Как Гран-при Австрии превратился из интересного в эпический