«Маруся» слезы льет

Чем запомнится Marussia в Формуле-1

Команда Marussia покидает Формулу-1. В компании введено внешнее управление, российский владелец конюшни Андрей Чеглаков перестал ее финансировать после этапа в Сочи, денег не осталось, а новые инвесторы пока не спешат на помощь. Даже если активы коллектива и его заявка все-таки будут выкуплены, российской команды в Формуле-1 в следующем году уже не будет. Мотор с грустью выбрал события, которыми запомнится Маруся.

За именем Marussia F1 Team на самом деле всегда скрывался британский гоночный коллектив Manor Джона Бута и Грэма Лоудона, выступавший в молодежных чемпионатах. Это была их идея – подать заявку на участие команды в чемпионате Формулы-1 2010 года. Они же и руководили коллективом, который поначалу назывался Virgin Racing, на протяжении всех этих пяти лет. Сперва с финансами помогал британский бизнесмен Ричард Брэнсон, а затем контрольный пакет акций перешел к генеральному директору компании Marussia Motors Андрею Чеглакову.

Чем запомнится Marussia в Формуле-1
Владелец Marussia Андрей Чеглаков и президент FIA Жан Тодт

Что такое Manor

Команда Manor Racing была основана в 1990 году бывшим гонщиком Джоном Бутом. На протяжении 20 лет команда выступала в престижных молодежных сериях. В разное время за нее гонялись Льюис Хэмилтон, Кими Райкконен и даже нынешний глава Red Bull Racing Кристиан Хорнер. Заявка от Manor на участие в Формуле-1 была подана в 2009 году после объявления FIA об ограничении бюджетов команд чемпионата в 45 миллионов евро, однако правило так и не вступило в силу.

Все было логично. Тогда Marussia Motors еще собиралась строить и продавать суперкары российской сборки по всему миру, Формула-1 представлялась отличной маркетинговой площадкой, а будущее виделось светлым.

Теперь будущее наступило, но в нем не осталось ни суперкаров, ни суперпланов. Marussia Motors закрыта, маркетинговая площадка ей уже давно не нужна, а Чеглакову, скорее всего, просто надоело тратить деньги на Формулу-1.

Чем же запомнится история российской команды чемпионата мира?


Дева Маруся

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 1
Пилоты Virgin Racing Тимо Глок и Жером д'Абмрозио на фоне Marussia B1

Объявление о выкупе значительного пакета акций команды Формулы-1 компанией Marussia произошло на самом российском Гран-при в истории чемпионата, не считая, конечно, того, который прошел месяц назад в Сочи. В 2010 году в Абу-Даби творилось что-то невероятное: в паддок с визитом приехал вице-премьер Дмитрий Козак, Виталий Петров всю гонку возил за собой прицепом Ferrari Фернандо Алонсо и определял кому в Формуле-1 стать чемпионом, а в пятизвездочном Shangri-La Hotel утром перед квалификацией миллиардер Ричард Брэнсон говорил о другой Ferrari – русской.

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 2
Ричард Брэнсон достаточно быстро наигрался в Формулу-1

Чем запомнилась Virgin Racing?

Период выступлений команды под названием Virgin запомнится последним местом в Кубке конструкторов 2010 года, а также проигранным Ричардом Брэнсоном спором. Основатель Virgin Group заключил с владельцем команды Lotus Тони Фернандесом пари, по условиям которого проигравший должен был поработать стюардессой на рейсе авиакомпании соперника. Lotus Фернандеса закончила дебютный сезон лучше Virgin Racing Брэнсона. Час расплаты несколько раз переносился, но все-таки пробил 12 мая 2013 года – Ричард, облачившись в костюм стюардессы AirAsia, выполнил условия пари.

Таким образом, под вывеской Virgin Racing команда просуществовала всего один 2010-й год. Marussia, выкупив пакет акций, поначалу формально стала лишь титульным спонсором. Обстоятельства сложились таким образом, что весь 2011-й год коллектив работал под нежным названием Marussia Virgin. Сочетание русского женского имени и английского слова дева, само собой, не могло не остаться незамеченным – Дева Маруся предоставила паддоку хороший повод для шуток. Что уж говорить о том неловком моменте, когда ответственное за девичество слово virgin из названия команды исчезло…

С 2012 года команда уже официально именовалась Marussia F1 Team. Не исключено, что если Лоудону и Буту удастся спасти команду, под тем же названием она просуществует еще какое-то время. В Формуле-1 полно бюрократических процедур, которые могут помешать потенциальным новым владельцам сменить название сразу же, но вот с главным атрибутом – российским гражданством – команде в любом случае придется расстаться. За ненадобностью.


Российская лицензия

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 3

Собственно, что в Marussia F1 Team вообще было российского? Не так и много. Примерно столько же, сколько индийского в Force India. Деньги владельца, несколько спонсоров, лицензия.

Сама по себе лицензия – признак в Формуле-1 вторичный и по сути ничего не определяющий. Marussia получала свою лицензию через Российскую автомобильную федерацию. В случае победы в Гран-при одного из пилотов команды, над подиумом звучал бы российский гимн. Увы, проверить готовность организаторов гонок к этому событию так не удалось.

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 4
Marussia заезжала на демонстрационные заезды в Россию (вверху), а машину украшали логотипы российских спонсоров

Что еще было российского в команде? Застежки на молниях сотрудников в виде российского триколора, наклейки московского ресторана Река, букмекерской конторы Лига Ставок и еще пары компаний в качестве партнеров команды. Плюс несколько сотрудников: русскоговорящий инженер Тимур с несколько размытыми обязанностями, отвечавшая за молодежную программу Marussia Motors (да-да, была и такая) Светлана Стрельникова, ныне руководящая командой Russian Time в GP2, и, конечно, Николай Фоменко.


Фоменко – инженер

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 5
Николай Фоменко на презентации машины команды перед началом сезона 2010 года. Логотипы российской компании появились на автомобилях Virgin Racing почти сразу

Николай Фоменко был главным лицом Marussia, ее российским спикером и вообще фактически единственным прочным и явным связующим звеном между командой и самой большой страной мира. В России всегда знали, что Маруся – это то, чем занимается Фоменко, а в паддоке Формулы-1 понимали, что от русских здесь есть Nikolai.

У Фоменко в команде была должность, она называлась Engineering Director. По-русски – инженерный директор. Да, именно так: Николай Фоменко – музыкант, актер, гонщик, шоумен, телеведущий, президент компании, автор книг и песен, комик, инженерный директор.

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 6
Фоменко в компании конструктора Virgin Racing Ника Вирта (слева) и основателей команды Джона Бута и Грэма Лоудона во время объявления о выкупе контрольного пакета акций компанией Marussia Motors

На своей директорской должности Николай провел около года. В 2011 году Фоменко отъездил на все гонки, активно участвовал в работе команды на пит-лейн, раздал немало отличных интервью. Что случилось потом – доподлинно неизвестно. В 2012 году Николай просто перестал приезжать на этапы чемпионата.

Кто-то говорил, что Фоменко был отправлен Чеглаковым обратно в Москву решать проблемы Marussia Motors, кто-то, что Николай так и не смог найти общего языка с техническим консультантом команды Пэтом Симондсом, и британцы постепенно перетянули одеяло обратно на себя. Внятной официальной информации на сей счет нет.


Тяжелые аварии

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 7
Мария де Виллота

К сожалению, запомнится Marussia в Формуле-1 и не самыми приятными вещами – авариями Марии де Виллоты и Жюля Бьянки.

Испанская гонщица была назначена на роль тест-пилота в начале 2012 года. До этого она уже успела провести тесты за рулем одной из старых машин команды Lotus. За руль Marussia Мария впервые села 3 июля 2012 года – на аэродинамических тестах на аэродроме Даксфорд. Закончились тесты уже в 9:30 утра, когда на совсем небольшой скорости – видимо, просто запутавшись – Мария врезалась в грузовик. К тому моменту команда еще фактически не завершила приготовления, и погрузочный поддон оказался опущен не до конца. В него и врезалась де Виллота. Удар пришелся в шлем, гонщица получила тяжелые травмы головы. Врачи спасли ей жизнь, но вынуждены были удалить правый глаз. Через год с небольшим, в октябре 2013 года, Мария ушла из жизни. А в октябре 2014-го в аварию попал Жюль Бьянки.

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 8
Авария Жюля Бьянки произошла за неделю до "домашнего" для команды Гран-при России. В Сочи на трассу выезжал только Макс Чилтон, а в боксах Жюля в знак уважения стоял подготовленный механиками болид француза

С момента аварии прошло уже больше месяца. Жюль по-прежнему находится в критическом, но стабильном состоянии в госпитале в провинции Миэ в Японии. Диагноз – диффузное аксональное повреждение головного мозга. О степени тяжести травм говорить не приходится – Жюль врезался в противовес многотонного трактора на скорости, судя по всему, немногим ниже 200 километров в час. О том, что будет дальше – не хочется и думать. Остается только надеяться, что Жюль все-таки выкарабкается.


Единственные очки

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 9
Монако. Исторический момент для Marussia. Жюль Бьянки финишировал девятым

Бьянки – уроженец Ниццы. Места лучше, чем Монако, для того, чтобы набрать первые в карьере очки, и быть не могло. Вся его семья была рядом, а семья у Бьянки гоночная. Дед Жюля Мауро и его брат Люсьен были гонщиками, выступали в Ле-Мане. В 1968-м Люсьен выиграл 24-часовой марафон, а Мауро попал в аварию, в которой едва не сгорел заживо, и в итоге завершил карьеру. Спустя год в результате аварии на следующем суточном марафоне в Ле-Мане Люсьен Бьянки погиб. В Монако, где Жюль впервые в своей взрослой карьере набрал очки, его двоюродный дед в свое время в Формуле-1 финишировал третьим. Для семьи Бьянки это был особенный день.

Особенным он был и для Marussia. Мало того, что команда впервые в своей истории набрала зачетные очки. Эти два очка за девятое место в Гран-при Монако – единственные два очка на три команды, дебютировавшие в Формуле-1 в 2010 году. По крайней мере, по состоянию на данный момент.

Чем запомнится Marussia в Формуле-1. Фото 10

Монако, впрочем, еще и единственное место, где эти два очка Marussia могла заработать. Если уж совсем начистоту – больше этого не могло случиться практически нигде. Только на трассе, где высока вероятность аварий и где невозможно обгонять. И Жюлю, и Marussia на Гран-при Монако 2014 года немножко повезло. Но никто не отменит того факта, что они оказались в нужном месте в нужное время.


Персонально

Нам, Мотору, Маруси в Формуле-1 точно будет не хватать. Мы чувствовали себя своими в их боксах, передавали Николаю Фоменко вопросы и пожелания от читателей, узнавали, каково это – потерять слово virgin в названии. Но больше всего нам, конечно, запомнится интервью пилотов с вопросами про борщ, часовые пояса, дураков и дороги.

Это была славная команда. Мы будем скучать. \m