Ограниченным
тиражом

Самые интересные спецверсии
суперкаров Ferrari

Пока весь мир закатывает глаза по поводу только что представленного Ferrari 458 Speciale, мы, признаться, не особо удивлены. В конце-концов, слова «специальный» и «особенный» кажется появились на свет одновременно с тачками из Маранелло. К тому же, в архивах легендарного бренда найдутся «спешелы» в квадрате, а то и в кубе! Мотор вспоминает самые редкие, необычные, эксклюзивные, но всегда потрясающие Ferrari.

Для Маранелло 166-я модель с 2-литровым V12 мощностью 140 лошадиных сил – как путевка в жизнь. Именно этот спорткар в одночасье позволил молодой фирме догнать по престижу и статусу корифеев из Alfa-Romeo, Maserati, Cisitalia. «Трейдмарковские» кузова Ferrari 166 разработали самые респектабельные на тот момент ателье Touring и Vignale. Но настоящий фурор, если не шок, произвела версия от Карла Абарта.

Дело было так. Одного из состоятельных клиентов не удовлетворил «стоковый» кузов и он обратился за помощью к гонщику и тюнеру Карло Абарту. Итальянец австрийского происхождения сотворил кузов редкой грации, но еще более редкой легкости. Элегантные панели из алюминия крепились к специальному поддерживающему каркасу. Причем элементы кузова легко демонтировались и заменялись в случае аварии. Слово Smontabile («сменный») в названии модели свидетельствует именно об этом.

В итоге 166-й в версии Abarth весил почти на 300 килограммов меньше стандартной модели! И первый же серьезный старт в гонках закончился победой. Спецверсия, легко узнаваемая по циклопической расположенной строго по центру фаре, был первым в классе на финише «Тарга-Флорио» 1953 года.

В середине прошлого века автомобили, особенно дорогие и престижные, создавали не так, как теперь. На Парижском автошоу 1955 года (на том самом, где все охали-ахали от впервые показанного Citroen DS) фирма Ferrari скромно представила голое (без кузова, то есть) шасси 410 Superamerica с 5-литровым 12-цилиндровым мотором, выдававшим 340 лошадей. А уже затем лучшие итальянские «карроцерии» начали справлять для инженерного шедевра шедевры кузовные.

Лучшей, по общему мнению, стала работа молодого Серджио Пининфарины, а самой, мягко говоря, спорной, и даже вызывавшей приступы идиосинкразии у пуристов, оказался вариант от ателье Ghia. Сегодня «Гарцующий жеребец» в стиле «Детройтского барокко» выглядит сенсационно. Не то что полвека назад...

Весьма символично, что 410 Superamerica стала последним Ferrari над которым трудились парни из Ghia.

Кто-то из итальянских дизайнеров разрабатывал кузова для шасси Ferrari в надежде урвать заказ от состоятельных клиентов, другие рады были польстить самолюбию старика Энцо, опять же в расчете на весьма возможную ответную любезность. Однако знаменитый Нуччо Бертоне нарисовал кузов-шедевр для короткобазной 250 GT совсем по другой причине. Просто маэстро очень хотел ездить на Ferrari, но на дух не переносил работы конкурирующих «карроцерий».

У «Коммендаторе» были хорошие отношения с Нуччио, поэтому Bertone стало единственным ателье, кроме Pininfarina, получившим добро на создание кузова легендарной 250 GT SWB. И получилась песня, а не машина! Решенный в более аэродинамичном, можно сказать более воздушном ключе, нежели «пининфариновский» вариант, купе от Бертоне отличалось изящным решением задней части и сверхагрессивной физиономией. Решетка радиатора, например, живо напоминала чемпионский Ferrari 156 Фила Хилла. Фантастико!

Подглядывать в замочную скважину завтрашнего дня – дело неблагодарное. Угадаешь, что будет актуально в будущем – все отмахнутся, мол, это и ежу понятно было. А не угадаешь – точно тряпками закидают. В начале 70-х в будущее спорткаров попытался заглянуть дизайнер Pininfarina Паоло Мартин и… не угадал. Случилось так, что в распоряжении туринской «карроцерии» оказалось шасси 800-сильного гоночного Ferrari 512S. Задание сваять из него нечто сногсшибательное маэстро Мартин воспринял буквально и создал вот это…

Наверное, в истории Ferrari нет другой машины, вызывающей у поклонников бренда столь однозначную реакцию. Непопадание в харизму и традиции марки было абсолютным! Хотя появись на машине эмблема, скажем, DeTomaso или Lamborghini и вместо того, чтобы воротить носы, все бы обсуждали смелый проект талантливого дизайнера… Но Ferrari на то и Ferrari, чтобы спрашивать по самому строгому счету. Зато сегодня почти симметричный силуэт Modulo смотрится бесподобно. Истинный шедевр автомобильного футуризма, так никогда и не обретший черты реальности.

Противоположности – они ведь тянутся друг к другу невзирая на расстояния. Что может быть дальше друг от друга, чем суперкар и семейный универсал? Так ведь нет – навязчивая идея «шутинг брейка» или, если угодно, «охотничьего универсала» будоражит умы не один десяток лет. Сегодня даже в самой компании пошли на попятный: разве полноприводной FF – не вариация на тему спортивного сарая? Но история любви Ferrari и универсала еще старше.

В 70-х некий Луиджи Кинетти-младший (впрочем, почему некий – это же сын того самого Кинетти, который выиграл для Ferrari первую гонку 24 часа Ле-Мана) рискнул предложить свою интерпретацию «турера» на базе и без того смелого в стилистическом плане 365GTB/Daytona. Суперсарай, вручную изготовленный мастерами нишевого спорткар-билдера Panther Westwind из английского Сарри, получился: а) красивым, б) быстрым и в) дорогим. Так что каждый из владельцев 350-сильного Ferrari 365 GTB/4 Shooting Break впоследствии продавал его с выгодой для собственного банковского счета.

Многие, только завидев этот автомобиль и не разобравшись, что к чему, уже садятся строчить в комментариях: «Здравствуйте, дорогая редакция! Ваш тугодум-автор назвал знаменитый F40 какой-то там «эволюцией». Ну да, примерно так все и есть. Истина в том, что 288 GTO Evoluzione действительно больше похож на Ferrari F40, нежели чем на собственно 288-ю.

На самом деле, 288 GTO Evoluzione – это так и не появившийся на свет раллийный Ferrari группы B. Проект вступал в завершающую стадию, когда Международная Федерация Автоспорта (FISA) взяла да и отменила группу B как таковую. После серии устрашающих аварий с десятками жертв у чиновников и выбора-то не было.

Оставшись у разбитого корыта, менеджеры Ferrari быстро сориентировались. Из раллийного проекта выкинули все раллийное, расточили 2,8-литровый мотор до 2,9 литра, попутно, с целью повышения надежности, дефорсировав его с 650 до 470 лошадиных сил. Так и получился знаменитый F40. Именно он вернул в Маранелло корону самого быстрого серийного автомобиля планеты. Кудесники, что тут еще скажешь?

Его даже не должны были продавать. Pininfarina в будничном порядке явила миру очередной шедевр: подзабытый кузов «баркетта», то есть по-итальянски «лодочка», без крыши и боковых стекол. Водруженный на шасси серийной 12-цилиндровой Testarossa, этот кузов только на первый взгляд являл собой пример столь актуального в конце 80-х лаконичного дизайна. Mythos же был не так прост!

Достаточно сложная для легковой машины среднемоторная компоновка с расположенными сзади радиаторами охлаждения элегантно подчеркнута «двухсекционным» объемом кузова: передняя часть машины как бы вытекает из более широкой «попастой» кормы. Кузов кстати целиком карбоновый, а заднее антикрыло – активное, поднимающееся на 30 сантиметров. И это не перебор – Mythos ведь реально разгонялся до 290 километров в час! Султан Брунея был так очарован «лодочкой», что заказал себе сначала одну, а потом и вторую. Так что, две трети всех существующих в мире Ferrari Mythos находятся в гараже уважаемого Хассанала Болкиаха. Буквально.

Приятно, что не все в этом мире покупается и продается. Вы можете быть богатым как Абрамович и известными как Бред Питт, но Ferrari все равно не позволит вам раскатывать на суперкаре FXX по дорогам общего пользования. Если, конечно, речь идет о дорогах цивилизованных стран.

Эволюция легендарного Ferrari Enzo создана специально и исключительно для трек-дней, во время которых счастливым обладателям 800-сильной тачки приходилось еще и выслушивать скучные обучающие монологи инструкторов о том, как правильно заходить в поворот и что такое апекс. Зато владельцы FXX имеют все основания гордится тем, что точно таким же Ferrari владеет и семикратный чемпион Формулы-1 Михаэль Шумахер. Немцу гиперкар достался бесплатно – что называется, за выслугу лет. Остальные же заплатили примерно по 1,5 миллиона евро.

Круче детских фантазий и юношеских снов бывают только запросы футболистов и рок-музыкантов. Как бы поступил разумный человек в ответ на просьбу придать новенькому Ferrari 458 Italia (V8, 4,5 литра, 562 лошадиные силы) черты классического 512 Berlinetta Boxer, выпускавшегося в период с 1973-й по 1984-й? Да-да – послал бы, да с матерком!

Но что ты будешь делать, если проситель не кто иной, как Эрик Клэптон – легендарный гитарист, кавалер Ордена Британской Империи и просто хороший человек? Ради такого клиента в Маранелло расстарались. Уникальный автомобиль, ключи от которого мистеру Клэптону торжественно вручили в 2012 году, можно назвать и шедевром современной инженерии, и недостойным великой славы Ferrari заводским тюнингом – все зависит от настроения. Тем не менее, проект получился интересный.

Сегодня о былом величии итальянских «карроцерий» напоминает немногое. Забыты или почти забыты некогда гремевшие на всю Европу Touring и Vignale, балансирует на краю финансовой катастрофы Bertone, Italdesign куплен немцами из VW, и лишь Pininfarina еще перебивается с хлеба на квас. Пусть в основном благодаря не автомобильным проектам, но все же... Тем более, что итальянцы регулярно радуют и четырехколесными шедеврами.

Вот и Sergio, построенный на шасси 562-сильного Ferrari 458 Spider и впервые представленный на автошоу в Женеве нынешней весной, сразу вышибает скупую мужскую слезу. Не только тем, что назван в честь Серджио Пининфарины, скончавшегося год назад. Столь любимая итальянцами «баркетта» получилась упоительно красивой: без заигрываний с ретрофутуризмом и пропорциями, готовыми мгновенно стать классикой. Говорят, итальянцы уже трудятся над запуском мелкосерийной партии Sergio… Отлично — пусть красота спасает наш мир! \m