Гамильтон перестал давить сам на себя