Загрузка...
7 июля 13:31

Тени остаются в полночь

На двое суток становимся тенью гонщика «24 часов Ле-Мана»

Поделиться

Александр Мирошкин

Вокруг гонщиков всегда толпы людей. Инженеры, механики, партнеры по команде, журналисты, спонсоры, родственники, фанаты в конце концов. Для них это такая же норма, как стирка или прогулка с собакой. Но на единственный суточный марафон чемпионата WEC во французский Ле-Ман вместе с Романом Русиновым, чемпионом категории LMP2, приехал еще один человек, который на двое суток стал его тенью — я.

####24 часа 31 минута до старта

Над Ле-Маном светит солнце. После дождя, который прошел накануне, это кажется маленьким чудом. Во время квалификации поливало так, что «24 часа Ле-Мана» впору было переквалифицировать из автомобильной гонки в соревнования катеров. Поэтому второй, ночной сегмент квалификации прошел скомканно, а результат, который партнер Русинова Рене Раст показал в части, прошедшей еще при солнечном свете, оказался достаточным для поул-позиции в LMP2.

Поэтому за сутки до гонки в боксах команды царит спокойствие. Механики возятся с машинами G-Drive Racing, инженеры пытаются что-то рассмотреть на своих мониторах, забитых информацией под завязку, а рядом с ними, за обтянутым черной тряпкой столом для пилотов, сидит выспавшийся Роман (сегодня он встал в одиннадцатом часу) и что-то обсуждает с фотографом команды — лысым, невысоким французом по имени Клеман. Мимо них с одним из членов команды в боксы проходит Мартин Брандл.

Договорив с Клеманом, Роман начинает серфить Instagram. На экране его смартфона — ролик, в котором Audi R8, машина безопасности Ле-Мана, дрифтит под дождем. Это было в пятницу. Руководство гонки выпустило суперкар на трассу, чтобы проверить ее состояние. После эффектного заноса всем стало понятно, что на треке слишком сыро. Роман говорит, что мало кто смог бы отловить машину в такой ливень так, как это сделал сидевший за рулем Янник Дальма, и выходит из комнаты инженеров.

Русинов подходит к выезду из боксов, отгороженному специальной лентой. За ней стоят толпы болельщиков: накануне гонки им можно находиться практически где угодно. К Роману подходит Женя. Он занимается оклейкой всего, что должно быть оклеено в G-Drive Racing: машин, грузовиков, стен боксов. Женя получает от Романа указание доклеить стикеры на стену, а сам берет две наклейки «Мотора» и клеит их на свой прототип ORECA 05, аккуратно разглаживая специальным гребнем.

Кажется, Русинов вообще любит клеить. Утром, после завтрака, Роман занимался оклейкой руля специальными стикерами, которые светятся в темноте, но не выедают глаза гонщикам. Чем в это время занимаются другие гонщики — неизвестно. По крайней мере, в боксах их нет.

«Я просто гонщик. Так, иногда с наклейками помогаю», — говорит Роман, расплываясь в улыбке, после чего раздает Жене дополнительные ТЗ и уходит в трейлер.

####24 часа и 4 минуты до старта

Роман набирает четырехзначный код, отпирающий дверь, и заходит внутрь. Миленькая невысокая британка говорит Русинову, что сейчас очередь Уилла Стивенса, после которого она готова принять Рому на массаж. Минут через 25-30. Образовавшееся окно Русинов занимает обедом и бритьем. Сегодня, как-никак, парад пилотов Ле-Мане, а борода и голод у нашего пилота не в почете.

Русинов выскакивает из боксов, оставляя раздвижные двери открытыми, и попадает прямиком в руки фанатов. Раздав несколько автографов, Роман убегает из паддока, чтобы почитатели его таланта больше не тревожили по пути до столовой.

В пятницу обед для пилота G-Drive Racing начался в 15:08. Питаются гонщики, представители команды и их гости в шатре компании Vanessaʼs Hospitality Service. Несмотря на то, что полы здесь ходят ходуном — конструкция-то временная — все остальное на уровне. У Ванессы самообслуживание: два длинных стола в центре зала. На одном салаты, на другом — горячее. Ассортимент меняется, но свежие порезанные овощи, куриное филе и паста с томатным соусом есть всегда. Как и примерно миллион банок и бутылок с соусами.

Роман набирает тарелку жаренных на воке овощей и мяса, добавив к ним несколько огурчиков. Не прошло и пяти минут, как Русинов сложил столовые приборы на пустую тарелку и пошел к холодильнику за мороженым. Взяв с собой рожок и Twix, Рома направляется из шатра в сторону парка трейлеров, где живет всю неделю до гонки.

По пути Русинов раздает еще несколько автографов, а чтобы освободить одну из рук от мороженого — втыкает Twix в рожок. Говорит, что так еще вкуснее. О — оптимизация.

####23 часа 45 минут до старта

Парк трейлеров (Team Camp), в котором живут пилоты, находится слева от паддока поддержки, где стоят «хоспиталити» и столовые. Ареал обитания гонщиков огорожен непрозрачным забором, а вход на территорию осуществляется через дырку между его секциями.

Роман заходит на импровизированный ресепшн за ключами, но оказывается, что их забрал напарник Русинова — Рене Раст, с которым российский пилот делит трейлер.

Team Camp похож на сильно облагороженный американский трейлерный парк. В комедиях в таких местах обычно живут многодетные крашенные блондинки со своими бойфрендами-наркодилерами, выкидывающими пустые пивные бутылки под свои шезлонги. Или не в комедиях…

Но здесь все выглядит очень прилично: никаких бутылок, мусора или стоящих на улице шезлонгов, а блондинки с выжженными волосами могут быть только с кем-то из пилотов.

Трейлеры делятся на два типа: дома на колесах и обитые пластиковой вагонкой бытовки. Аренда последних стоит дороже — 12 тысяч евро за неделю, зато в них есть все условия для нормального проживания: гостиная, небольшая кухня, две спальни, розетки и даже отдельный санузел с раковиной, унитазом и туалетом. Именно в таком доме и живут Роман с Рене.

Спальня Русинова располагается справа от входа. Интерьер здесь по-скандинавски сдержан и минималистичен. Двуспальная кровать с белым постельным бельем, пара тумбочек и полка. Напротив кровати — вход в крошечный санузел. Пока Роман чистит зубы и бреется, Рене Раст спрашивает его про стоимость квадратного метра жилплощади в Москве. Пример Депардье и Джонса заразителен? Русинов обещает ответить позже и вновь отправляется в боксы.

####23 часа 27 минут до старта

Роман во второй раз за последний час поднимается по лестнице в трейлер, набирает код и заходит на массаж. Там как раз закончили мять Уилла Стивенса. Пока британец одевается, а россиянин раздевается, Русинов рассказывает напарнику, что за три недели пребывания в Ле-Мане набрал килограмм лишнего веса.

По нему и не скажешь. Потому что сейчас Роман в отличной физической форме. Во время подготовки к гонке он занимался боксом, а когда приехал в Ле-Ман, еще до официальных тестов, которые прошли в начале июня, бегал по трассе. По словам Русинова, 13 с лишним километров кольца Сарте он пробегает в среднем за час. Помимо этого все пилоты перед гонкой усиленно тренируют мышцы шеи. Как? Встают на мостик. Только упираются в пол не всеми конечностями, а ногами и головой. Упражнение можно считать законченным, когда заболит шея.

Белокурая британка укладывает Романа на массажный стол и спрашивает его пожелания. Русинов показывает на поясницу, но говорит, что помять его надо везде. Девушка берется за дело, а Роман пользуется редкой возможностью повозиться с телефоном. Через несколько минут молчания девушка не выдерживает и спрашивает Русинова, откуда он. Роман отвечает, что из Москвы, после чего массажистка рассказывает, как в 2013 году была в Оренбурге.

В трейлер начинают приходить люди. Например, сотрудники команды, готовящие все необходимое для парада пилотов. Роман просит их встретить свою жену Ксению, которая сегодня прилетела во Францию. Новая переменная вводит парней в легкий ступор, но они обещают разобраться.

В грузовик заходят и пилоты. Гонщик, выступающий на второй машине G-Drive Racing, Джейк Деннис, достает из рюкзака спрятанный в носок визор своего шлема и идет в дальний угол трейлера, чтобы наклеить на него несколько слоев защитной пленки. Ему, в отличие от Русинова, Раста и Стивенса, она действительно нужна, так как у прототипа Gibson 015 S открытый кокпит.

####23 часа до старта

В трейлер заходит молодой мужчина, хотя на его голове невозможно найти волосы цвета, отличного от белого. Это Дэвид Лич — гоночный инженер экипажа номер 26. Британец, работать с которым очень хотел сам Русинов, садится рядом со столом, на котором мнут Романа. Тот временами корчится и выдавливает из себя слова «семь», «восемь» или «девять», указывающие на степень болезненности той или иной процедуры.

Подходит Уилл Стивенс. Парни начинают обсуждать возможные варианты смен в гонке, а также процедуры, которые они хотели бы сделать до или после своего стинта. Стивенс говорит, что его нужно будить раньше, чем остальных, так как ему обязательно нужно сходить в душ перед тем, как садиться за руль — чтобы успокоиться и собраться с мыслями. Стивенс добавляет, что со сном проблем у него нет, и он отрубается, лишь добравшись до подушки.

Роман говорит, что много спать во время гонки не собирается. Дэвид, учтя пожелания парней, уходит из трейлера работать над планом на гонку. В грузовике остаются только Роман, Уилл и массажистка, которая, кажется, очень нравится Стивенсу. Он рассказывает ей, что быстрее всего получается ехать, когда на улице сухо и прохладно. Кажется, массажистка не очень впечатлена, поэтому Уилл уходит в дальний угол, переодеваться к параду пилотов.

####22 часа 30 минут до старта

Спустя час массаж заканчивается. Роман вслед за Уиллом отправляется готовиться к параду, предварительно дав интервью французским телевизионщикам. Около пяти часов вечера команда загружается в Volkswagen Multivan с британскими регистрационными знаками и уезжает на парад.

Почти все время перед гонкой пилотов российской команды сопровождали девушки Miss G-Drive из журнала Maxim. Внимания к себе они приковывали больше, чем сами гонщики.

####21 час 30 минут до старта

Начинается парад пилотов. Кажется, на это мероприятие приходят не только те, кто приехал в Ле-Ман на гонки, но и все жители этого маленького, но гордого городка-побратима Ростова-на-Дону. Описание происходящего на параде займет небольшую книжку. По маршруту через центр города едут участники гонки, которых везут на старых автомобилях, следом едут суперкары — бесчисленные «Порше», «Корветы» и «Форды», а между ними, например, может проехать диджей на электрической тележке или пройти группа полуодетых танцующих женщин.

Время от времени пилоты раскидывают в сторону зрителей сувениры. Некоторые даже слезают с машин, чтобы подойти к поклонникам или знакомым, но стараются избегать сумасшедших. Одна такая фанатка стояла напротив подиума, на который машины с гонщиками заезжали для интервью. Она что-то кричала пилотам и билась как лев за каждую летящую в ее сторону вещь: будь то футболка, браслет или пакетик с мармеладными мишками. И так несколько часов.

####17 часов 44 минуты до старта

Команда возвращается с парада на трассу. Пилоты заходят в боксы, переодеваются из комбинезонов в нормальную одежду и отправляются на ужин.

Роман берет себе тарелку лобстеров и уходит в отдельное помещение внутри шатра Vanessaʼs, где расположена комната для членов G-Drive Racing. Там уже сидят практически все пилоты команды. За соседним столом ужинают Уилл Стивенс, Рене Раст, а также жена немца и ее сестра.

С другой стороны сидит, пожалуй, самый богатый член команды G-Drive Racing — британский бизнесмен Саймон Долан, чье состояние оценивается более чем в 100 миллионов фунтов стерлингов. Он приехал с двумя сыновьями и женой. Долан, кстати, единственный пилот G-Drive, кто уже выигрывал Ле-Ман — в 2014 году в составе Jota Sport, которая сейчас обслуживает оба автомобиля российского коллектива.

В 2014 году Саймон Долан выиграл Ле-Ман в одном экипаже с Гарри Тинкнеллом и Оливером Терви. Трио выступало на прототипе Zytek Z11SN. Сейчас это шасси называется Gibson 015S. То есть в 2016-м Долан выступал на той же машине, что и два года назад. Сейчас на этом прототипе выиграть в Ле-Мане практически невозможно.

К Долану присоединяется Гидо ван дер Гарде, и сыновья Саймона с нескрываемым восхищением смотрят на бывшего пилота Формулы-1. Парнишка постарше неловко задает голландцу вопросы, на которые Гидо терпеливо отвечает, не включая звезду. Зачем хамить детям человека, который не просто является твоим напарником, но еще и может стать твоим спонсором?

Роман в компании Джейка Денниса добивает вторую тарелку лобстеров. К нему поворачивается Гидо и показывает на экране телефона демотиватор о любви к себе. Русинов шутку не оценил.

####17 часов 5 минут до старта

У пилотов 26 экипажа одновременно запиликали телефоны, оповестив о сообщении в почте. Автор послания — Дэвид Лич, который прислал порядок смен пилотов во время гонки. Из него следует, что Рене Раст должен начать гонку, следом за руль сядет Уилл Стивенс, а третий стинт достался Роману. За 24 часа гонки больше всего времени за рулем проведет Раст — около десяти часов. Примерно восемь часов достанется Стивенсу, а оставшиеся шесть часов — Русинову.

На этом ужин можно считать оконченным — Роман вновь отправляется в боксы, где механики продолжают возиться с машиной под вопли Эксла Роуза из динамика Marshall. Русинов дает указание оклейщику Жене по поводу того, что и куда еще нужно приклеить, прощается с каждым членом команды и уходит спать. На часах — 22:51.

####6 часов до старта

На трассе начинается последняя ездовая сессия перед гонкой — 45-минутный warm-up. Роман уже облачен в комбинезон. Чемпион WEC бодр и весел: он встал в семь утра и проделал все привычные для нормальных людей процедуры. Умылся, позавтракал и пошел на работу.

Правда, за руль во время warm-up ему сесть не пришлось — два красных флага оставили Романа без возможности потренироваться.

«Ле-Ман еще не начался, а %№&@ уже начался», — разочарованно говорит Русинов.

После сессии машину оставляют на пит-лейне перед боксами, и Русинов со Стивенсом начинают отрабатывать смены на пит-стопе. После нескольких тренировок ORECA 05 отправляется в гараж, где Роман и Уилл продолжают по очереди забираться в кокпит. Делается этого для того, чтобы каждый гонщик убедился в том, что все в порядке, все наклейки и лампочки ему видны, а до педалей можно дотянуться.

После этого Роман подзывает к себе механика и просит примотать скотчем сделанную из специальной пены подложку, которая ложится в карбоновую ванну, называемую сиденьем. Ее правый дальний угол плохо закреплен и гонщики, выбираясь из машины, цепляются за него ногой, что увеличивает продолжительность пит-стопа.

####4 часа 50 минут до старта

У Романа очередная сессия массажа. До того, как уйти к миниатюрной мучительнице из Великобритании, Русинов помогает Расту воткнуть фен с европейской вилкой в британскую розетку: берет тонкую отвертку, втыкает ее в верхнее отверстие, а следом вставляет в нижние вилку от фена.

Благодарный Рене подносит фен к лицу и начинает дуть себе в рот. Оказывается, у него болит горло и врач из заводской команды Audi, с которой у Раста тесные связи, не нашел ничего лучше, чем предложить ему погреть горло феном.

####4 часа 9 минут до старта

Массаж окончен, и Роман возвращается в боксы. Вновь просит механиков приклеить подложку сиденья: за время его отсутствия этого не сделали. Затем Русинов отправляется в грузовик, чтобы поговорить с руководителем команды Jota Sport, а следом возвращается в комнату для инженеров, где изучает с Рене Растом его телеметрию.

####2 часа 50 минут до старта

Напряжение растет. Кажется, механики работают все быстрее и быстрее, а пилоты улыбаются и шутят все реже. Начинается брифинг за закрытыми дверями. Билет на эту вечеринку есть только у Русинова, Раста, Стивенса, руководителя Jota Sport, представителя компании ORECA, которая поставляет G-Drive Racing шасси и двигатель, а также Дэвида Лича. Встреча проходит в небольшой комнате в трейлере напротив «массажного салона».

Два человека из команды достают блендер и начинают готовить сумасшедшую смесь из банана, клубники, молока, порошка какао, воды и «актимеля». Говорят, что это весьма питательно, а так как механики не успевают сбегать в хоспиталити на обед перед гонкой, то им приходится довольствоваться этим.

Выглядит гоночный «смузи» так себе, но вкус у него приятный.

####2 часа 27 минут до старта

Брифинг закончился. Механик с длинной бородой, черней которой может быть только его жизнь в ближайшие 24 часа, отводит гонщиков к машине, берет ключ и показывает им, куда его надо вставлять и в какую сторону крутить, чтобы в случае чего снять передний и задний обтекатели прототипа. Полезный навык, если после аварии нужно быстро избавиться от сломанного фрагмента и добраться до пит-лейна.

####1 час 30 минут до старта

Гонщики и зрители выходят на стартовую решетку. Парад пилотов по сравнению с этим — детский лепет. Толпы людей ходят вокруг автомобилей, делают селфи с пилотами и машинами, журналисты вырывают гонщиков из объятий родных и спонсоров, а маршалы, взявшись за руки, идут поперек трассы и выдавливают партиями людей, чтобы избежать опасного столпотворения. Над кольцом «Сарте» прекрасная погода.

####39 минут до старта

Роман возвращается на пит-лейн и присоединяется к компании людей, представляющих генерального спонсора команды — компанию «Газпромнефть». Маршалы, тем временем, уже выдавили со стартовой прямой практически всех зрителей.

####35 минут до старта

Дождь! Льет прилично. Тем не менее, в команде надеются стартовать на сликах. Еще через две минуты решение меняется в пользу дождевых покрышек, так как над Ле-Маном начался настоящий ливень. Коллектив получает сообщение о том, что гонка начнется за автомобилем безопасности.

####15:00

Слово «старт» тут должно было быть написано с «болдом» и «капсом», но старта как такового не было. Весь пелотон, переобувшись в дождевые шины, выстраивается за пейс-каром, а Брэд Питт официально лишается возможности дать гонке красивый старт. Наверное, ему было обидно.

Зато у пилотов G-Drive Racing все в порядке. Раст за автомобилем безопасности продолжает оставаться лидером категории LMP2, как обладатель поул-позиции, а Роман и Уилл сидят в комнате инженеров и спокойно смотрят, как пелотон утюжит 13-километровый круг за Audi R8. Эта ситуация их устраивает: в дождь Ligier JS P2, на которой в прошлом году ездили G-Drive Racing, а в этом выступают их главные конкуренты, работает лучше из-за большей прижимной силы.

«Это худшие условия, которые я когда-либо видел. Слишком много воды», — говорит Роман и, чтобы разрядить обстановку, шутит про то, что в такую погоду удобно выступать на машине с закрытым кокпитом. Никто не смеется, а сидящий рядом с ним Стивенс вот-вот пробьет дергающимися ногами пол.

####15 минут после старта

Дождь на стартовой прямой стих, и зрители сложили зонты. Прибежавший с улицы механик G-Drive Racing промок до трусов. Он хватает фен и, в отличие от Раста, начинает использовать его по назначению: сушит длинные волосы. Сидящие в комнате по-доброму над ним подшучивают, изображая жеманных барышень.

####25 минут после старта

К Уиллу и Роману приходит человек из команды и спрашивает, что и где они будут есть. Стивенс просит принести ему курицу с чем-нибудь еще прямо в боксы. Роман собирается поесть в хоспиталити. На этом их разговор заканчивается.

Чтобы прервать напряженное молчание, пилоты G-Drive начинают обсуждать правильные траектории входа в тот или иной поворот. Для непосвященных это звучит примерно как «оладьи, дрель, труба, носки». Понять что-нибудь из их диалога практически невозможно.

####48 минут после старта

То ли в шутку, то ли всерьез, но в команде говорят, что дождь продлится еще шесть часов. Однако на некоторых участках трасса уже просохла настолько, что сухой асфальт видно не только на траектории, но и вне ее. Уилл всячески выражает непонимание по поводу присутствия машины безопасности. Роман более сдержан: молча смотрит в экран с трансляцией.

####52 минуты после старта

На экране появляется сообщение о том, что машина безопасности поедет в боксы на этом круге. Старт! Машины устремляются вперед к первому повороту. Рене сохраняет лидерство, что очень радует Романа. Уилл все еще дергает ногами: его смена следующая.

Но не проходит и десяти минут, как Раст начинает откатываться вниз. Через несколько секунд выясняется, что он ошибся в первом повороте и потерял ряд позиций. В этот момент в комнате инженеров показывается Александр Крылов — директор региональных продаж «Газпромнефти» и куратор гоночных активностей G-Drive. В комнате случается неловкое молчание. Русинов реагирует на ситуацию походом на обед.

####5 часов 10 минут после старта

После ошибки Рене вернулся в гоночный темп и вновь отправил ORECA 05 с бортовым номером 26 в борьбу за победу. Потом его сменил Уилл. Теперь очередь Романа. Русинов уже надел шлем, HANS и вот-вот нацепит на себя перчатки. Очевидно, что перед своим первым отрезком Роман нервничает: пересаживается со стула на стул и перевязывает шнурки на гоночных ботинках без особой на то необходимости.

К Русинову подходит механик и говорит, что Уилл проедет еще три круга. Роман пошел в туалет. Располагается он на выходе из боксов, и у него никогда не закрываются двери, чтобы можно было быстро забежать и выбежать. Поэтому свои дела приходится делать под взглядами окружающих. К счастью, в основном это сотрудники команды.

Рома выходит на пит-лейн и становится в месте, куда должна приехать его машина. Мимо него пролетает прототип команды Rebellion, которая располагается в соседних боксах. Рома даже не пошевелился, хотя проехавшая мимо него машина двигалась довольно быстро.

Подъезжает Уилл, выпрыгивает из машины, уступая место Роману, а механики начинают заправлять прототип и ставить на него новые покрышки. В 20:34 Русинов отправляется на свой первый отрезок в этой гонке.

####5 часов 40 минут после старта

Штраф! Перед тем, как выйти из машины, Уилл не заглушил двигатель. И все бы ничего, но заправлять прототип с работающим мотором запрещено правилами, поэтому G-Drive Racing получает в копилку несчастий еще одно — проезд по пит-лейну. Отбывать наказание приходится Роману. На этом он теряет около 40 секунд.

####7 часов 49 минут после старта

Отрезок Романа закончился. На вылезшего из машины Русинова страшно смотреть. Нервный, злой, через силу поговоривший с подсунувшими ему диктофоны журналистами, Роман прыгнул на скутер с представителем команды и уехал в своей трейлер.

Русинов пожаловался на плохую видимость на трассе и на низкую скорость на прямых, списав это на более жесткие шины, которые отказались правильно работать на холодном асфальте. Наверное, этим и объясняется его далекое от идеального настроение.

####8 часов 33 минуты после старта

После душа и смены одежды Роман пришел на ужин. С собой он взял рацию, чтобы слушать, что происходит в команде, а также чтобы не пропустить сеанс массажа. Русинов садится за стол с Доланом, у которого тоже перерыв.

####9 часов 3 минуты после старта

Очередной сеанс массажа. Роман просит британку поработать над его спиной и ягодицами. В трейлере холодно. Русинов корчится от боли и подбирает под себя руки, когда массажистка начинает его мять. Столько боли на его лице не было ни на одном другом сеансе. Тем не менее, он продолжает следить за переговорами капитанского мостика и Раста, который сейчас за рулем.

На трассу выезжает пейс-кар. Причем не один, а сразу три, собирая пелотон в разных точках трассы в три разные группы. По правилам, те, кто заехали в боксы во время присутствия машины безопасности, должны стоять на пит-лейне под красным светофором до момента, пока мимо не проедет одна из групп, собранных пейс-каром. В боксах в этот момент только экипаж Signatech Alpine.

На капитанском мостике G-Drive Racing начинается неразбериха. Дэвид Лич передает Расту, что оппоненты застряли на пит-лейне, и Рене должен их опередить под пейс-каром. Немец высказывает сомнения по этому поводу. Диалог Лича и Раста продолжается несколько минут, командная рация не умолкает. Роман пытается уловить каждое произнесенное слово, но в итоге правда остается на стороне Раста: он оказался в той группе, которая не успела проехать пит-лейн до выезда с него Signatech Alpine. Русинов утыкается в массажный стол и перестает следить за переговорами.

Без двадцати двенадцать ночи массаж заканчивается, и Роман отправляется в трейлер спать.

####12 часов 52 минуты после старта

За то время, что Роман спал, его экипаж схватил еще один штраф: Рене Раст превысил скорость в зоне желтых флагов, из-за чего машине номер 26 выписали наказание в виде минутного стояния у боксов. Русинова этот факт, естественно, не радует. Тем не менее, он идет перекусить и готовится к своей смене с обязательным посещением туалета с незакрывающимися дверями.

На пит-лейн заезжает ORECA 05 команды G-Drive Racing, за рулем которой сидит Стивенс, но болид только заправляют и отправляют на еще один отрезок. К этому моменту в графе «пит-стопы» у российского коллектива было на два заезда больше, чем у конкурентов — из-за штрафов.

Роман сидит полностью экипированный. В 5:01 заезжает Стивенс, и за руль отправляется Русинов. Пит-стоп занял минуту и десять секунд.

####18 часов и 3 минуты после старта

Смена Романа недавно закончилась, и он говорит, что ехать было комфортнее. Поэтому, отыграв 30 секунд у конкурентов, он сходил поспать и теперь вернулся в боксы для массажа. Ему снова больно. Просидеть три часа в кокпите прототипа LMP2 — так себе удовольствие. Все затекает. Русинов опять корчится от боли.

Он опять с рацией и слушает переговоры команды. Качество звука временами оставляет желать лучшего, поэтому Роман каждый раз с надеждой переспрашивает у массажистки, что и кто сказал. К сожалению, ситуация остается прежней — Signatech Alpine лидирует.

####18 часов 48 минут после старта

Массаж закончен, и Русинов идет на завтрак. Примерно через полчаса он вновь бежит в боксы и, переговорив с инженерами команды, окруженными банками из-под газировки и фольгой из-под бутербродов, идет переодеваться для своего заключительного отрезка. Роман немногословен и сосредоточен.

####19 часов 17 минут после старта

За руль Signatech Alpine садится Стефан Ришельми. Говорят, что из тройки пилотов этого экипажа он самый медленный. И именно его придется догонять Роману. По плану, гонку должен был заканчивать Рене. Но какие, к черту, планы?! Это же Ле-Ман!

####20 часов 10 минут после старта

Роман садится за руль. На этот раз никаких штрафов. Только скорость и только вперед! Графики прохождения секторов оставляют надежду: Русинов систематически едет быстрее Ришельми на каждом секторе. Даже в трафике россиянину удается отыграть две-три десятки. Тем не менее, отрыв G-Drive Racing от Signatech Alpine тает намного медленнее, чем хочется команде.

Романа решают оставить в кокпите до самого конца гонки — чтобы избежать длинного пит-стопа, ограничившись лишь дозаправками и сменой шин. Но времени до финиша остается все меньше, а расстояние до лидирующей машины LMP2 сокращается слишком медленно…

####15:00

Финиш! Несмотря на все попытки, отличную скорость и меньшее время, проведенное на пит-стопах во время заключительного стинта, машина G-Drive Racing с бортовым номером 26 добралась до финиша на втором месте. Да, это лучший результат в истории отечественного коллектива, но… победитель всегда один.

На подиуме пилоты, конечно же, улыбались, махали поклонникам руками и трясли кубками за чертово второе место. После финиша Дэвид Лич сказал мне, что если бы не штрафы, то Русинов, Раст и Стивенс с вероятностью 90 процентов стояли бы на первой ступени пьедестала. Потому что последним бы ехал Рене, который пусть немного, но быстрее Ромы, и он бы не оставил оппонентам никаких шансов — отыграть (без учета наказаний) надо было бы секунд 20.

Измученный Роман после финального отрезка, который длился намного дольше, чем он планировал, изо всех сил изображает жизнерадостность и отвечает на вопросы прессы в компании своих напарников.

В перерыве между интервью он на секунду отвлекся и шепотом сказал мне: «Без тебя в машине было скучно». Мы улыбнулись друг другу и попрощались. Надеюсь, до следующего Ле-Мана.

Поделиться

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...