Дела в гору

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову
и поговорил с ним о DTM и Формуле-1

Зеефельд. Австрийский курорт в получасе езды на поезде от Инсбрука – постоянно вверх, в горы. Фантастические виды, чистейший воздух, отличная погода. Великолепное местечко для отпуска – надо как-нибудь обязательно сюда вернуться. Но пока я здесь всего на пару дней, в самой странной командировке в своей жизни. Четыре часа в дороге только для того, чтобы повидаться со старым знакомым. Который только что подписал контракт в DTM и теперь отрабатывает на предсезонных сборах в Альпах. И ему, кажется, есть о чем рассказать.

Mercedes-Benz не устраивает предсезонные сборы абы где. В Зеефельде, принимавшем соревнования сразу двух зимних Олимпиад (1964 и 1976 годов), и правда очень красиво. Четырехзвездочный отель, в котором остановились Виталий Петров, семь других пилотов, тренеры и руководство программы марки в DTM, расположен через дорогу от лыжного стадиона. Сразу за ним – горнолыжная трасса. В марте снега еще полно, но температура уже плюсовая. Солнце буквально слепит.

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1
Первый российский пилот DTM Виталий Петров

Интервью откладывается – тренировка пилотов затянулась. От Петрова наконец приходит sms: Иди пока наверх, в бар. Скоро буду. Неплохая идея: российскому журналисту российского пилота в баре ждать, понятное дело, веселей. Вскоре там появляются двое в черных спортивных костюмах, Паскаль Верляйн и Даниэль Хункаделья, новые напарники Виталия. Следом за молодыми (его определение) в бар входит и сам Петров.

Неплохо смотрится, – киваю на логотип Mercedes-Benz на толстовке Петрова. Я тоже так думаю, – улыбается он. Полтора года назад, когда мы виделись в последний раз, вместо трехлучевой звезды на том же месте красовался логотип Caterham. За это время Виталий лишился места в команде, а вместе с ним и в Формуле-1, расстался с менеджером, много говорил о том, как хочет вернуться, но в итоге договорился о переходе в DTM. В Австрию, где Mercedes-Benz уже традиционно проводит недельные сборы перед сезоном, Петров приехал практически сразу после пресс-конференции в Москве, где официально было объявлено о том, о чем многие и так догадывались еще с января: сезон 2014 года Виталий проведет в немецкой кузовной серии.

У меня полтора часа, – говорит Петров. – Потом, ровно в 19:30, ужин. Лучше не опаздывать. Тут все по расписанию. Немцы.

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 1
Виталий Петров и глава программы Mercedes-Benz в DTM Вольфганг Шаттлинг

В Зеефельде пилотский состав марки находится под наблюдением тренеров и руководства. Вольфганг Шаттлинг, глава программы Mercedes-Benz в DTM, практически все упражнения выполняет вместе с гонщиками. С ним легче, – смеется Петров. – С физической точки зрения здесь вообще всё не так тяжело. Когда я один выезжал с тренером в Австрию, мы даже больше нагружались. Они хотят что-то вроде тимбилдинга сделать, чтобы все со всеми познакомились, пообщались. Но в то же время не расслабишься. Подъем в 7:30, разминка, тренер показывает новые упражнения, потом завтрак. В 10 каждый день уходим в горы. Ужин – обязательно всем вместе, в одно и то же время. Из отеля фактически никуда не выходим. Сил уже нет. Поел и спать.

У Виталия уже были тесты в Португалии – о них пресс-служба Mercedes-Benz рассказала до подписания контракта. О том, что еще один день Петров отработал за рулем в Валенсии, официально не сообщалось, но это тоже не слишком хорошо скрываемый секрет. Если говорить о нагрузках за рулем, то с физической точки зрения все чуть-чуть непривычно, – говорит Петров. – Таких перегрузок, как в Формуле-1, нет, потому что и скорости другие, и машина сама закрытая. Но из-за этого в салоне жарко. Летом будет совсем непросто.

Но главные опасения – не по этому поводу. Виталия не надо долго раскачивать, чтобы вывести на чистую воду. Уже на вопрос Как настрой?, он готов ответить предельно честно: "Слушай, волнуюсь. Я все-таки очень давно не ездил на машинах с мотором спереди. Это очень сильно влияет. В Формуле-1 как: затормозил порезче, повернул, поставил ее, нажал газ и поехал – если упростить, то примерно так. В DTM управление совершенно другое. Чувствительность передней оси большая. Чуть повернешь руль – она уже ныряет, дергается вся. Так что моя главная проблема сейчас – это не выход из поворота и не апекс, а именно вход.

Морда заходит четко, но задница постоянно хочет убежать. И мне ее пока очень сложно удержать.

Все говорят, что DTM похожа на машину Формулы-3, но, мне кажется, это сравнение чуть-чуть неправильное. Стиль езды – да, в общих чертах похож. Более мягкое торможение, как можно более высокая скорость в повороте, но сами машины – это небо и земля. Так что надо будет очень много работать, много времени потратить, чтобы ее под себя настроить».

Времени у Петрова – полтора месяца и четыре тестовых дня: "В Будапеште, на следующих тестах, будем работать с новой машиной. Я уже примерно понимаю, что буду делать. Надеюсь, мы с инженерами составим четкий план, как мне прибавить, как выигрывать больше времени в поворотах».

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 2
Вся команда Mercedes-Benz на австрийском сборе в Зеефельде
"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 3
Полгода назад "Мотор" писал о глобальных планах по развитию DTM

Отыгрывать время потребуется точно. В DTM в 2014 году – самый сильный состав за всю новейшую историю серии. Это семь чемпионов самой DTM, три – включая Петрова – экс-пилота Формулы-1 и еще горстка очень сильных парней, выходцев из младших формул. Немецкий кузовной чемпионат это уже не серия для престарелых. Пол ди Реста, Гэри Паффет, Тимо Шайдер, Маттиас Экстрем, Бруно Спенглер, Мартин Томчик, Майк Роккенфеллер, Аугусто Фарфуш, Джейми Грин, Тимо Глок, Роберт Викенс, Антонио Феликс да Кошта. Пока я перечисляю фамилии тех, с кем Петрову на первых порах придется бороться за попадание хотя бы в топ-10, он улыбается.

Спрашиваю: Ты вообще понимаешь, куда попал?. "Конечно, – отвечает. – Но я же так и хотел. Я еще когда в Формуле-1 был, все вокруг говорили о DTM, о том, насколько это сложный чемпионат. Но я же так всегда делал. Когда мы только начинали в младших формулах, мы не выбирали легких путей. Все время шли туда, где тяжело. И DTM – это сознательный выбор. Я мог бы пойти куда-нибудь в GT или в Ле-Ман, в какой-нибудь слабый чемпионат. Но не хотел.

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 4
DTM – это три немецких премиальных бренда и практически одинаковые автомобили. Регламент жесткий, с серийными машинами болиды в DTM не роднит ничего, кроме внешнего вида. Многие элементы стандартизированы, так что отрывы всегда минимальны

Мне давно говорили, что надо идти в DTM. Потом, когда я уже окончательно определился, что иду, начал читать, изучать. Залез сначала на Википедию, прочитал про каждого пилота. Потом записи смотрел. У меня на жестком диске все квалификации и гонки прошедшего сезона.

Там только на результаты квалификации посмотреть – все сразу понятно. Когда в 0,2 секунды помещаются десять пилотов, о чем вообще говорить?

Ничего. Если я за четыре дня тестов смогу привыкнуть к машине и быть где-нибудь в серединке, я считаю, это уже будет отлично. Потом поедем быстрее. Везде нужно время. У меня такое было в 2007 году в GP2. Начинал вроде медленно, а в конце, на последнем этапе, выиграл гонку».

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 5
Виталий Петров за рулем своего нового автомобиля на тестах в Португалии

В любом случае, Виталий отчетливо понимает, что за место даже в серединке придется потолкаться. Причем в кузовах толкаться придется в прямом смысле этого слова. В DTM, в отличие от формул, в которых Петров провел последние десять лет, борьба бывает и контактной. Но он проблемой это считать отказывается. Не, – Виталий отмахивается, – это-то меня абсолютно не пугает. Это я умею. Я еще на «восьмерке» в «Кубке Лада» толкался. Это вообще любимое дело было: кого-нибудь тюкнуть, на кого-нибудь облокотиться. Чуть-чуть совсем, легонечко так. Понятно, что сильно бить никого не надо. Это во-первых нельзя, а во-вторых просто не нужно. Чуть-чуть толкнул – и он поехал себе мимо. Это я все помню.

Время. Петров смотрит на часы. 19:25. Мне пора на ужин. Встает с дивана, но пройдя три метра, сразу садится за другой. Оттуда поднимается уже с каким-то подарочным свертком. Смеется: Слушай, ко мне болельщица приехала. Пойди поговори с ней, она хорошая. Все время за мной ездит. Вот подарок привезла. Я потом подойду.

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 6
Командный ужин. Фото из твиттера Виталия Петрова

Ее зовут Кристина. Австрийка. Живет в Зальцбурге. Работает няней (Достаточно, чтобы и на жизнь хватало, и на гонки поездить). Болеет за Виталия Петрова (Не знаю почему – просто болею и все). Ехала на машине четыре часа (Только сегодня решила, что поеду), чтобы подсесть за соседний столик и подарить календарь, который сделала сама (Получилось не очень, но надо было быстро что-то сделать). Рассказывает: Езжу на гонки с российским флагом давно, но узнает меня Виталий с Гран-при Венгрии 2012 года. В прошлом году она побывала в Москве на Moscow City Racing. Там Петров впервые сел за руль DTM.

В команде Mercedes-Benz Виталий пока новичок – это заметно. После ужина Шаттлинг вместе с тренерами садится за барную стойку, заказывает себе кружку пива. Рядом что-то между собой обсуждают Паффет и ди Реста. Пол вернулся в команду после трех лет в Формуле-1. Шотландец пока последний из чемпионов DTM, что выиграли титул за рулем Mercedes-Benz. Его тут хорошо знают. Петрова – пока нет. Он подходит к стойке, и через пару минут разговор сваливается на стандартные шутки про русских и алкоголь. Если тебе нужно – ты не стесняйся, – говорят Виталию. Он тут же кричит бармену: Водки! Тимбилдинг в действии.

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 7
Петров с новыми напарниками Роберто Мери, который в этом году будет тест-пилотом, и Робертом Викенсом выбирает лыжный инвентарь под руководством тренера

Петров вновь садится на диван, и мы меняем тему – самое время поговорить о том, что было в прошлом году. Мне предлагали выступать в гонках, – говорит Виталий. – Рома Русинов, Сергей Афанасьев звонили, говорили: «Давай». Спасибо им. Не знаю, правильно я поступил или нет, что не стал выступать в Ле-Мане, в GT. Время покажет. Даже сейчас думаю: может и надо было поехать в «24 часах». Мы бы с Ромой там по-любому выиграли. Помешало бы мне это каким-то образом? Не знаю. В общем, я принял такое решение. И теперь уже бессмысленно об этом рассуждать.

После ухода из Формулы-1 в паддоке его не было видно. Он говорит, что вел переговоры, что команды ждали, но в итоге все опять уперлось в бюджет: Я старался вернуться в Формулу-1. Я не скрываю, что очень много было предложений. Встречался с разными людьми, общался с потенциальными спонсорами. Но бюджета на этот год не нашлось. Мы же видим, о каких суммах сейчас идет речь. Про такие деньги, которые командам предлагает, скажем, Пастор Мальдонадо, мне и говорить сложно. Даже вслух произносить на переговорах.

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 8
Петров не выйдет на старт Гран-при России в Сочи в октябре, зато летом примет участие в этапе DTM на Moscow Raceway
"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 9
Чем запомнилась карьера Виталия Петрова в Формуле-1

Так или иначе, в свое время после годичного перерыва в Формулу-1 вернулись Адриан Сутил и Нико Хюлькенберг, а в новом сезоне состоялось и возвращение Камуи Кобаяси. Японец теперь выступает именно за Caterham, за бывшую команду Петрова.

Обид никаких нет. Все же всё понимают. Я переговоры с ними не вел. Всем же понятно, что нужно «зеленым». Если бы это было по-другому, они же вряд ли бы взяли Гидо ван дер Гарде, правильно? Какие тут могут быть обиды? Единственное, меня немного расстроило, что со мной лично из команды никто не связался. После Бразилии все было отлично. Тони [Фернандес, владелец Caterham] звонил, все поздравляли. Потом разъехались – и ничего. При том, что у всех были мои номера телефонов, адреса личной почты, никто даже письма не отправил. Как было с Lotus. Приняли решение, прислали: «Виталий, спасибо за работу, было приятно. Так и так, мы хотим взять другого пилота». Окей, ладно. Это нормально. А Caterham…

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 10
Ноябрь 2012 года, Бразилия. Виталий Петров после окончания своей последней гонки в Формуле-1 с руководителем Caterham Сирилом Абитебулем. Несколько минут назад россиянин, финишировав одиннадцатым, принес команде десятое место в Кубке конструкторов

Кобаяси удалось получить место в команде во многом благодаря болельщикам. Акция в поддержку Камуи стартовала еще в 2012 году, фанатам удалось собрать внушительную сумму, которую японец и принес с собой в команду. Петрову предлагали начать такую же кампанию в России, но он отказался. Я не думаю, что это хорошая идея. Во-первых, это ответственность. Выступать на деньги болельщиков. Даже не знаю, как сказать. Потом началось бы, наверное: «Вот, мы ему собрали, а он что делает». Это сложная тема. Не знаю, в общем… Просто мне с самого начала эта идея не нравилась.

На DTM у болельщиков просить не надо. Даже при беглом взгляде, понятно: это сотрудничество выгодно всем. Петров возвращается в гонки, в одну из самых престижных категорий. Mercedes-Benz получает отличного пилота, хорошо известного на одном из важнейших для марки рынков. Все хорошо?

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 11
Тимо Глок покинул Формулу-1 в 2012 году – как и Петров. Но в отличие от россиянина, оставшись без места в команде-аутсайдере, немец сразу перешел в DTM. Осваивался долго, но выиграл последнюю гонку сезона

За полтора года, что он не выступал в гонках, он не изменился. Это все тот же Виталий Петров. Несмотря на годы работы с пресс-службами, его речь так и не удалось отшлифовать. Даже наводящими вопросами из него по-прежнему не вытянуть что-нибудь вроде: Я рад стать частью большой семьи или: Для меня новый контракт – огромный вызов. Это Петров. Формула-1 так и не научила его общаться с журналистами при помощи клише. На его месте любой бы сейчас завел хорошо знакомую пластинку: про то, как политизирован и монетизирован мир Формулы-1, про то, насколько мало в нем осталось места спорту. Вот DTM – другое дело, – мог бы сказать он. И, отправляясь в Зеефельд, я примерно это и рассчитывал услышать. Но нет.

Конечно я очень хотел вернуться в Формулу-1, – говорит Петров. – Я никогда этого не скрывал, и работал только над этим. Но где-то в октябре-ноябре уже начал понимать, что времени остается мало, что еще один сезон я пропускать не хочу, что потеряю навыки. Что… я, в конце концов, ездить хочу. И добавляет.

Мне что теперь делать? Дома сидеть и плакать из-за того, что я в Формулу-1 не попал?

"Мотор" съездил в гости к Виталию Петрову и поговорил с ним о DTM и Формуле-1. Фото 12
Виталий Петров – пилот заводской программы Mercedes-Benz

В Формулу-1 он действительно не попал. И, перейдя в DTM, возможно, отошел от нее еще на пару шагов дальше. Но за него можно не беспокоиться – сейчас у него все отлично. Со своей новой немецкой командой он ездит на сборы по живописным курортным местечкам, готовится к новому в карьере этапу. Он доволен. Собственно, какие могут быть причины для расстройства?

Он первый россиянин в Формуле-1. Он откатал в чемпионате мира три сезона подряд и поднимался на подиум. У него огромное количество болельщиков в России и по крайней мере один – в Австрии. А теперь он будет пилотом крутейшего кузовного чемпионата в Европе, лицом крутейшей марки на огромном российском рынке. Его новый офис – кокпит гоночного Mercedes-Benz AMG C-Сoupe. Не так и плохо для человека, который немногим более десяти лет назад толкался с соперниками бамперами на своей желтой восьмерке где-то в Тольятти, не правда ли? \m