Немцы владели 19,9-процентным пакетом акций японской марки