Дорогие гости

Что пилоты DTM думают о России

В первый уикенд августа на трассе Moscow Raceway прошел этап кузовного чемпионата DTM – немецкая гоночная серия приехала в Москву в первый раз. «Мотор» расспросил пилотов DTM об их впечатлениях от России, местных болельщиков и от автодрома.

Говорить о России захотели не все. К примеру, пилот BMW Энди Приоль выдержал только пару вопросов, а после того, как мы попросили гонщика вспомнить, за сколько дней до гонки он прилетел в Москву, британец прервал интервью словами: «О чем вообще это интервью?». Услышав, что «Мотору» интересно мнение пилота о России, Приоль произнес дежурную фразу о «красивой столице» с «гостеприимными русскими», встал и ушел, не прощаясь.

Впрочем, коллеги Энди оказались куда разговорчивее. Для многих из них приезд в Россию стал не только приключением, но и испытанием на прочность ― получение визы, пробки, языковые трудности.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 1

Мы с Тимо Глоком приехали в Россию в четверг перед гонкой, успели посмотреть Красную площадь, но потом рано легли спать, чтобы выспаться перед заездами. Теперь мы живем в пригороде Москвы в часе езды от автодрома ― похоже, это наиболее близкий к трассе отель. Не знаю, насколько маленьким или большим считается такое расстояние в России, но на гонках в Европе мы живем в километре от автодрома.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 3
Все пилоты Audi получили свою порцию фотографий с матрешками.

Вряд ли сотрудникам гостиницы интересно, кто мы такие. Разумеется, они знают наши имена, ведь мы указывали их при заселении, но они ни разу не спрашивали нас о гонках и не просили автограф. В Европе меня однажды узнали в аэропорту: ко мне подошел поклонник автоспорта и начал расспрашивать про гонки, про мою команду. В общей сложности мы проговорили целый час ― мне это даже понравилось.

Увы, в России мне не довелось сесть за руль машины ― всех пилотов Audi перевозили на автобусе. Но я бы с радостью сменил водителя, так как он ехал чересчур медленно. Мы добирались из отеля до трассы целый час! Хотя ситуация на дороге была своеобразной: на светофорах люди выезжали на обочину, формируя пятый ряд на четырехполосной дороге. Впрочем, это еще не худшее, что я видел ― в Китае было кое-что похлеще.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 4
Победитель восьми гонок DTM Джейми Грин и сын экс-пилота Формулы-1 Патрика Тамбэ Адриен на пит-лейне Moscow Raceway

Про Moscow Raceway

"Самым сложным участком трассы Moscow Raceway я бы назвал шпильку седьмого поворота: в этом вираже гонщику постоянно приходится блокировать колеса".

Но если говорить о процессе получения визы, то в этом Россия сделала китайцев. Сначала мне пришлось переделывать документы из-за ошибки при заполнении, затем выяснилось, что у меня неправильное приглашение от российского представительства Audi... В итоге я обратился в специальное агентство, которое все сделало за меня. Но даже им потребовалось на это две недели.

В первый день в Москве я ходил в русский ресторан, где попробовал блины с семгой и с икрой ― было вкусно. Я знаю три русских слова: «На здоровье!», «Спасибо» и «Да». Но я выучил их до того, как приехал на гонку.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 6

Это мой второй визит в Россию ― зимой я уже приезжал в Москву. Тем не менее, даже на второй раз я не смог избежать ошибок при заполнении документов, так что в аэропорту меня заставили проходить таможенный контроль. Это непривычно, ведь обычно я приезжаю в те страны, для которых не нужна виза.

Я живу в Швейцарии, поэтому я отправлял все документы в посольство России в Швейцарии по почте. В общей сложности это заняло две недели ― но главное, что мне не пришлось никуда ездить.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 8
Маттиас Экстрём пытается прочитать свою фамилию по-русски.

Если говорить о Moscow Raceway, то на трассу и с трассы я добирался на автобусе вместе с остальными пилотами Audi и был этому очень рад ― приятно оторваться от руля после долгого рабочего дня. Тем более, русские водители довольно агрессивны ― такое чувство, что они соревнуются друг с другом прямо на дороге общего пользования. Лучше я закрою глаза и спокойно посижу в пассажирском кресле.

Я знаком с одним пилотом из России ― его зовут Тимур Тимерзянов. Дважды мы соперничали друг с другом на турнирах X Games в Мюнхене и Швеции. За исключением этого я мало знаю о России. Я был в паре ресторанов в Москве, но не заказывал ничего экстраординарного ― обычную европейскую еду. Что мне понравилось, так это высокое качество продуктов.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 9
Примерный перевод надписи на шлеме Экстрёма: "Гони или вали".

Я обожаю зимние виды спорта, всегда смотрю их по телевизору и стараюсь заниматься самостоятельно. Поэтому меня особенно интересует город Сочи. Было бы здорово попасть туда на зимнюю Олимпиаду, но, скорее всего, я буду следить за ней из дома.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 11

Это мой первый раз в России, я прилетел в четверг перед гонкой. Аэропорт назывался «Домодево» или как-то очень похоже. Для меня процесс получения визы оказался очень легким: я просто отдал свой паспорт команде, а они обо всем позаботились.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 13
Так пилоты Mercedes-Benz Роберто Мерхи, Даниэль Хункаделья и Паскаль Верлен возвращались в отель после гонки. Автор фотографии -- их напарник Гэри Пэффетт.

Мы остановились в 80 километрах от трассы ― с противоположной стороны от Москвы, чтобы избежать пробок. Нам требовался 1 час 20 минут на дорогу до автодрома. В отеле никто не говорит по-английски ― но это не проблема, у нас есть переводчик.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 14

В Москве у меня произошел самый странный разговор с болельщиком за всю мою жизнь: женщина попросила меня поставить автограф на руке ее младенца. А потом меня научили трем русским словам: «Да», «Нет» и «Спласибо» (произношение авторское).

Что пилоты DTM думают о России. Фото 16

Вопреки тому, что я слышал раньше, российские дороги соответствуют всем стандартам. Пробки ― совсем другое дело. Даже на хороших дорогах можно очень долго простоять в заторе: когда мы ехали из аэропорта в гостиницу, мы потратили на это три с половиной часа. Похоже, мы оказались в неправильном месте в неправильное время.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 18
Фотографии, найденные в "Инстаграме" по хештегу #brunospengler.

Я заметил одну странную машину по пути на трассу в первый день. У нее на багажнике был длинный шильдик, который я никогда не видел до этого. Я не смог его прочитать, но это определенно была не «Лада» ― я знаю, как выглядит логотип «Лады», ведь эта марка участвует в WTCC.

В целом, здешняя погода и природа напоминает мне канадскую. Я сам видел, как холода воздействовали на гоночные трассы, так что я впечатлен характеристиками автодрома Moscow Raceway: он пережил зиму, но на нем по-прежнему ни единой кочки. Что касается окружающего пейзажа, то я словно вернулся в Канаду: здешние леса очень похожи на те, что у меня дома.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 19
Действующий чемпион DTM в Москве финишировал лишь 19-м.

Я помню три русских слова: «Привет», «Да» и «Давай». Я выучил их в детстве, когда оказался в международном лагере и познакомился с русскими. Раньше я знал больше, но теперь забыл.

В воскресенье после гонки я поеду к своему брату, который живет в Москве. Несколько лет назад он женился на русской женщине, у них родился сын, так что теперь мой племянник ― гражданин России. Брат покажет мне город, но в понедельник утром мне придется улететь ― мой рейс назначен на 9:20 утра. Но даже если бы у меня не было здесь родственников, я все равно бы вернулся: здесь невероятное количество красивых девушек! Было бы здорово взять одну из них с собой в качестве сувенира.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 21

Мы прибыли вместе с группой Audi в четверг: команда так спланировала рейсы, что почти все прилетели в Москву в одно и то же время. Нам оставалось только сесть в автобус и ждать, пока нас привезут в гостиницу. В пятницу русские постояльцы отеля устроили большую вечеринку с очень громкой музыкой, в 11 вечера начался салют ― для нас это немного непривычно. Но еще до полуночи все закончилось, так что мы смогли нормально выспаться.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 23
Фотографии с поездки в Россию, которые в своем инстаграме выложил сам Филипе.

По дороге я видел много «Лад»: похоже, в России это самая популярная марка. Audi предстоит много работы, чтобы переманить любителей «Лады». А еще мне попалось довольно много старых «Мерседесов» ― Audi определенно есть, над чем работать. Пожалуй, основная особенность российских машин в том, что здесь почти нет автомобилей среднего класса: либо это шикарные представители категории премиум, либо совсем старые машины.

Про Moscow Raceway

"Сколько лет вашей трассе? Один год? Европейским автодромам стоило бы поучиться у Moscow Raceway: я нигде не видел настолько ровного асфальта. Ни единой кочки, идеальные поребрики ― пилоты могут спокойно ездить по бордюрам, не боясь попасть в аварию. В Европе трассам уже много лет, поэтому за время эксплуатации поребрики истираются. Нам приходится каждый раз проходить всю трассу и запоминать, какие бордюры можно атаковать, а какие нельзя. Здесь такого нет".

На самом деле, пару месяцев назад я должен был приехать в Москву на PR-мероприятие Audi, но в последний момент меня вызвали в Америку, где я стартовал в одном из заездов местного чемпионата. Мне до сих пор жаль, что так получилось, ведь я действительно хотел принять участие в той PR-акции ― тогда я смог бы посмотреть Красную площадь, Кремль, погулять по центру. Увы, вместо меня в Россию поехал другой пилот, а после московской гонки DTM у меня не будет времени на экскурсию: вся команда улетает в понедельник утром. На следующий год я хотел бы это исправить: приехать за два-три дня до начала заездов и как следует посмотреть все достопримечательности.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 24
Без матрешки не обошлось и здесь...

Я никогда не думал, что попасть в Россию настолько сложно. Мне пришлось оформить специальную страховку путешественника, причем получить ее я мог только в одном месте, а потом мой паспорт остался в посольстве на десять дней. В то же самое время мне нужно было улетать в США ― так что в итоге я оформил второй загранпаспорт. Если честно, я до сих пор пребываю в небольшом шоке: никогда в жизни у меня не было сразу двух паспортов! Я бывал в Китае, Новой Зеландии, Мексике, США, Бразилии ― но нигде получение визы не было настолько сложным, как в России.

В каждой стране, куда я приезжаю, я стараюсь покупать магнитик. В России мне не придется это делать, так как один из фанатов подарил мне магнит с Кремлем. Я был очень благодарен, так как у меня самого не было времени для покупки сувениров. Когда прилечу домой, сразу же прилеплю его на холодильник.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 26

Я живу в Сакраменто, так что сначала я долетел до Лос-Анджелеса, а оттуда прямым рейсом «Аэрофлота» до Москвы. В Шереметьево меня забрали ребята из отеля Crowne Plaza, в котором я остановился.

Все говорят про пробки на здешних дорогах, но в моем случае все было идеально: я потратил всего 35 минут на путь из аэропорта до отеля. Потом меня отвезли в другую гостиницу ― рядом с гоночной трассой. Тут-то я и прожил остаток уикенда.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 28
Фотографии из твиттера Джоуи Хэнда

Дорога от гостиницы до трассы занимала у нас около 45 минут. Команда поселила нас здесь из-за непредсказуемости пробок: никто не знает, в какой момент на дороге может образоваться затор. Но в воскресенье вечером я вернусь в Москву ― там круто. Из отеля, где я был, открывается шикарный вид на реку и комплекс Москва-Сити. А еще у них есть сногсшибательный телевизор, который вращается на 360 градусов.

Про Moscow Raceway

"Российский автодром уже, чем мне казалось после просмотра видеороликов с прошлых заездов, но это не страшно. Вопрос, скорее, в конфигурации самой трассы. Машины DTM аэродинамически очень сложны. Для обгонов нам нужно держаться максимально близко к сопернику, чтобы в конце прямых получить возможность для атаки. На Moscow Raceway пилотам трудно плотно преследовать впереди едущую машину в связке медленных поворотов, из-за чего на прямых гонщики не успевают подобраться друг к другу на дистанцию атаки".

Утром в субботу я подписал кучу автографов. Меня очень порадовал энтузиазм московских фанатов. Я бы сказал, что местные болельщики отличаются особенной добротой ― как бы нелепо это ни звучало. Они были очень благодарны и обходительны. Сессия автографов на пит-лейне длилась 15 минут, но я провел там 45 ― люди продолжали подходить, а мне нравится, когда зрители настолько любят гонки. В конце концов, нам платят за то, чтобы мы делали шоу. Самое меньшее, что я могу для этого сделать ― подписать побольше автографов.

В некоторых странах фанаты караулят гонщиков у входа в отель. К примеру, в Хоккенхайме болельщики ждали нас у гостиницы до 11 часов вечера, причем они хотели пообщаться с каждым. Когда я подписывал для них автограф, они спросили: «Скоро приедет Бруно Спенглер?».

Обычно я стараюсь посмотреть на город, в котором проходит гонка, но на сей раз у меня просто не остается на это времени. В этом году я параллельно участвую в DTM и американских гонках, из-за чего гоночный уикенд в Москве оказался для меня четвертым подряд: сначала был этап DTM на «Норисринге», потом заезд в Торонто, дальше Индианаполис, и теперь Moscow Raceway. Три разных чемпионата в четырех странах за неполный месяц ― вот мой график.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 29

В прошлом году я приехал на первый этап DTM в Хоккенхайме с женой. После гонки мы поездили по Германии, посмотрели на Швейцарию. Было бы здорово увидеть и Россию, но я не особенно люблю путешествовать в одиночку ― мне больше нравится, когда со мной супруга. Проблема в том, что ей тяжело переносить дорогу. Так что вместо того, чтобы пугать ее перелетом в Москву длительностью в 12 с половиной часов, я скорее отправлюсь в отпуск куда-нибудь поближе к Калифорнии ― на Гавайи, во Флориду или в Канкун. Хотя три месяца назад сюда приезжал мой друг со всей семьей ― и им очень понравилось в России.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 31

Когда я отправлялся в Москву, я не знал, чего ждать. Конечно, я видел фотографии крупных городов, но за исключением этого, Россия оставалась для меня неведомой территорией. Когда я прилетел, первое, что меня удивило ― это сплошная застройка за пределами Москвы, при которой ты не понимаешь, где закончился один городок и начался другой. В Европе я такого не видел.

Специфическое поведение местных водителей тоже бросилось в глаза. Пока мы ехали из аэропорта в отель, нас обгоняли машины, которые ехали прямо по траве. Если говорить о местных машинах, то я знаю марку Lada благодаря их выступлениям в WTCC ― я регулярно смотрю этот чемпионат. Но за пределами автоспорта я вряд ли опознаю российские автомобили.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 33

Самым сложным участком Moscow Raceway я бы назвал третий поворот ― это затяжной вираж, который сильно нагружает шины и вызывает заметные перегрузки. Конечно, автодром получился узким и коротким, все это видят. У нас нет возможностей для обгонов, так как задняя прямая слишком коротка, и мы не успеваем воспользоваться преимуществом системы DRS. Но что поделать ― мы гоняемся на тех трассах, куда нас приглашают.

Обычно когда кто-нибудь говорит: «Я выучил пару слов на новом языке», это означает, что человек узнал, как ругаться матом. Это не мой случай. Я действительно знаю несколько слов на русском, и это не ругательства. Дело в том, что мы с отцом содержим картинговую команду, в которой выступают два пилота из России. Это девочка по фамилии Пономаренко и мальчик по фамилии Вартанян. От них я узнал свои первые слова на русском языке: «спасибо», «устала». Девочка постоянно произносит последнее слово, на каждой гонке.

Что пилоты DTM думают о России. Фото 34
Матрешка не помогла Мигелю добраться до финиша - поучаствовав в двух столкновениях (одно из них отбросило Спенглера в конец пелотона), Молина сошел не дожидаясь штрафа.

Получить визу было несложно. У меня было приглашение от российского подразделения Audi, которое я взял с собой на собеседование в посольстве в Барселоне. Там я сдал все документы, и через 15 дней получил визу. Я даже мог заплатить больше денег и получить свой паспорт в ускоренном режиме, но не стал этого делать ― меня устраивал 15-дневный срок. Можно сказать, что мне повезло: у нас в команде есть инженер из Бельгии, который не смог приехать на гонку, так как не успел получить визу.

Я хочу купить в России эту чудесную шапку с такими элементами по бокам ― как она называется? Ушанка? Да, хочу себе ушанку.

Пожалуй, наиболее нелепая встреча с фанатом автоспорта произошла в туалете неделю назад, когда я был на футбольном матче на Альянц Арене в Мюнхене. Я стоял у писсуара и справлял малую нужду, рядом стоял парень и делал то же самое. И тут он повернул голову и спросил: «Мигель Молина?». Я ответил: «Да». Он сказал: «А можно с вами сфотографироваться?». Тогда я предложил: «Может быть, сначала мы выйдем из туалета?». \m