По словам Майка Кофлэна, в McLaren знали о секретных документах