Загрузка...
24 апреля, 10:01

Дружба народов

Два внедорожника разных школ против русского бездорожья

© Вячеслав Крылов
Александр Мирошкин

Не знаю как вы, но когда речь заходит о преодолении преград посерьезнее бордюрного камня, я думаю о «Джипах» и «УАЗах». Есть, конечно, G-класс и Land Cruiser, но они уже пребывают в статусе декораций к A-классам и «Короллам», которые, как хорошие внуки, обеспечивают существование славных стариков. Jeep же – не только имя нарицательное, но еще и редкий массовый бренд, пока не помышляющий о микролитражках для каршеринга! Как и УАЗ.

На Земле почти 200 государств. Из них на Россию и США приходится почти 20 процентов всей суши. При этом и Россия, и США сильно уступают по плотности населения, например, Индии и Китаю, а значит все эти необъятные земли нет никакого смысла полностью закатывать в асфальт. Кто по нему будет ездить?

И пока другие страны нам завидуют, упражняясь в создании легковушек, мы и американцы сформировали две мощнейшие школы строительства внедорожников: похожие по сути, но разные по содержанию.

Поэтому только в России и США могут существовать компании, выпускающие исключительно автомобили повышенной проходимости – Jeep и УАЗ. Даже Subaru у себя на родине торгует кей-карами и десятилетиями делает легковые Impreza и Legacy, а в последнее время вообще акцентируется больше на безопасности, нежели на полноприводности и внедорожности. Есть еще Land Rover, но даже британцы стремятся к лоску и роскоши и не первый год тянут с выпуском нового «Дефа». Который еще непонятно, каким окажется.

Правда, любая попытка напрямую сравнить УАЗ и Jeep сведется к драке лаптя с «айфоном». В Ульяновске активно торгуют «буханками», возвращают на конвейер осовремененного «козла», а выпустить что-нибудь, что нормально чувствовало бы себя еще и на асфальте, собираются лишь в среднесрочной перспективе. Jeep же, напротив, презентует кроссовер за кроссовером, делая их на основе легковушек – например, «Фиатов».

Но смысл ни там, ни там не меняется: основа имиджа этих машин – умение ездить там, где ездить не надо.

Раз уж сравнение назрело, то мы взяли самые нетипичные машины оппонентов. Это современнейший из УАЗов, то есть максимально расфуфыренный «Патриот» с кожей, климатом и подогревом руля – внедорожник, который хотя бы пытается быть современным, – а также самую внедорожную версию самой асфальтовой модели Jeep: Renegade Trailhawk.

Можно сколько угодно шутить над пластиком интерьеров УАЗов и над тем, чем они пахнут, но внутри «Патриот» получился удивительно удачным. Кнопок немного, они большие, пиктограммы на них легко читаются и понимаются. И все такое уютно-лаконичное, что даже врожденные недостатки этой машины воспринимаешь по-домашнему, как отклеившийся угол обоев или стоптанный тапок.

Кстати, о недостатках. Ходы рычага коробки огромные: включая пятую можно попасть под суд за сексуальные домогательства к пассажиру. Автоматический режим стеклоподъемников не предусмотрен, но случайно реализован: клавиши банально залипают в нажатом положении. USB-порт для зарядки гаджетов есть, но это не интегрированное в интерьер гнездо, а шнурок, растущий из бардачка и мешающий закрываться его крышке.

Мелочи? Есть еще стрелка уровня топлива, менящая свое положение в зависимости от скорости движения. Чем быстрее едешь, тем, якобы, больше у тебя бензина. Впрочем, о езде попозже.

Renegade Trailhawk, понимая свои несерьезные габариты и мультяшную внешность, вовсю эксплуатирует наследие предков. На каждом квадратном сантиметре интерьера тут есть упоминание о Willys, а посадка настолько вертикальная, насколько это возможно в кроссовере. Разница в том, что пока «Патриот» отчаянно шифрует несовершенство конструкции ништяками, которые доведут «Хантера» до инфаркта, «Джип» всячески пытается доказать, что он такой же, как и настоящие «Джипы». Только маленький.

Тут и ручка перед передним пассажиром, за которую он должен держаться, когда водитель Renegade Trailhawk съедет туда, куда кроссоверы не съезжают, и напоминающий грязь узор в красной зоне тахометра. Даже передние стойки мощные и широкие настолько, что за ними вполне может скрыться не только другая машина, но и девятиэтажка.

На асфальте у Renegade почти нет недостатков. Впрочем, как и достоинств. Управлять кроссовером все равно, что восемь часов мусолить жвачку. Подвеска энергоемкая, но по меркам класса жестковата, а рулю хватает только кожи и кнопок: усилие на нем безвкусное, как та же жвачка, а шевелить им в поворотах попросту скучно.

Короче говоря, на асфальте Renegade – рыхлый и неинтересный. Нет в нем кряжистости старших моделей. Даже от бюджетного Hyundai Creta кайфа больше.

Зато УАЗ – сущий аттракцион на колесах. Я не ездил на первых «Патриотах», но неплохо знаком с разгромными отзывами о них. И хорошо помню «Пикап», побывавший у нас на тесте в 2017-м. Тот коричневый снаряд настолько ненавидел прямолинейное движение, что после ста километров в час было проще разорить казино, чем угадать, в какой полосе окажется грузовик через 10 метров.

Новый «Патриот» же в этом вопросе больше похож на машину: по крайней мере, он не мечется по дороге, как гигантский шар для пинг-понга. Зато сила ударов от рессорной задней подвески на любой кочке такая, что о его грузовой сущности забыть не получается.

У внедорожника даже есть что-то похоже на разгонную динамику, хотя отечественная атмосферная четверка 2.7 производит больше пугающих звуков, нежели лошадиных сил и Ньютон-метров. Сюда бы человеческую кулису, чтобы при переключениях не размахивать рукой, как топором при рубке дров.

автомобиля продал в 2017 году УАЗ. Jeep реализовал в России в 32 раза меньше машин за тот же срок

Renegade тоже не предел мечтаний, но 184 силы хотя бы не надо извлекать из атмосферной «четверки» 2.4, работающей вместе с девятиступенчатым «автоматом», тратя на это последние силы.

Но мы точно взяли эту парочку не для того, чтобы утюжить МКАД. Поэтому вперед, в трясины!

Бесцельно месить грязь не хочется. Да и в 2016-м у нас в Тверской области осталось незаконченное дело: мы не смогли доехать до радиозащитного купола, который скучает в лесу между деревнями Игнатово и Ларцево, неподалеку от Дубны.

Говорят, что раньше вокруг этой сферы высотой с пятиэтажку хотели построить санаторий, но эти планы умерли вместе с СССР. Пойди история другим путем, внутри купола сделали бы кабинеты для принятия грязевых ванн и электрофореза, а курортники с застиранными полотенцами и санаторными картами шли бы туда по плитке с предприятия, параллельно выпускающего элероны для ракет «земля-поверхность».

В современной России до шара можно добраться только если ты смелый, упертый или снегоболотоход. Мы – не снегоболотоход.

На бумаге УАЗ внушает уважение. Жестко подключаемый полный привод, понижающий ряд в коробке, блокировка заднего дифференциала (за 29 000 рублей), а также лебедка, идущая вместе с защитой рулевых тяг (за 45 000 рублей). Jeep упакован скромнее. Тут лишь несколько режимов работы управляющей электроники для бездорожья, имитация понижайки через очень короткую первую передачу девятидиапазонного автомата, да 22-сантиметровый клиренс (в базе 20 сантиметров).

>
Reload
1 / 7

Проблемы УАЗа видно невооруженным взглядом. Он тяжел и огромен, под каждым из бамперов тут больше 30 сантиметров, но реальный клиренс — 210 миллиметров под картером моста. Ага, это меньше, чем заявлено для Renegade. Снизу торчат элементы подвески, редукторы... и пусть выглядят они так, будто сначала сломается все вокруг, а только потом они, такая неаккуратность расстраивает.

«Джип», напротив, сделан опрятно и правильно. Нигде ничего не торчит, по всему периметру приклеен защитный обвес, а спереди и сзади в него вмонтированы массивные буксировочные петли.

>
Reload
1 / 7

Большая часть нашего пути к шару пройдет по промерзшей насквозь грязище, которая здесь и в Google-картах считается дорогой. Два года назад, когда все таяло, передвигаться здесь можно было не быстрее безногой черепахи. Сейчас тут кочковато, но твердо.

Кажется, примерно так и выглядит доводочный полигон УАЗа. Грубая и нестабильная на обычной дороге машина вдруг стала максимально понятной и предсказуемой! Если поначалу я еще притормаживал перед заметными провалами грунта, то спустя пару сотен метров завязал. Потому что единственная реакция «Патриота» на проезд ходом — тычок сзади и громыхание в багажнике.

«Джип» тоже справляется, но не так ультимативно. Неровности круче среднего заставляют его сбавить ход, а на совсем больших ямах он скребет бамперами. А вы ведь помните, что заявленный клиренс Renegade больше, чем у УАЗа?

Вообще, местность вокруг шара — хрестоматийное российское бездорожье. Поля, грязюка, обочины с болотистыми кюветами. Короче говоря, абсолютная противоположность условиям, для которых создавался «Джип». Это машина для боковых уклонов, вывешиваний, бродов в конце концов. Поиск YouTube легко докажет, что почти никто не загоняет Renegade по пороги в грязь.

Впрочем, мы подъезжали к месту, где должны были во всей красе засверкать таланты американца – узкой лесной тропе с перевалами и уклонами. В 2016 году тут раскрылся Cherokee Trailhawk: если в грязи они рубились с Subaru Outaback на равных, то в вопросах геометрической проходимости «Чероки» легко одолел японца, который едва не лишился бампера.

Но не судьба. За два года эта тропинка сменила статус с «труднопроходимой» на «вообще непроходимую» с десятками полуметровых колей, идущих до самого шара. Едем дальше.

>
Reload
1 / 4

А дальше была деревня Игнатово с траншеей посередине единственной улицы и недружелюбными жителями. За деревней начиналось заваленное снегом поле, слева ограниченное чащей, скрывающей от нас шар, а справа — чащей, скрывающей от нас Волгу.

Я не знаю места, где еще лучше можно было бы раскрыть внедорожный потенциал «Патриота». Жестко подключенная морда, понижайка, блокировка заднего диффа. Со всем этим хозяйством УАЗ великолепно чувствует себя в целине, где глубина снега иногда доходит до ступицы.

Трансмиссионные шумы, надрывный рев мотора, будто он вот-вот выплюнет в капот все поршни и клапаны, и еще целая симфония непонятных скрипов и стонов – но «Патриот» ломится вперед, не обращая внимания ни на что, даже если это похоже на дерево. Он просто едет там, где тяжело ходить.

Удивительно другое: Jeep прет по полю почти так же напористо! Он, конечно, двигается по колее, которую для него любезно пробивает УАЗ, но заслуги «Ренегейда» из-за этого преуменьшать не надо. Потому что базой для него послужил смазливый Fiat 500L, а внедорожный арсенал «Треилхока» не вполне честный: муфта вместо дифференциала, короткая первая передача вместо понижающего ряда... Но ведь это все работает! Муфта в поле не подала и намека на усталость или перегрев, а ненастоящая понижайка правдоподобно имитировала настоящую. Почти так же, как у «Дастера». И это комплимент.

До шара осталось несколько десятков метров. Два года назад мы остановились намного дальше, а теперь, сидя за рулем УАЗа, я вижу шар так же отчетливо, как свой подъезд от въезда во двор. От него нас отделяет тропинка. Узкая, кочковатая, но выглядящая вполне проходимой и безопасной.

УАЗ трогается с места, проезжает пару десятков сантиметров... Удар, еще удар – и машина замирает без движения, будто на нее свалилась бетонная плита. Лед под колесами тяжеленного внедорожника проломился, а под этим льдом оказалась зияющая грязевая бездна, но проблема была не в ней, а в безалаберности днища «Патриота». Он окопался передним редуктором и прекратил движение, хотя какой-никакой зацеп на задних колесах был, а от земли до бамперов оставалось несколько сантиметров.

Деревья вокруг хлипенькие, лебедиться на за что. Без особой веры в успех, но с надеждой цепляем трос к «Джипу», который на семь центнеров легче «Патриота» и, по паспорту, не должен таскать за собой ничего тяжелее 900 килограммов. Но! Рывок, еще рывок – и «Патриот» все-таки срывается с места. Зря мы не верили.

Глядя на дыры, которые оставил в тропе «Патриот», становится ясно, что если в них провалится «Джип», то достать его получится только с другой стороны планеты и в весьма потрепанном состоянии. Никаких ходов подвески не хватит, а шины у Renegade слишком узкие, чтобы проехать, не провалившись.

>
Reload
1 / 7

Пробуем еще раз УАЗом, но аккуратненько, по кромке колеи. Первое проблемное место осталось позади, но на дорожных шинах «Патриот» опять стаскивает, и он снова пробивает лед, повиснув на бедняге-редукторе. Снова трос, снова «Джип» и пара отчаянных рывков, которые вынимают УАЗ из плена.

Длина динамической стропы подходит к критической отметке, а тот факт, что лед под «патриком» проваливается второй раз подряд, прямо указывает на то, что УАЗ до шара не доберется, а «Джип» мимо накопанных им ям не проедет. Возможно, надо было пустить вперед американца, но...

>
Reload
1 / 4

Но даже самый маленький и асфальтовый «Джип», сделанный из девчачьего «Фиата», не оказался беспомощным паркетником. Он не только доехал туда же, куда добрался УАЗ, но и сделал так, чтобы «Патриот» не остался в лесу соревноваться в скорости разложения с шаром.

А УАЗ проиграл именно там, где и должен был проиграть. Когда понадобилась аккуратность и точность, их ожидаемо не нашлось. Но он был неподражаем там, где надо было рубиться и переть напролом. Казалось бы, просто справился со своей задачей, но назовите мне хотя бы еще одну новую машину за миллион с хвостиком рублей, которая сможет так же.

В этой паре нет и не могло быть победителя. Как нет лучшего между русским и английским языком, шахтерами в Кентукки и Ростове, трамваями в Сан-Франциско и метрополитеном в Москве, черным и белым...

Шар? Ну да, мы опять до него не доехали. Да и черт с ним! Проберемся к нему, когда начнем писать про вертолеты.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...