Его
высочество
за рулем

Как наследники
королевских семей
проявили себя
в автогонках

Во время гонки все пилоты равны: на каждом шлем, а к финишу первым приезжает самый быстрый. Но вне гонок все меняется – в силу особого происхождения некоторых участников заездов. «Мотор» выбрал самых успешных гонщиков королевских кровей: принцев, князей и шейхов.

В мире автоспорта богатством никого не удивишь: гонки изначально были привилегированным способом времяпрепровождения, доступным только для весьма состоятельных джентльменов. И все же, гонщик королевских кровей – нечастое явление. Не каждый наследник престола решит рискнуть жизнью и посвятить себя миру быстрых болидов и изнашивающейся резины. Мы выбрали семерых представителей монарших династий, которым удалось достичь успеха в гонках: от русского князя в эмиграции до современных ближневосточных шейхов.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 2

Назвать Игоря Трубецкого полноценным принцем нельзя ― князь никогда не был наследником престола и не претендовал на управление государством. И все же, он являлся потомственным монархом. Предки Игоря управляли Трубецким княжеством с XIV по XVI век: автономное образование на территории современной Брянской области несколько раз переходило от одного государства к другому, периодически получая независимость, пока, наконец, не было присоединено к Русскому царству. Несмотря на утрату самостоятельности, род Трубецких сохранил высокий статус. Родители будущего гонщика лишились власти только после революции: в 1918 году шестилетнего Игоря увезли в Париж.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 4
Гонка Targa Florio 1948 года. Игорь Трубецкой за рулем Ferrari под номером 36.

В истории автомобильного спорта князь Трубецкой прославился тем, что первым вывел автомобиль Ferrari на старт гонки со статусом «Гран-при». Историческое событие произошло в 1948 году в Монако, однако финишировать пилоту не удалось.

Сотрудничество Трубецкого с Энцо Феррари началось еще раньше. Вместе с итальянским гонщиком Бруно Стерци выступавший под французским флагом Игорь Трубецкой основал команду Scuderia Inter (в некоторых источниках – Gruppo Inter). Князь договорился с основателем Ferrari об эксклюзивной поддержке своей конюшни. Тем не менее, Коммендаторе несколько раз нарушал уговор: машины Трубецкого неожиданно оказывались у других пилотов, а вскоре на трассах появились и новые Ferrari ― с такой же заводской поддержкой, как у князя. В конце концов, не самая приятная манера Энцо вести бизнес надоела Трубецкому, и Игорь расформировал команду, подавшись в лыжные гонки.

Трубецкой о победе в Targa Florio:

«Это была настоящее чудо. Согласно техническим особенностям машины, мы должны были заливать в бак особую смесь: треть бензина, треть спирта и что-то еще. Но по ошибке нас каждый раз заправляли обыкновенным бензином! Топливные насосы во всех Ferrari не были на это рассчитаны. Другие Ferrari не выдержали гонку, но мы дотянули до финиша ― и выиграли».

И все же, князь успел приобрести известность в автоспортивном мире. За неполный год гоночной карьеры Трубецкой четырежды выходил на старт Гран-при, а весной 1948 года выиграл одну из престижнейших гонок на выносливость своего времени ― Targa Florio. В этом тысячекилометровом заезде по острову Сицилия князь не был быстрейшим, однако когда машины соперников начали выходить из строя, Трубецкой вместе со своим напарником Клементе Биондетти смогли уберечь свою Ferrari 166 от поломок.

Князь дожил до 96 лет и умер в 2008 году.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 7

Единственный таец в Формуле-1 и, пожалуй, самый успешный азиатский гонщик XX века. При рождении принц получил имя Бирабонзе Банудей Банубан, но в автоспорте все называли его Бира. Дед будущего гонщика Монгкут правил Таиландом в середине XIX века под именем Рамы IV, а отец пилота занимал несколько государственных постов. В 1927 году 13-летнего Биру отправили учиться в Великобританию, где принца увлекли гонки.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 9

К миру автоспорта Биру привлек его брат принц Чула, основавший собственную команду White Mouse Racing. На бортах машин новой конюшни красовалась белая мышка, а сами автомобили выкрасили в сине-желтую гамму ― национальные цвета Таиланда. К 1936 году Бира набрался достаточно опыта, чтобы выигрывать гонки: наиболее заметной победой пилота стал триумф в Кубке принца Ренье в Монте-Карло. Возможно, в дальнейшем Бира смог бы бросить вызов лучшим гонщикам своего времени и даже побороться за титулы, но Вторая мировая война остановила спортивные состязания в Европе ― и тайскому принцу пришлось взять паузу.

Бира вернулся в гонки одним из первых ― уже в 1947 году спортсмен выиграл уличный заезд в бельгийском Шиме. С возникновением Формулы-1 в 1950 году Бира попал в частную конюшню Scuderia Enrico Platé, но лучшие годы принца были позади ― наивысшим достижением в чемпионате мира для него стало восьмое место в общем зачете дебютного сезона. Чемпионат-1954 позволил Бире сверкнуть в последний раз: пилот заказал новейшую модель Maserati 250F, за рулем которой время от времени претендовал на высокие места. Последняя победа пришла к пилоту на незачетном Гран-при Новой Зеландии, а в конце 1955 года Бира покинул гонки.

После ухода из Формулы-1 принц Бира занялся парусным спортом. В этой дисциплине спортсмен участвовал в четырех Олимпийских играх.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 10

С точки зрения сухой статистики достижения Банудея Банубана не идут в сравнение с подиумами других азиатов – японцев Агури Сузуки и Такумы Сато, но не стоит забывать: на заре Формулы-1 большинство соревнований не входили в зачет чемпионата мира, а каждая гонка была, по сути, самостоятельным явлением. Так что эпизодические победы Биры были не менее значимы, чем его не самые успешные выступления в Формуле-1.

Больше всего принц мечтал провести Гран-при в родном Таиланде. Увы, в тот момент страна находилась не в том положении, чтобы думать об автоспорте. Мечту Биры исполнят в наши дни: дебютный этап Формулы-1 в Бангкоке намечен на 2015 год. Самого принца на родине до сих пор помнят и чтут. Сегодня по всей стране открываются картодромы и гоночные школы, которые неизменно называют в честь лучшего тайского пилота в истории. А портреты Биры висят на входе ― чтобы каждый мог посмотреть на азиатского первопроходца в Формуле-1.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 13

Династия Багратионов известна с VI века нашей эры: этот королевский дом правил Грузией на протяжении многих веков, пока в 1918 году гражданская война не заставила монархов бежать из страны. Князь Георгий Ираклиевич относится к старшей ветви, также известной как Багратионы-Мухранские. В 1977 году князя провозгласили главой грузинского царского дома в изгнании и нарекли Георгием XIV ― пусть в Европе его и знали под именем Хорхе.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 15

Георгий Багратион-Мухранский рос в Испании. В подростковом возрасте будущий князь заинтересовался мотогонками и в 15 лет вышел на старт своего первого соревнования. Через четыре года Хорхе пересел на автомобили: в начале 1960-х Багратион-Мухранский участвовал во множестве локальных гоночных серий, пока в 1968 году не решился дебютировать в Формуле-1.

Спортсмен рассчитывал выставить на старт Lola T100 из Формулы-2, но в последний момент понял, что с таким болидом в чемпионате мира шансов у него немного ― и отозвал заявку. Вторую попытку князь Георгий предпринял через шесть лет. Наследник грузинского престола надеялся выступить на домашнем для себя Гран-при Испании за рулем Surtees TS16, но тогда князя подвели спонсоры. Лишившись финансирования, пилот не стал пробовать покорить Формулу-1 в третий раз и переключился на ралли, где и добился успеха. В 1979 и 1981 годах Багратион-Мухранский стал чемпионом Испании, а спустя сезон оставил автоспорт.

В 2004 году Георгию XIV дали грузинское гражданство, и еще через два года князь вернулся на историческую родину.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 18

Для поклонников чемпионата мира по ралли Халид Аль-Кассими ― символ Персидского залива. Отпрыск королевского дома Аль-Кассими, властвующего в эмиратах Рас-эль-Хайма и Шарджа, добился первых спортивных успехов в 2002 году: Халид бин Файсал выиграл ближневосточное раллийное первенство в группе N. Вскоре спортсмен взял второй титул и обратил свой взгляд на чемпионат мира.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 20

Аль-Кассими дебютировал в WRC в 2004 году на частной Subaru Impreza, а спустя три сезона выкупил место третьего пилота в заводском коллективе Ford M-Sport. Первый очковый финиш пришел в 2009 году, а на Ралли Австралии-2011 Халид стал пятым, грамотно воспользовавшись ошибками соперников. При этом Аль-Кассими так и не провел в WRC ни одного полного сезона: основной задачей для гонщика из ОАЭ оставалось ближневосточное первенство. Спортсмен любил повторять, что мечтает сравняться с достижениями своего великого предшественника, Мохаммеда бин Сулайема, становившегося чемпионом региона 14 раз.

В прошлом сезоне Аль-Кассими прервал выступления, чтобы залечить последствия аварий, а в 2013 году вернулся в строй ― на сей раз в заводском коллективе Citroen. Халид числится третьим пилотом, но главное ― шейх выстраивает систему поддержки раллистов из Арабских Эмиратов, а также развивает ближневосточный чемпионат. Стараниями Аль-Кассими в этом первенстве представлена вся самая современная техника категории RRC, а сам пилот служит ориентиром, на который можно равняться. Результаты уже понемногу проявляют себя: в нынешнем сезоне среди участников WRC непривычно много арабских фамилий.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 23

По-настоящему первым шведским гонщиком королевских кровей был принц Бертил, участвовавший в любительских заездах после Второй Мировой войны. Племянник Бертила и сын действующего короля Швеции Карла XVI Густафа пошел еще дальше: в 2008 году Карл Филип запустил профессиональную гоночную карьеру.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 25

Принц начал со скандинавского кубка Porsche Carrera ― лучшим результатом Карла Филипа стали пара 11-х мест в 2010 и 2011 году. После этого монарх перебрался в национальное первенство GT, а в новом сезоне он и вовсе окажется на вершине шведского кольцевого автоспорта: принца возьмут пятым пилотом в чемпионскую команду Polestar Racing серии STCC.

Разумеется, Карлу Филипу досталась машина местного производства ― спортсмен поедет на Volvo S60. Напарники у принца будут не из легких: одним из партнеров станет экс-пилот международного первенства WTCC Роберт Дальгрен. Впрочем, 33-летний Карл Филип пока не обещает побеждать. Похоже, пилот осознает, что присутствие в скандинавской серии нужно не только ему, но всему автоспорту в целом: с таким участником гонки привлекут к телеэкранам новых болельщиков, никогда прежде не интересовавшихся заездами кузовных машин. Так что не стоит удивляться, если через пару лет мы увидим принца в чемпионате мира.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 28

Ни для кого не секрет: арабы любят гонки и быстрые машины. А больше всего скорость любят многочисленные шейхи стран Персидского залива ― они строят автодромы, вкладываются в команды Формулы-1 и чемпионат мира в целом, а также организуют ближневосточные гоночные серии. Наиболее фанатичные выходят на старт самостоятельно: взять, к примеру, Халида Аль-Кубайси из Абу-Даби, дважды выигрывавшего марафон «24 часа Дубая». Особняком среди них стоит саудовский принц Абдулазиз бин Турки Аль-Файсал Аль-Сауд ― единственный ближневосточный пилот, принятый в программу поддержки компании Red Bull.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 30

Внук короля Саудовской Аравии Файсала принц Абдулазиз делал первые шаги в автоспорте в школе Формулы-BMW в Бахрейне ― в тот момент ему было 22 года. Параллельно Аль-Файсал Аль-Сауд учился в Университете Лондона. Получив диплом, принц вплотную занялся кузовными гонками.

Хитрый шейх

Халид Аль-Кубайси из Объединенных Арабских Эмиратов вряд ли сможет похвастать скоростью, сопоставимой с лучшими пилотами королевских кровей. Зато у него есть деньги, смекалка и неимоверное желание побеждать. В марафоне «24 часа Дубая» 2013 года Аль-Кубайси оказался заявлен сразу в двух экипажах на Mercedes SLS AMG GT3. Партнерами Халида были опытные и быстрые пилоты, способные победить. Самому шейху оставалось только подсесть в машину к тому экипажу, который к последнему часу гонки ехал впереди.

На протяжении всего марафона Йерун Бликемолен, Бернд Шнайдер и Шон Эдвардс управляли машиной без «помощи» со стороны Аль-Кубайси. В заключительные полчаса Халид занял место за рулем уверенно лидировавшего автомобиля, растерял половину преимущества, но все же довел «Мерседес» до финиша. Альтернативный экипаж с участием находчивого шейха занял седьмое место.

В сезоне 2009-2010 Абдулазиз бин Турки стал первым чемпионом ближневосточного кубка Porsche GT3 Challenge. Два года спустя Аль-Файсал повторил свое достижение, а между этими титулами успел дебютировать в немецком первенстве ADAC GT Masters и даже стать первым подданным Саудовской Аравии, которому удалось выиграть гонку в чемпионате Европы FIA GT3. Больше того: победа пришла к Аль-Сауду на его первом же этапе.

Попадание в программу Red Bull было полезным: Абдулазизу позволили опробовать симулятор Формулы-1. А в 2012 году Аль-Файсал Аль-Сауд дебютировал в «24 часах Ле-Мана». Принц пилотировал Porsche 997 категории GTE Am, но не смог добраться до финиша. Единственное, чего Аль-Файсалу никак не удается достичь ― это победа в «24 часах Дубая». Аль-Сауд участвует в самом престижном марафоне Ближнего Востока с момента возникновения гонки, но лучшим результатом так и остается вторая позиция в 2009 году.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 32

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 33

В мире автоспорта Объединенные Арабские Эмираты ожесточенно соперничают с Бахрейном. В Формуле-1 обе страны идут синхронными курсами: у каждой есть национальный этап Формулы-1 и доля в чемпионской команде (Ferrari и McLaren соответственно). В случае с гонщиками паритет обеспечивает шейх Салман бин Рашид Аль-Халифа.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 35

Салман бин Рашид принадлежит к правящей в Бахрейне семье Аль-Халифа ― именно против нее протестовали недовольные шииты, требуя отменить гонку Формулы-1. Династия правит островным государством с 1783 года ― Салман числится 16-м в списке возможных наследников престола. Впрочем, мысли королевича далеки от политики: младший Аль-Халифа сосредоточился на гонках.

В 2004 году 13-летний шейх впервые сел за руль болида с открытыми колесами, а уже в следующем сезоне стал чемпионом азиатской Формулы BMW. До 2008 года Салман строил карьеру в формулах, последовательно переходя из двухлитровой Формулы Renault в Формулу-3, пока не решил переключиться на кузова. Переход оказался отличной идеей: в сезоне 2010-2011 Аль-Халифа на четыре очка опередил Абдулазиза Аль-Файсала в ближневосточном кубке Porsche GT3 Challenge и стал вторым чемпионом в истории этого первенства.

Как наследники королевских семей проявили себя в автогонках. Фото 36

Может быть, между представителями разных поколений королевских гонщиков не так много общего – разве что современные шейхи действительно похожи друг на друга. Главное, что объединяет пилотов голубых кровей – это удивительная метаморфоза, которую принцы и князья претерпевают за рулем гоночного автомобиля. Пока обычные парни участвуют в гонках, чтобы почувствовать себя королями, наследники престолов выходят на старт ради того, чтобы почувствовать себя обычными людьми. И знаете, получается и у тех, и у других. \m