Внимание,
сейчас вылетит
Volvo

Краш-тест: как это работает

История борьбы за автомобильную безопасность парадоксальна: чтобы кого-нибудь спасти, придется что-нибудь разбить. Желательно на скорости, об стену, со скрежетом и брызгами стекла. Мы посетили Центр безопасности Volvo, чтобы рассказать о том, как проводятся краш-тесты и кто этим занимается.

Говорят, в автомобилях Volvo безопаснее, чем в здании Гознака. Ведь даже там вас может ударить током от автомата с прохладительными напитками или завалить пятаками. Для того, чтобы сделать свои машины самыми безопасными в мире, шведы еще четырнадцать лет назад построили уникальный испытательный комплекс с двумя разгонными катапультами.

Краш-тест: как это работает
Под правым рукавом с разгонной катапультой установлен домкрат - он может поднять рукав и двигать его по направляющей: так имитируются удары под разными углами.

Одна из них бьет машины о массивный куб весом 850 тонн. Другая может быть направлена к ней под углом для имитации встречных столкновений. В шведском Центре безопасности проводится около трех сотен краш-тестов в год, и, судя по лежащим в округе остовам машин, фантазия шведов не ограничивается стандартными ударами по методике Euro NCAP.

Здесь тестовые машины переворачиваются, врезаются в недеформируемые препятствия и в друг друга, остаются без крыши. Ко всему прочему, в центре работают компании, у которых своих полигонов безопасности нет – например, Aston Martin.

Кажется, местные специалисты могут столкнуть легковушку с грузовиком, а затем скинуть на них Aston Martin Vanquish – типичная пятничная авария на съезде с МКАД в сторону Рублевки. Но нам сегодня обещают показать кое-что поинтереснее: краш-тест будет имитировать съезд с обочины в канаву и удар о сточную трубу, которая послужит для машины трамплином. По статистике Volvo, по схожему сценарию в мире происходит половина всех аварий со смертельным исходом.

Краш-тест: как это работает. Фото 1

Так что главными звездами сегодняшних испытаний станут не значения интегрального критерия повреждения головы или разбросанные по полу ноги манекенов, а сиденья новейшего кроссовера Volvo XC90. Их особенность в том, что в каркас интегрирован энергопоглощающий демпфирующий элемент, который, сминаясь, спасает от компрессионных переломов и дробления позвонков – наиболее частых повреждений при ударе машины о землю после полета.


Машина

Мы еще не знаем результатов независимых краш-тестов, но если сложить все возможности полигона Volvo и системы безопасности XC90, то салон кроссовера действительно должен стать одним из самых безопасных мест на планете. Во время аварии должны сработать два элемента его конструкции. Первый – это кузов, который, сминаясь, прогрессивно поглощает энергию удара и не допускает деформацию салона.

Второй – это удерживающие системы с подушками безопасности, ограничивающие движение пассажиров при перегрузках в тридцать и более g. Именно с развитием этих систем связан качественный скачок безопасности автомобилей за последние двадцать лет. Следующий этап – это уже вмешательство автомобиля в действия водителя, чтобы аварии вообще не произошло.


Катапульта

Краш-тест: как это работает. Фото 2
Один из сборочных роботов ABB используется для имитации перегрузок при аварии -- это помогает протестировать новые системы безопасности.

На разгонной прямой катапульты жизнь автомобиля пролетает за секунды, после чего он превращается в гору пластика, резины, стекла, которую сметут веником в совок.

Заправляет здесь катапульта, созданная шведско-швейцарским холдингом ABB (Asea Brown Boveri) – эта же компания производит промышленных роботов, работающих на вольвовском конвейере.

Причем на этот раз разгон будет направлен не внутрь здания, где установлен 850-тонный куб, а в сторону улицы – здесь шведы уже вырыли импровизированную канаву, заканчивающуюся водосточной трубой.


Люди

Краш-тест: как это работает. Фото 3
В прошлом в некоторых видах краш-тестов использовали даже людей. Так, например, на скорости 22 километров в час проверяли работу ремней безопасности.

Секрет высокого уровня пассивной безопасности Volvo кроется не только в возможностях собственного полигона. Шведы пытаются не просто получить высшие оценки Euro NCAP и других рейтингов, но и учесть самые нетривиальные ситуации, которые могут произойти с автомобилем. И этот странный, казалось бы, краш-тест наглядный тому пример.

О результатах этого подхода красноречиво свидетельствуют результаты испытаний Американского страхового института дорожной безопасности двухлетней давности, проведенных по новой ужесточенной методике. Volvo S60 получила высшие оценки, а Audi, Mercedes-Benz и Lexus оказались к нему просто не готовы.


Центр управления краш-тестом

Во-первых, в центре управления находится кнопка, которая приводит катапульту в движение. Во-вторых, здесь сидит Магнус, который имеет право ее нажимать. А в-третьих, все надписи выполнены на шведском, чтобы это не сделал кто-нибудь другой, вроде нас. Придется воспользоваться небольшой инструкцией.


Камеры

Фаза удара во время краш-теста длится всего 450 миллисекунд, так что, не вовремя моргнув, можно пропустить самое интересное. Если снять все это на обычную камеру, то мы увидим два пятна – машина до и после удара. Хотя если на ваших семейных фотографиях родственники всегда получаются с закрытыми глазами, то у вас есть шанс. В остальных случаях нужно использовать сверхскоростные камеры Memrecam.


Манекены

Когда-то, на заре первых краш-тестов, в качестве пассажиров использовали даже свиные туши, а сегодня Volvo в основном использует манекены Hybrid III производства Humanetics. Некоторым из манекенов уже по 20-25 лет, но их части заменяются на более современные.

Краш-тест: как это работает. Фото 4
Для компьютерных краш-тестов Volvo использует даже виртуальную модель беременной женщины.

Как говорит один из гибридов в анимированном рекламном ролике Volvo: No brain – no pain. Мозгов у них действительно нет, но с нервами все в порядке – в течение удара с датчиков и акселерометров снимается несколько сотен тысяч единиц данных.

Раньше манекены Hybrid были холостыми, но теперь обросли родственниками и, как правило, работают всей семьей – на передних сиденьях сегодняшнего XC90 уселись два 80-килограммовых манекена, а сзади 25-килограммовый манекен-ребенок в детском кресле. Кресло установлено в самом безопасном положении – спиной к движению.

Краш-тест: как это работает. Фото 5

Полет

Наконец скучные приготовления закончены и звучит предупредительный сигнал, как при подрывных работах. Веселые качели катапульты начинают свой разбег, но на улице пока слышен лишь бездушный свист тросов. Под свет софитов XC90 выскакивает уже на скорости 80 километров в час, непринужденно скатывается в канаву, ударяется в импровизированную сточную трубу и, задрав нос, взлетает как Airbus до Шарм-эль-Шейха из Шереметьево.

За мгновение до этого электромеханические преднатяжители ремней безопасности уже притянули манекены к креслам, чтобы нагрузка при падении пришлась не на позвоночник, а на демпфирующий элемент в кресле; газом взорвавшихся пиропатронов наполнились подушки безопасности. Но нагруженный аппаратурой багажник уже предательски проваливается вниз, с хрустом трескается задний бампер. Еще через мгновение, разламывая в щепки легкосплавные колеса, приземляется передок, и, едва не перевернувшись, кроссовер замирает на гравии.

Полет завершен, а на подушке безопасности краснеет след от помады с лица манекена. Как говорится, не пытайтесь повторить это дома.

У пассажира справа сработала боковая шторка, но, судя по информации измерительной аппаратуры, обитатели салона отделались легким испугом – им даже не потребовалась бы медицинская помощь. Сминаемые элементы в сиденьях поглотили треть удара при приземлении, а нагрузка на позвоночник оказалась ниже, чем если бы кроссовер просто спрыгнул с двадцатисантиметрового бордюра.

Краш-тест: как это работает. Фото 6

Между тем, по планам шведов, к 2020 году пассажиры автомобилей Volvo вообще не будут получать серьезных увечий ни при каких условиях. Для этого машины должны будут сами избегать аварий, тормозить, поворачивать и разве что не летать. Хотя, как мы увидели, возможно и это. \m