12 октября 2013, 10:09

Кто быстрее

В прокат выходит фильм «Гонка»

В России выходит в прокат фильм Рона Ховарда «Гонка», посвященный историческому противостоянию двух великих пилотов Формулы-1 Ники Лауды и Джеймса Ханта. Во многом именно благодаря консультациям Лауды (единственного из ныне живущих главных героев «Гонки») создателям фильма удалось снять картину, которая может не только собрать неплохую кассу, но и понравиться фанатам автогонок. Которые, конечно же, будут рассматривать «Гонку» под микроскопом.

«Вы идиоты! Это ужасно! Все не так!» воскликнул Ники Лауда, прочитав черновик сценария «Гонки». Негодование 63-летнего Лауды легко понять: в одном из эпизодов актер, играющий будущего трехкратного чемпиона мира, должен был сесть в болид Ferrari и «повернуть ключ, чтобы завести его». «У машин Формулы-1 нет ключей! Это катастрофа!» - кричал на сценаристов Лауда, но, к счастью, не бросил их на полпути, а подключился к процессу съемок.

«Гонка» это классическая спортивная драма, в которой жирная черта между «белым» и «черным» проведена через весь фильм. Вот расчетливый австриец Лауда (Даниэль Брюль), отказавшийся от семейного бизнеса, чтобы зарабатывать автогонками, а вот его антагонист Джеймс Хант (Крис Хемсворт), плейбой с вредными привычками, рискующий жизнью на трассе просто ради забавы. Лауда любит рано ложиться спать, а Хант спит с кем попало; Ники проводит время с машиной, а Джеймс – с бутылкой пива; Хант окружен молодой британской аристократией и женщинами, а у Лауды нет даже друзей. При этом оба чертовски быстры и самоуверенны – и нет для них другого противника, начиная с молодежных чемпионатов и заканчивая Формулой-1.

Почти все действие картины происходит в 1976 году: Лауда, к тому моменту уже чемпион мира, противостоит Ханту, чуть задержавшемуся в середняках и едва не лишившемуся места в Формуле-1 перед началом сезона. Для Лауды победы в гонках – это работа, для Ханта – цель в жизни, в которой периодически все идет не так: то кончатся деньги, то дисквалифицируют за нарушение регламента, то уйдет жена (Оливия Уайлд), которой он сделал предложение всего через пару недель после знакомства.

На самом деле

В отличие от того, что показано в «Гонке», в жизни между Лаудой и Хантом были намного более теплые отношения. "Мы были друзьями, -- говорил Лауда в интервью The Telegraph. -- Мне нравилось то, как он жил. Я не был таким суровым, как меня показали в фильме, но все же я был намного более дисциплинированным, чем он. Джеймс умер слишком рано, слишком молодым. Я бы очень хотел, чтобы он посмотрел этот фильм».

Болиды героев одинаково быстры, а трассы, на которых они выступают, опасны для жизни – никогда не знаешь, какая гонка станет для тебя последней. На Гран-при Германии Лауда попадает в аварию, едва не сгорев заживо, но возвращается в Формулу-1 уже через месяц – изуродованный и с кровоточащими ранами на голове чтобы снова броситься в погоню за Хантом.

Сюжет фильма практически полностью повторяет события, происходившие в Формуле-1 в 1976 году. Если не знать истории гонок, фильм может показаться чересчур гротескным – сложно поверить, что такое бывает в реальной жизни.

Но это именно тот случай, когда Голливуду не пришлось ничего придумывать.

Режиссер Рон Ховард никогда не был фанатом автогонок, но услышав однажды про сражения Лауды и Ханта, загорелся идеей сделать про это фильм. С одной стороны, перед его глазами была неудача Сильвестра Сталлоне, который уже пытался снять картину о Формуле-1, но в итоге разругался с промоутерами чемпионата и сделал весьма посредственного «Гонщика». С другой стороны, Ховард видел успех документального фильма «Сенна», который собрал хорошую кассу, а также получил две премии BAFTA и всенародную любовь.

Но если «Сенна» это драматичный, но все же именно документальный фильм, поражающий зрителей обилием архивных кадров, то «Гонка» изначально должна была стать художественной картиной, погруженной в полудокументальную атмосферу 1976 года. Взяв на главные роли немца Даниэля Брюля («Гуд бай, Ленин!», «Бесславные ублюдки») и австралийца Криса Хемсворта («Тор», «Мстители»), Ховард еще больше приблизил Лауду и Ханта к зрителю.

Если «Гонка» и достойна «Оскара», то как минимум за игру Брюля, который не просто внешне похож на своего героя, но после аварии на «Нюрбургринге» становится своим героем.

Историческая дотошность подкупает в «Гонке», пожалуй, больше всего – продюсеры, например, умудрились собрать на съемки 24 настоящих болида 1976 года и построить еще несколько реплик, практически неотличимых от оригиналов. Одно только появление на экране уникальных «гоночных танков» шестиколесных болидов Tyrell способно растопить сердца самых привередливых болельщиков, израненные предыдущими попытками перенести гонки на большой экран. Подобных "реверансов" в картине немало: например, старик Энцо Феррари, эпизодически листающий газету на трассе, по которой мчатся его болиды, или мелькающие на заднем плане усы Грэма Хилла.

Безусловно, фильму не чужда изрядная доля гиперболизации: в одном из эпизодов неопытный Лауда практически сам меняет конструкцию болида, после чего тот едет на две секунды быстрее. Такого рода преувеличения не отвращают от фильма: да, фанаты гонок усмехнутся, но тут же снова уставятся на экран, чтобы пережить аварию Ники, заново переснятую и соединенную с архивными кадрами и 3D-изображениями. До этого Формулу-1 (да и вообще автогонки) так не снимал никто – достовернее киноряда «Гонки» будут разве что сами Гран-при Формулы-1.

Именно в этом и состоит главное преимущество фильма Рона Ховарда – баланс между правдоподобностью и драматизмом, столь важный для спортивных картин (тем более, основанных на реальных событиях), в «Гонке» искусно соблюден. Правда, зрители, не знакомые с историей Формулы-1, будут иметь при просмотре небольшое преимущество. Ведь они не знают, чем кончится фильм.