Новый
русский

Сергей Сироткин о себе
и Формуле-1

Второй этаж моторхоума Sauber. За столом уже сидит дюжина журналистов, еще столько же стоят позади. Два стула пока свободны. Они для пресс-атташе Sauber Ханспетера Брака и Сергея Сироткина, который недавно подписал контракт со швейцарской командой. Первый уикенд молодого россиянина в паддоке Формулы-1 начался с группового интервью представителям мировой прессы. Этому тоже надо учиться.

Сироткин, которому в следующем году предстоит стать вторым российским пилотом в Формуле-1, удивил сразу. Такое бывает нечасто: перед тем как сесть за стол, он подходит к каждому журналисту поздороваться лично, пожать руку. Сергей, ты собираешься так же общаться и со своими соперниками? – с улыбкой спросит один из журналистов под конец интервью. – Не знаю, я всегда стараюсь быть вежливым, будь то другие гонщики или журналисты. Я просто такой.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1

Спокоен, как удав – это про него. Руководителю Sauber Монише Кальтенборн, которая после визита Сергея на базу команды в Хинвилл сказала, что у нее не возникло ощущения, будто она общается с подростком, можно верить. Он немногословен, но не зажат. Каждый вопрос выслушивает с легкой улыбкой, кивая. И, не медля ни секунды, отвечает. Про молодость, про отца, про спонсоров. Херру Браку не о чем беспокоиться. За 15 минут он внесет лишь одну ремарку – к ответу Сергея о контракте. Sauber ни разу не объявляла о том, что Сироткин обязательно выйдет на старт первого Гран-при в следующем году – пока речь идет лишь о том, чтобы максимально его к этому подготовить. Потом все будет зависеть от него. Ну и от обязательности новых российских партнеров команды.

Брифинг с прессой закончен, и одна из немецких журналисток сразу же спешит сообщить Сироткину, что зачет сдан: Если ты будешь так же хорош на трассе, как был сейчас, все будет отлично.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 2

Родился 27 августа 1995 года в Москве

2010 год. Дебют в Формуле Abarth. Провел шесть гонок, набрал 12 очков. В общем зачете занял 18 место.

2011 год. Провел первый полный сезон в формулах. Выступал параллельно в двух первенствах класса Формула Abarth, европейском и итальянском. Начал сезон с Jenzer, но после нескольких этапов перешел в Euronova. В европейском чемпионате с пятью победами завоевал титул. В итальянском первенстве стал вице-чемпионом.

2012 год. Перешел в AutoGP. Выиграв гонку в Валенсии, стал самым молодым пилотом-победителем в истории серии. Параллельно выступал в итальянском первенстве Формулы-3, а также провел один этап в Формуле Renault 3,5 на Moscow Raceway. В AutoGP одержал две победы и занял третье место по итогам сезона. В итальянском чемпионате Формулы-3 выиграл две гонки, один раз показал лучший круг. В личном зачете занял пятое место. В Формуле Renault 3,5 очков не набрал.

2013 год. Перешел в Формулу Рено 3,5, заключив контракт с командой ISR. Финишировав вторым на этапе в Испании, стал самым молодым пилотом в истории серии, поднявшимся на подиум. На данный момент занимает девятое место в личном зачете. Побед и поулов нет.

«Я не хочу показаться самоуверенным»

Следующие 20 минут Сергей проводит на улице, отвечая перед моторхоумом Sauber на вопросы журналистов телевизионных компаний, а потом возвращается внутрь – для интервью Мотору, по итогам которого общее время непрерывного общения с прессой перевалит за час.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 4

У Сергея неплохо поставленная речь, в которой постоянно сквозит гоночный жаргон – неудивительно для человека, который из 18 лет своей жизни по крайней мере 12 провел на трассе.

– Ты говорил, что Формула-1 – мечта всей твоей жизни.

– Еще когда мне было четыре-пять лет, я дома смотрел Формулу-1. И да, мечтал: Круто было бы попробовать. Это было где-то в конце 1990-х. Потом мы отдыхали в Испании с родителями и наткнулись на прокатный картодром. Само собой, я подошел и сказал родителям: Пойдем покатаемся. Я покатался, мне понравилось. А когда вернулись в Москву, узнали, что у нас рядом с домом открылся картодром. Там была школа Олега Николаевича Гуськова и Петра Алешина (отца гонщика Михаила Алешина – примечание Мотора), в которой я начал заниматься. И после того, как дошел до определенного уровня, они посоветовали начать заниматься этим профессионально.

– Ты понимал, что у тебя хорошо получается? Сразу начало получаться?

– Вообще – сразу. Не было такого… Не как в школе, в общем. Не то, чтобы сидишь с новой темой, не можешь никак разобраться, а потом уже… В картинге все было очень легко. И может быть даже легче, чем мы себе представляли до этого. Тогда было трудно поверить, к чему это все приведет. Формула-1 казалась такой далекой: надо пройти весь картинг, все молодежные формулы. Но год за годом это все становилось ближе, ближе и ближе. Трудно поверить, но сейчас это уже почти реальность.

– Насколько сложен был для тебя переход из картинга в формулы? Многие хорошие картингисты спотыкаются как раз на этой ступени.

– Честно говоря, у меня не было больших проблем. Понятное дело, я провел много дней в машине на тестах, перед тем как выехать на первую гонку. Это был конец 2010 года, Формула Abarth. В конце я проехал три этапа чемпионата – и не скажу, что был медленный. Но, понятное дело, основной прогресс был сделан зимой с десятого на одиннадцатый год, на тестах. Вот тогда, в начале 2011-го, я был уже полностью готов к формулам.

– Как на твою карьеру влияло то, что в каждой серии ты был самым молодым?

– Честно говоря, никак абсолютно. Если бы вы не сказали сейчас, я бы и не думал об этом. Никакого дополнительного давления я не испытывал. Наоборот. Иногда так бывает у других: надо во что бы то ни стало показать результат, потому что иначе – конец карьеры. Я всегда понимал, что у меня все только начинается: «Если не в этот год, то будет следующий, чтобы всему научиться».

– При этом ты никогда на второй год нигде не оставался. И впереди уже только Формула-1. Ты не допускаешь для себя мысли: «А что если у меня не получится?»

– На самом деле… Я не хочу сейчас показаться слишком самоуверенным, но в прошлом, в младших сериях, у меня не было проблем с переходом. Основу я усваивал быстро. Да, возникали какие-то проблемы с каким-то тонкими моментами, но сам прыжок из маленькой машины – например, такой как из Abarth в AutoGP (хотя там разница куда уж больше, чем между Формулой Renault 3,5 и Формулой-1), – никогда не вызывал затруднений. Тогда за полдня я нормально раскатился. Не было абсолютно никаких проблем. Да, было непросто найти последнюю десяточку. Но не то, чтобы я там неделю раскатывался, ехал в первый день на три секунды медленнее, потом на две, потом на одну и так далее – такого никогда не было.


Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 5

Глава Sauber Мониша Кальтенборн о Сергее Сироткине:

«У меня был ночной перелет сразу после Гран-при Венгрии – из Будапешта через Вену в Москву. Сергея я до этого ни разу лично не встречала. Представьте ситуацию: я в новом для себя аэропорту, никогда там не была, выхожу после ночного перелета и вижу два знакомых лица: тренера Сергея, Николая, и Дарины, девушки из его пресс-службы. Рядом стоял молодой человек. Я подумала: «Да, это, наверное, Сергей».

Это было неожиданно, но очень приятно, что он решил встретить меня в аэропорту... С тех пор у нас было достаточно времени, чтобы пообщаться. Он приезжал на базу и сейчас приехал в Монцу. Меня в приятном смысле этого слова удивило то, как он вел себя на пресс-конференции в Хинвилле. Он справился очень хорошо. Когда здесь, в паддоке, люди говорят с вами, всегда сложно понять, играют они или говорят открыто. Но Сергей еще не настолько профессионален в этом отношении. В Хинвилле была его первая большая пресс-конференция. И вопросы, которые ему задавали, были непростыми.

Многие приехали туда с определенной степенью, давайте скажем так, скептицизма. Журналисты были чересчур требовательны к нему, некоторые формулировали вопросы грубо. Но он отвечал естественно, без обид, без лишних эмоций. Он действительно очень сфокусирован, у него правильное отношение к делу. Он понимает масштаб стоящего перед ним вызова, и не относится к нему легкомысленно. Что удивительно, учитывая его возраст».


«Понятное дело, никто не будет вникать»

Возраст – не единственное, что заставляет сомневаться в перспективах Сергея в Формуле-1. Помимо титула в юниорской Формуле Abarth и побед в AutoGP, он и правда пока добился немногого – возможно, просто потому, что еще не успел. В Формуле Renault 3,5, куда Сироткин перебрался в этом году и из которой в Ф-1 прямиком отправились Себастьян Феттель и Роберт Кубица, он пока занимает девятое место в личном зачете. Для 18-летнего пилота, проводящего первый год в чемпионате и опять-таки самого молодого гонщика серии, он выступает отлично: в квалификациях регулярно отмечается в пятерке, в одной из гонок финишировал вторым. Но спрос с него теперь больше. Сироткин сейчас уже не просто дебютант чемпионата, а кандидат на место в команде Формулы-1.

На брифинге с журналистами собственный сезон он оценил на тройку по десятибальной шкале: Часто мы сталкивались с обстоятельствами, на которые не могли повлиять ни я, ни команда. Тем не менее, от команды в молодежных чемпионатах тоже зависит немало, а ISR – явно не самый сильный коллектив в Формуле Renault 3,5.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 6

– Кто выбирал команду в нынешнем сезоне?

– Все решения по карьере всегда исходили от меня и родителей. И, насколько я могу судить, пока они были верными, по крайней мере в картинге и младших сериях. Выбор в пользу ISR делал я. Вообще команда выбиралась с расчетом на то, чтобы в первый сезон просто раскатиться. Но главный приоритет был все же на следующий год. Никто же не ожидал, что все так получится…

В 2001 году…

…в Формуле-1 в составе Sauber дебютировал будущий чемпион мира Кими Райкконен. Решение выдать суперлицензию 20-летнему финну, практически не имевшему опыта выступлений в формульных классах, было принято на голосовании комиссии Формулы-1 в FIA. Вот, что тогда говорил президент федерации Макс Мосли: "Я не могу поверить, что они приняли решение выдать лицензию столь неопытному гонщику как Райкконен. Это неправильно, учитывая то, сколь жесткие критерии мы предъявляем к новичкам Ф-1. Если по вине неопытного пилота произойдет большая авария, именно я буду стоять перед камерами".

– Ты же сейчас наверняка смотришь Формулу-1. Видишь, какие проблемы возникают у молодых пилотов, в том числе у Эстебана Гутиерреса в Sauber. Это не настораживает?

– На самом деле, я могу сказать, что со стороны очень многого не видно. Даже больше: не видно почти всего реально важного. Надо быть здесь, сидеть разбираться с инженерами, что и почему. Насколько я понял из общения с командой, в принципе они очень даже довольны Эстебаном. У него не складываются квалификации, но не из-за того, чтобы ему не хватает скорости в целом. Просто все время что-то случается, в нужный момент в нужное время ему не удается собрать круг. Но в целом темп у него хороший.

– Но ты же понимаешь: даже если есть какие-то объективные причины, никто не захочет в них разбираться. В Формуле-1 тебя будут оценивать просто по результату.

– Понятное дело. Во-первых, не многие даже захотят слушать, твоя точка зрения их абсолютно не волнует – что да как на самом деле. Но какой бы эксперт не был, пока он не будет сидеть здесь, где сижу я, рядом с гоночным инженером, и вникать реально в ситуацию – что же на самом деле произошло, я думаю, что никто и не поймет. Сейчас понятно со стороны, что Нико выглядит на голову сильнее, чем Эстебан. Но, насколько я понял, он практически не уступает Нико. Главное, за счет чего Хюлькенберг опережает его – это опыт. В команде это видят.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 7

– Понятно, что это не тебе решать, но кого бы ты хотел видеть напарником? Ты будешь самым неопытным пилотом здесь, проведя всего один год в сильном чемпионате. В то время как многие переходят в Формулу-1 после трех-четырех лет в GP2, и все равно у них проблемы. С одной стороны, должно хотеться иметь сильного напарника, как Нико, но тогда ты рискуешь сразу же очень много ему проиграть.

– В начале года в Формуле Renault была очень похожая ситуация. Когда я только пришел в команду, у нас были тесты с Сэмом Бёрдом (тест-пилот Mercedes AMG, в этом сезоне выступает в GP2 и занимает второе место в личном зачете). Бёрд на данный момент объективно самый сильный пилот из всех молодежных серий. Или по крайней мере один из трех самых сильных – это уже на сто процентов… Так вот, он меня не удивил. Тесты были при переменчивой погоде: то дождь, то сухо, то да сё...

Он был быстрее. Реально быстрее. Вернее находил траектории, в целом по темпу был быстрее. Но когда я раскатился, разница была всего две-три десятые. Я ему уступал в двух-трех поворотах только, но 90 процентов трассы проходил точно так же. Поэтому, если совсем честно, он меня не удивил вообще. Сейчас, после того как я провел половину сезона, мне было бы очень любопытно вернуться на трассу и снова побороться с ним в равных условиях на равной машине. Сейчас я уже знаю что, где и как делал неправильно.


«Все говорят: «Давление, давление», – но его нет»

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 8

– Ты уже мыслями в следующем году? Но еще же три этапа в этом сезоне…

– Да вообще я о следующем годе еще как-то так… Это далеко как-то пока.

– Мало ли. Может, ты расслабился: У меня контракт

– Нет. Контракт есть, но опять же… Как с Петровым было, как с Райкконеном – у них тоже были контракты. Договоренность есть, надежды есть. Но это не значит, что я должен сейчас все бросить и вообще никуда в Мировой серии не ехать. Нужно бороться. И ведь потенциал есть. Просто хочется красиво уйти под конец.

На самом деле, вся эта история… Все вокруг говорят: Давление, давление, – но почему-то, я не знаю почему, для меня этот контракт – скорее дополнительная мотивация. Если я буду нервничать, это не поможет. Сейчас надо просто расслабленно и хорошо делать свою работу.

– Остались три этапа: Хунгароринг, Поль-Рикар, Барселона. Есть из них любимая трасса?

– Поль-Рикар мне точно понравился. Та история с Бердом – она как раз из Поль-Рикара. Не знаю, правда, насколько у меня получится. Потому что Сочи (демонстрационные заезды за рулем Sauber) будет в тот же уикенд. Заезды в пятницу вечером, и самая ранняя возможность улететь – в субботу. То есть тренировки я пропущу, первую гонку тоже. Приеду в воскресенье, народ будет раскатанный, а у меня только полчаса квалификации. И это после машины Формулы-1.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 9

– У тебя же был опыт в прошлом году, когда ты пересаживался из одной машины сразу в другую: из AutoGP в Формулу-3 и обратно. Насколько вообще это был удачный эксперимент?

– Мне кажется, хороший. Я же не просто ехал два сезона параллельно. Когда у нас уикенды совпадали, проходили на одной трассе, я пересаживался за один день по несколько раз. Проезжал тренировку в Формуле-3, потом реально из одних боксов бежал в другие, чтобы сесть в машину, потому что уже началась тренировка в AutoGP. Да, это трудно, я не спорю – многие говорят, что нельзя так делать. Но, с другой стороны, это приучает быстро адаптироваться. Разница между Формулой-3 и AutoGP очень большая. И, кстати, когда мне сейчас говорят про big jump, то… тогда я эти big jump делал туда и обратно в течение одного дня по несколько раз. Поэтому сейчас, я думаю, мне будет немного легче.


«Люди у нас во всем разбираются»

На любой вопрос о будущем Сироткин отвечает историей с примером из прошлого. За час общения с прессой он ни разу не сказал прямо: Я готов, хотя для большинства молодых пилотов сейчас это уже норма. Он ничего не гарантирует. Но дает понять, что ни на одной из ступеней раньше не спотыкался. И еще одна его не пугает.

– Как семья реагирует на все происходящее?

– Понятно, что близкие люди радуются, поддерживают. Есть многие, которые… наоборот. В принципе, все как всегда у нас. Близкие – поддерживают, неблизкие – понятное дело.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 10
«Я не концентрируюсь на том,
что обо мне говорят или
пишут в прессе»

– Тебе 18 лет. Как твое юношество проходит? Оно же наверняка отличается от того, что у сверстников.

– Честно говоря, очень сильно. Наверное, чуточку скучно… Все, что происходит: утро, сейчас надо поесть, потом надо потренироваться, потом опять поесть, потом опять потренироваться, потом опять поесть, потом спать. На самом деле, скучно. Но я не люблю тусовки, вечеринки. У меня есть своя работа. И если на ней все складывается хорошо, это доставляет мне удовольствие, мне интересно. Для того, чтобы чувствовать себя хорошо, мне больше по сути и не надо – тусить, как-то по-другому расслабляться.

– Как прошел 18-й день рождения?

– Проснулся в восемь утра. Позавтракал. В девять пошел бегать. Пришел – поел. Потом делал шею, пресс. И так далее. Все как обычно.

– Уже понятно, насколько часто ты будешь появляться в паддоке?

– Пока непонятно. Опять же, лишнее внимание прессы сейчас особо ни к чему. Да и европейские гонки закончились, летать далеко нет смысла, учитывая тренировки и Мировую серию. У меня своя программа, пока здесь идет чемпионат, я буду делать свою работу на базе.

– В Монцу ты привез с собой что-нибудь? Тетради, блокноты? Многие гонщики хранят записи по несколько лет.

– Мне еще в Хинвилле дали все, что надо. Даже руль с собой – учить. Не настоящий, конечно – муляж. Понятное дело, дали в придачу толстенную инструкцию к нему (смеется). То есть все идет по плану.

Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 11

– В Сочи ты действительно в первый раз сядешь за руль Формулы-1?

– В первый раз, да. Вообще ничего до этого не планируется.

– А представляешь, если заглохнешь?

– Народ меня точно не поймет (улыбается). Кобаяси как критиковали… Хотя там условия были: по московской колее, да еще и под дождем. Но люди у нас во всем разбираются же.

– Ты, кстати, готов к этому? К комментариям в интернете, в социальных сетях…

– Да, я читал. Мне скидывали про себя новости почитать какие-то, я открывал комментарии. Думал: Да-а-а, добрые у нас люди. Но, я не думаю, что это те мнения, на которые можно опираться. Мне кажется, нормальные люди комментариев в интернете много не пишут. Так что я просто не обращаю внимания.

Как сказать. Я не то, чтобы сильно переживаю из-за происходящего. Во-первых, у меня много работы. Я не концентрируюсь на том, что говорят люди, на том, что пишут в прессе. В принципе, пока для меня главный приоритет – это сезон в Мировой серии. И на данный момент, до конца этого сезона, ничего не изменится. Кем я был, тем я и остался.


Сергей Сироткин о себе и Формуле-1. Фото 12

Если все получится, Сергей Сироткин станет самым молодым пилотом Формулы-1 за всю историю. Ему всего 18 лет, он и правда пока мало что доказал на трассе. Но ни один другой пилот на планете не скажет нет на предложение перейти в Формулу-1.

Это риск. Поторопившись, Сироткин может повторить путь Хайме Альгерсуари, который уже в 22 отправился из Формулы-1 на пенсию. Но первые выводы можно будет делать потом. Пока же во всей этой пока не до конца понятной истории взаимоотношений Sauber и российских партнеров Сироткин производит впечатление самого надежного элемента. По крайней мере, так кажется со стороны. Но мы же знаем, что со стороны многого не видно. \m