По мнению боссов команд, в действиях пилота Renault не было злого умысла