Единственный в мире экземпляр «Дайтоны» был куплен другом Энцо Феррари