепен в том сезоне. После того, как он выиграл чемпионат, я устроил ему тесты в Формуле-1, в Jaguar. Но на тестах он не блистал. Потом он провел еще сезон в ChampCar и уехал гоняться в Японию. За пять лет с момента основания Arden стала бесспорно лучшей командой Формулы-3000. И последний сезон в истории первенства это доказал. Витантонио Лиуцци завоевал девять поулов и выиграл семь гонок на десяти этапах первенства 2004 года.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 13
Витантонио Лиуцци. Фото с сайта liuzzifanbase.com

Карьерой Лиуцци занимался доктор Хельмут Марко, человек, который в итоге и привел Хорнера в Red Bull. "Как Arden мы гонялись против команды Хельмута (Red Bull Junior, – «Мотор»). Плюс, когда я только начинал, многое оборудование приобретал у него. Так что мы были неплохо знакомы. Когда Тонио выиграл чемпионат, я уже очень хотел попробовать силы в Формуле-1. Мы доминировали в Формуле-3000, и Берни постоянно давил на меня. Говорил: «Почему ты еще не в Ф-1?» Я хотел привести в чемпионат Arden, но это было нереально – для этого необходимо было иметь огромный бюджет.

История посредственного пилота, создавшего чемпионскую команду. Фото 14
Кристиан Хорнер и доктор Хельмут Марко. Фотография Clive Mason/Getty Images

А потом... через Хельмута я познакомился с Дитрихом Матешицем. Он рассказал мне, что хочет купить Jaguar и спросил: «Тебе было бы интересно этим заняться?» Был конец 2004 года, за несколько дней до Рождества. Это была наша вторая встреча, но мы быстро обо всем договорились».

Спустя пару недель после этой встречи Хорнер станет самым молодым руководителем команды Формулы-1. Потом он все-таки заключит контракт с Марком Уэббером, а еще через несколько лет выиграет чемпионат мира. \m