12 мая, 13:17
11 мин.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Как и 10 лет назад в Остине, главной проблемой новой американской трассы стало состояние асфальта
Второй Гран-при подряд пилоты Формулы-1 вынуждены строго следовать гоночной траектории — за её пределами попросту слишком скользко. В Имоле виной тому стала погода: машины высушили «колею», а остальная трасса оставалась мокрой. В Майами обошлось без дождя — приехав на новую гоночную трассу, участники чемпионата обнаружили, что свежий асфальт слишком скользкий.
Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Формула-1 всё стремительнее вторгается в США — на вожделенные для европейских компаний американские рынки. В минувшие выходные в календаре чемпионата дебютировала новая гонка в Майами — один из двух американских этапов в нынешнем сезоне. А не за горами и третий — уже подписан контракт на проведение в следующем году Гран-при Лас-Вегаса. При этом гонка во Флориде не имеет национального статуса — его сохраняет Остин, где проходит Гран-при США.

У США и главной гоночной серии планеты непростая история взаимоотношений — Майами стал уже девятой трассой, принимавшей у себя чемпионат мира (и второй во Флориде — первый в истории Гран-при США в 1959 году принял Себринг), но всего лишь вторым автодромом, после «Трассы Америк» в Техасе, построенным специально для Формулы-1. И его проблемы очень похожи на те, с которыми участники чемпионата столкнулись 10 лет назад в Остине.

Яхты настоящие, вода — пластиковая

Яхты настоящие, вода — пластиковая

Тогда, в 2012 году, приехав на новое место, гонщики обнаружили, что гладкое, как стекло, покрытие автодрома затянуто тонкой масляной плёнкой — её особенно хорошо было видно утром и вечером, когда в асфальте отражалось солнце. Естественно, ездить по маслу не слишком комфортно, так что все три дня уик-энда в основном состояли из жалоб пилотов и команд на то, что машины скользят. В общем, тогда творение Германа Тильке гонщики не оценили.

Трассу в Майами строила британская компания Apex Circuit Design, и они постарались учесть ошибки предшественников. При подборе компонентов для асфальта их подрядчики из R3 провели большое исследование, о результатах которого британцы отчитывались с гордостью. По их словам, они обнаружили у местного известняка уникальные свойства, делающие его подходящим наполнителем асфальтовой смеси.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Вообще-то известняк — плохой материал для гоночного асфальта, он слишком рыхлый, из-за чего крошится и «полируется» шинами. Покрытие с ним быстро изнашивается и вдобавок становится скользким. Но, как утверждали в R3, именно тот известняк, что добывается в Южной Флориде, отличается от обычного — он содержит много очень твёрдых и прочных кристаллов диоксида кремния. В комбинации с гранитной крошкой из Джорджии это обещало асфальту интересные характеристики.

По прогнозам R3, покрытие должно было получиться очень цепким, и благодаря своей абразивности не только обеспечить хороший уровень сцепления, но и быстро изнашивать резину. А значит, большую роль в гонке будет играть стратегия. Чтобы избежать тех проблем, с которыми столкнулись команды в Остине, незадолго до Гран-при поверхность трассы почистили струями воды под давлением, которые должны были смыть выступившее масло.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Со своей стороны, организаторы тоже постарались придать первой гонке в Майами особый шарм. Образец шарма по меркам Формулы-1 — это, конечно же, красивые яхты. Майами находится на атлантическом побережье, но Hard Rock Stadium, вокруг которого проложена новая трасса, расположен далеко от пляжей, в географическом центре города. Решить эту проблему директор Hard Rock Stadium Том Гарфинкель решил просто — притащить яхты к стадиону и поставить их в искусственную бухту.

Правда, потом выяснилось, что заполнить бухту водой слишком сложно, так что воду пришлось делать тоже искусственную, из пластика. Приехавшие на гонку журналисты не упустили случая поиронизировать на эту тему, так что ещё до начала уик-энда Гран-при Майами породил немало шуток и мемов. Ещё одна вещь, которая произошла в Майами ещё до того, как первая машина выехала на трассу — посыпался инновационный асфальт.

Дыры быстро заделали, но первые же заезды показали, что это только полбеды. Вопреки ожиданиям, покрытие оказалось чрезвычайно скользким. Причём виной тому оказалось не масло, а вылетающие из асфальта едва ли не при каждом проезде по трассе мелкие камешки. В общем, может флоридский известняк и уникален, но крошится точно так же, как и любой другой. За время тренировок и квалификации пилоты постепенно раскатали траекторию, прорезинив асфальт, но в каком-то смысле ситуация стала только хуже — по проложенной колёсами «колее» можно было ехать достаточно быстро, но для покрытия за её пределами скорость оказывалась слишком высокой, так что малейшее отклонение от идеальной линии грозило вылетом.

Аварий, действительно, хватало, но две практически идентичные, запомнились особенно. В первую ещё в пятницу попал Карлос Сайнс, проводящий этот сезон под лозунгом «ни уик-энда без разбитой Ferrari». Испанец стал жертвой «генератора ошибок» — так создатели трассы прозвали небольшой отрезок между 13 и 16 поворотами, состоящий из серии медленных слепых поворотов с небольшим перепадом высот и высокими поребриками.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Как признались в Apex Circuit Design, мера была вынужденной — из-за эстакады здесь нет места для обязательной зоны вылета, которая потребовалась бы при выборе более быстрого виража, так что машины пришлось замедлить. В то же время организаторы очень гордились этим отрезком, ведь преодолевать его было действительно непросто.

С началом уик-энда, однако, выяснилась пара нюансов — во-первых, тут просто не оказалось места для двух машин, так что на тренировке или квалификации гонщик, находящийся на медленном круге, при всём желании не мог пропустить другого пилота. Во-вторых, из-за тесноты было решено не устанавливать здесь современные барьеры безопасности, так как они «съели» бы метр и без того драгоценного пространства. Так что Сайнс после своей ошибки в 14-м повороте приехал прямо в бетонную стену. Несмотря на невысокую по меркам Формулы-1 скорость (всего 140 км/ч), перегрузка в момент удара достигла 47 g, и испанец до конца уик-энда страдал от полученных ушибов.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Хотя Карлос рассказал о проблеме на брифинге пилотов, в плане безопасности участка ничего не изменилось. Так что для Эстебана Окона, в точности повторившего его аварию в субботу, всё закончилось ещё печальнее — при ударе о бетон треснул монокок, и вместо квалификации механикам Alpine пришлось собирать для француза новую машину вокруг запасного шасси. Стюарды допустили француза к участию в гонке, но начинать её ему предстояло последним, 20-м. Правда, фактически он стартовал 18-м — в Aston Martin механики перестарались с охлаждением топлива, и чтобы не рисковать наказанием, команда предпочла нарушить процедуру подготовки к гонке и залить в баки новое горючее. Феттелю и Строллу пришлось начинать гонку с пит-лейн.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Тем временем расстановка сил на трассе оставалась совершенно неясной. В пятницу грянула небольшая сенсация, когда лучшее время показал Джордж Расселл на Mercedes. Но в субботу с утра самым быстрым оказался Серхио Перес из Red Bull Racing, а в квалификации первый ряд стартовой решётки оккупировали гонщики Ferrari. Макс Ферстаппен в решающей попытке ошибся и не смог удержаться на траектории — отчасти вследствие того, что из-за технических проблем пропустил половину тренировок.

Ответ на вопрос, кто же на новой трассе сильнейший, должна была дать гонка. Для сохранения интриги Ферстаппену обязательно нужно было опережать на старте хотя бы одну Ferrari, что на короткой стартовой прямой в Майами сделать непросто. Однако голландцу помогло два обстоятельства — то, что он начинал гонку на «прорезиненной» левой стороне трассы, и то, что Карлос Сайнс на первых метрах действовал очень нерешительно и не осмелился перекрыть траекторию действующему чемпиону мира. Как обычно, уговаривать того атаковать не пришлось — Макс немедленно поравнялся с испанцем и, воспользовавшись лучшим сцеплением с асфальтом, вышел на второе место.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Ход дальнейшего противостояния определял износ шин. В четырёх первых Гран-при сезона лидеры чередовали свои успехи — на нечётных лучше работали с резиной машины Ferrari, на чётных — Red Bull Racing. Гонка в Майами сломала эту последовательность, во всяком случае в отношении шин Medium, на которых пилоты сильнейших команд проводили первый отрезок — поначалу темп соперников был равным, но к пятому кругу шины Леклера износились, он начал ошибаться и подпускать Ферстаппена всё ближе.

Шарль оказался в незавидном положении — обгон был неизбежен, либо на трассе, либо за счёт стратегии. Макс дожидаться пит-стопов не стал и уже на 9-м круге наглядно продемонстрировал, что обгонять в Майами можно. Впрочем, к тому моменту Льюис Хэмилтон, начинавший гонку шестым, но пропустивший на старте двух соперников, уже успел провести два обгона, причём в двух разных местах.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

После перехода на шины Hard темп Ferrari стабилизировался, но что-то делать было уже поздно. Ферстаппен успел создать небольшой отрыв, а скорость лидеров оказалась практически идентичной. В свою очередь, Леклер и Сайнс тоже чувствовали себя в безопасности, так как на Red Bull ехавшего четвёртым Переса отказал один из датчиков. Пока мексиканец разбирался с этой проблемой, он потерял семь секунд, и к тому же вынужден был перевести мотор в самый щадящий режим работы до самого финиша.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

Что-то изменить мог только автомобиль безопасности, вероятность появления которого, учитывая особенности трассы, была очень высока. На 41-м круге гонки эти ожидания оправдались — Пьер Гасли, чья AlphaTauri плохо управлялась после контакта с Фернандо Алонсо, оказался за пределами трассы и вернулся прямо перед Ландо Норрисом. Ни один из пилотов не сделал достаточно, чтобы избежать столкновения, и оно, естественно, произошло. Машину Ландо закрутило, McLaren оставил на трассе колесо и кучу обломков, так что сначала был объявлен режим виртуального сэйфти-кара, а затем выехал и реальный.

Автомобиль безопасности сыграл на руку Ferrari, ликвидировав отрыв Ферстаппена, но, честно говоря, стратегический штаб Скудерии в этот момент действовал предельно консервативно. Гонщики ехали на втором и третьем местах, и их отрыва хватало для того, чтобы в случае пит-стопа пропустить только Переса. То есть если бы «красные» разделили стратегию и зазвали в боксы одного из пилотов, то он бы потерял одну позицию, но зато получил шанс не только отыграться, но и побороться за победу.

Читайте на тему:

Проблема была лишь в том, что у Ferrari не осталось шин Medium, а до финиша нужно было проехать ещё около 15 кругов: слишком много для Soft, и слишком мало для Hard. В такой ситуации в Скудерии рассудили, что на старом Hard у Леклера будет больше шансов атаковать Ферстаппена во время рестарта, чем на новом. Их план почти удался, после возобновления гонки Шарль действительно давил на Макса, пару раз даже пробовал с ним поравняться, но, в конечном счете, скорости на прямых не хватило даже с DRS. Это слабое место нынешней машины Ferrari, о чём в Маранелло, конечно, хорошо известно — они надеются разобраться с этим уже в Испании.

В Red Bull Racing комплект свежих шин Medium для Переса нашёлся, но так как его мотор работал в щадящем режиме, опередить Сайнса он в итоге так и не смог. Вся четвёрка лидеров финишировала в том порядке, что установился ещё на 10-м круге гонки. А вот в расстановку сил позади них автомобиль безопасности внёс существенные изменения.

Больше всех пострадал от его появления Валттери Боттас — финн провёл очень одинокую гонку, стартовав после блестящей квалификации пятым и контролируя отрыв от Хэмилтона. После пит-стопа он оказался позади Рассела, но того тоже ещё ждала остановка, так что статус-кво неизбежно был бы восстановлен. Но Джордж вновь, как и в Австралии, дождался подходящего момента для пит-стопа, отыграв на этом по меньшей мере 10 секунд.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

В отличие Мельбурна, здесь Рассел позиции всё же потерял, но оказался на свежих шинах Medium вплотную за Хэмилтоном и Боттасом, ехавших на старом Hard. Обгон был лишь вопросом времени, тем более, что в Mercedes демонстративно умыли руки, позволив своим гонщикам выяснять отношения на трассе. Первая попытка атаки напарника не увенчалась успехом с точки зрения внутрикомандной расстановки, но возымела неожиданный эффект — Валттери, как он позже признался, засмотрелся на соперничество двух пилотов своей бывшей команды в зеркала и допустил ошибку в 17-м повороте. Он чудом избежал контакта со стеной, но обе серебряные машины промчались мимо.

Через пару минут Рассел всё-таки дожал Хэмилтона, даже дважды — после первого обгона дирекция гонки попросила Джорджа вернуть позицию, так как он при этом выехал за пределы трассы. Забавно, ведь перед стартом сезона в FIA дали чётко понять, что больше никаких просьб не будет, но, видимо, дирекция гонки осознала, что зачастую возвращение позиции более простой способ регулирования ситуации, чем официальные судейские штрафы.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

За оставшиеся до финиша несколько кругов на трассе произошло ещё немало событий, самым ярким из которых стало столкновение двух немцев, Мика Шумахера и Себастьяна Феттеля. Многие поспешили обвинить Мика, но после финиша четырёхкратный чемпион мира сам признал свою вину — он совершенно не оставил места на трассе своему визави. Для обоих произошедшее стало очень обидным инцидентом, ведь фактически они вели борьбу за восьмое место, но в итоге оба остались без очков.

Физически восьмым финишировал Фернандо Алонсо, но к моменту получения отмашки клетчатым флагом на нём уже висел 5-секундный штраф за инцидент с Гасли, а после финиша добавился ещё один за срезку, так что в итоговом протоколе испанец остался за пределами десятки. Всё это позволило заработать очки Эстебану Окону, Алексу Элбону и Лэнсу Строллу.

Читайте на тему:

После окончания гонки победителям устроили парад в сопровождении американских полицейских на мотоциклах, а на подиум пилоты вышли в шлемах для американского футбола (Hard Rock Stadium домашняя арена для клуба Miami Dolphins). Как поиронизировал по этому поводу один из журналистов, похоже, организаторы постарались собрать в своём шоу все классические стереотипы об Америке, которые только существуют.

Благие намерения: обзор первого в истории Гран-при Майами

В целом же первый Гран-при Майами оставил двойственные впечатления. Очевидно, что промоутеры приложили колоссальные усилия для того, чтобы сделать этот уик-энд действительно ярким событием как для Формулы-1, так и для американских болельщиков, и не случайно паддок буквально ломился от звёзд американского спорта, шоу-бизнеса и других селебритис, включая жену бывшего президента США Мишель Обаму. Но чем больше они старались, тем больше поводов для шуток появлялось у завсегдатаев паддока. В полном соответствии с известной поговоркой: «Хотели как лучше…»

С другой стороны, Гран-при вызвал неподдельный интерес в США, установив рекорд по телепросмотрам среди всех когда-либо показанных в прямом эфире гонок Формулы-1. Потенциал у этапа в Майами велик, причём как у этапа, так и у трассы. Нужно лишь провести грамотную работу над ошибками и не пытаться заново открывать Америку.

Новости партнёров

Новости партнёров