Временщик

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е

Несмотря на то, что гоночные чиновники постоянно покушаются на вечные ценности — убирают грид-герлз, выкидывают из календарей классические трассы и оставляют машины без ДВС, некоторые неизменные атрибуты автоспорта все еще с нами. Например, автомобили безопасности и их водители. С одним из них — пилотом пейс-кара Формулы-Е Бруно Коррейей — мы встретились на московском этапе чемпионата.

Две высокие девушки модельной внешности пытаются объяснить охраннику, что им нужно попасть на пит-лейн, и показывают какой-то пропуск. Но суровый мужчина твердит заученную мантру: «Нам не разрешают никого пускать, сейчас заезды», хотя на самом деле до ближайшего заезда московской гонки Формулы-Е остается два часа.

Несколько минут назад так же тщетно пробивался к боксам на Москворецкой улице первый российский гонщик Формулы-1 Виталий Петров, а я и вовсе не отхожу от охранника с надетой поверх черного костюма с галстуком яркой маршальской жилеткой.

Серьезность этого человека можно понять: если зазевавшийся журналист или VIP-гость попадет под колеса бесшумно скользящих по пит-лейну болидов Формулы-E, охранника лишат не только кроссвордов, но и работы.

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е

К счастью, я жду человека, который и есть сама безопасность – португальский водитель пейс-кара Формулы-E Бруно Коррейя обещал нам открыть секреты работы гонщика, следящего за безопасностью других. А заодно прокатить по трассе в центре Москвы, по которой совсем скоро что есть мочи поедут участники первого гоночного электрочемпионата.

Пробившись сквозь кордон, оказываюсь в гараже, где стоят два купе BMW i8, хэтчбек BMW i3 и болид Формулы-E в раскраске чемпионата. Медики, водители и прочий персонал, ответственный за безопасность, расселись вокруг на стульях. Кажется, что от индуктивных зарядок здесь заряжаются не только машины, но и люди.

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е. Фото 1

Бруно стоит рядом со своим рабочим местом — гибридом i8. Перепутать его с боевым пилотом — пара пустяков. У него тоже есть комбинезон, надетый на несгораемое термобелье, гоночная обувь, солнечные очки в пол-лица и широченная белоснежная улыбка.

Свой путь в гонки Коррейя, которому сейчас 37, начал в 1991 году с картинга, когда ему было 14. Уже через три года он выиграл португальскую Формулу-Ford, а в 1996-м стал обладателем титула в испанской Формуле-Renault. Но, несмотря на неплохой старт, в течение следующих пары лет найти себе приличное место в спорте он не смог и, оставив гонки, отправился работать... менеджером в отеле.

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е. Фото 2

Вернуться к первой профессии Бруно помог непрофессионализм другого человека. В 2009 году на гонке серии WTCC во французском По неопытный горе-водитель машины безопасности не выкатился перед пелетоном, а рванул ему наперерез. После чего в него полным ходом влетел лидировавший в гонке Франц Энгшлер.

«После этой аварии меня позвали на постоянную работу в чемпионат, так как руководитель гонок мирового туринга был моим давним приятелем и хорошо знал, что я справлюсь», – рассказывает Коррейя о том, как стал штатной единицей чемпионата WTCC.

«Для того, чтобы стать пилотом автомобиля безопасности, конечно же нужно иметь гоночный опыт. Еще очень важно понимать все организационные моменты чемпионата, знать регламент. Причем как со стороны руководства серии, так и с точки зрения пилотов, – говорит Бруно. – Наверное, можно попробовать устроиться и без опыта в спорте, но чтобы работать в международных сериях такого уровня, придется доказать, что ты многое умеешь на гоночной трассе и знаешь все правила».

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е. Фото 3

Сегодня Коррейе уже не нужно ничего никому доказывать. Этот сезон является для него седьмым в WTCC. Причем в рамках гоночных уик-эндов он регулярно возит за своей Alfa Romeo 4C, выступающей в роли машины безопасности, не только участников турингового чемпионата, но и пилотов гонок поддержки: Формулы-3, ETCC, Seat Leon Cup. На его счету около 600 заездов, но электромобили до Формулы-Е он за собой не возил. Никто другой, впрочем, тоже.

«Формулы-Е кардинально отличаются от машин с бензиновыми моторами. Обычным автомобилям в случае паузы необходимо дать передышку двигателям, но при этом нельзя давать остыть шинам, поэтому мы поддерживаем стабильный, но достаточно высокий темп. Здесь же пилоты хотят как можно меньше расходовать запас батарей», — объясняет Бруно.

«Поэтому мне необходимо выбрать правильный темп — чтобы гонщики не потеряли концентрацию, но в то же время не израсходовали запас аккумуляторов раньше времени. Трассы в Формуле-Е короткие, поэтому приходится всегда внимательно следить за скоростью, чтобы вся гонка не прошла за пейс-каром, но и у маршалов было время очистить трассу от обломков», — говорит португалец.

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е. Фото 4

Скорость автомобиля безопасности во время гонки Формулы-Е бывает разной. По словам Коррейи, в зависимости от ситуации она варьируется в диапазоне от 20-30 до 120 километров в час. При этом по треку он, по возможности, старается ехать с использованием электрической тяги.

«Я пытаюсь максимально использовать электромотор. Такова идеология чемпионата. Но это при условии, что мне не нужно ехать в высоком темпе. Зато когда я выключаю огни на круге возвращения, то сразу стараюсь ехать максимально быстро, потому что после меня темп задает лидирующая в гонке машина, и я могу помешать», – продолжает Бруно.

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е. Фото 5

Разницу между Alfa Romeo 4C в WTCC и «электроформульной» BMW i8 Коррейя описывает предельно понятно: 4C – это игрушка, а i8 – серьезный автомобиль. Причем практически стандартный. Силовая установка тут, как и у дорожной версии, состоит из 131-сильного электродвигателя на передней оси и 231-сильного бензинового агрегата 1.5, вращающего задние колеса. Из доработок – только новые кресла, каркас, гоночные ремни безопасности, специальное радио и индуктивная зарядка.

Последняя называется Halo и предоставлена одним из спонсоров чемпиона – компанией Qualcomm. Она состоит из двух устройств. Одно устанавливается на поверхность, в месте предполагаемой парковки электрокара, а второе – непосредственно в автомобиле. Ток передается от наземного блока к батареям методом электромагнитной индукции. Причем процесс начинается автоматически – как только автомобиль паркуется рядом с передатчиком энергии.

И все же в Формуле-E для зарядки пейс-кара чаще прибегают к традиционной схеме «шнур-розетка». Так быстрее.

От провода машина заряжается на 80 процентов за полчаса, а с беспроводным устройством на полную зарядку аккумуляторов уходит до трех часов. Столько свободного времени у пейс-кара в чемпионате, этапы которого с тренировками, квалификацией и боевыми заездами умещаются в один день, нет. Как и у Бруно.

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е. Фото 7

Коррейя с грустью вытаскивает из кармана комбинезона стопку «талонов» на еду: за все время присутствия в паддоке московской гонки Формулы-Е он ни разу не смог сходить в местную столовую.

А ведь со стороны кажется, что работа у водителя машины безопасности не сильно пыльная и плотно связана не только с высокими скоростями, но и кроссвордами.


Изначально планировалось, что наша с Бруно встреча состоится не в субботу, в день гонки, а в пятницу, когда болельщики не слоняются вокруг трассы. Более того, в пятницу Бруно был готов прокатить меня по московской трассе на своем BMW i8. К сожалению, коррективы в наши планы внесли столичные власти, решившие в последний момент провести дополнительную инспекцию трассы, закрыв ее для заездов.

Как работает пилот машины безопасности Формулы-Е. Фото 8

Проехать на i8 в субботу не получилось бы даже в том случае, если бы меня упаковали в багажник: машину отдали под покатушки VIP-гостей. Журналистам выделили «медицинский» i3, за руль которой сел один из организаторов этапа. Выбор в пользу i3 объяснили просто: в хэтчбек помещается больше людей одновременно. Так как же выглядит один круг по трассе московской Формулы-Е с заднего дивана?