Загрузка...
22 декабря 2014, 15:32

Между ланчем и обедом

Мы посмотрели, как собирают «Роллс-Ройсы» на заводе в Гудвуде

Фото компании Rolls-Royce
Михаил Цымбал

На сборку одного «Роллс-Ройса» уходит от пяти до семи месяцев, а если вы заказали уникальные опции, вроде обивки сидений кожей дикого крокодила гавиала или коврики из баргузинского голубого соболя, то и того больше. «Мотор» побывал на заводе Rolls-Royce в британском Гудвуде и посмотрел, на что сотрудники предприятия тратят столько времени, помимо ланчей и традиционного «файв-о-клок».

Гудвудский завод Rolls-Royce по меркам истории этой британской марки очень молодой. Его постройка началась в 2000 году – через два года после того, как право на использование британского бренда перешло концерну BMW. Проект здания разработал известный британский дизайнер Николас Гримшоу, а первый автомобиль сошел с конвейера предприятия в 2003 году. Впрочем, это и конвейером поначалу назвать было сложно – первое время на предприятии трудилось около 500 человек, которые за первый год работы собрали чуть больше трехсот машин. А расчетная мощность производства на первом этапе вообще не превышала 1000 автомобилей в год.

Ведь каждый Rolls-Royce должен был оставаться эксклюзивным.

Гудвудский завод Rolls-Royce во многом уникален. Он находится в одном из автомобильных центров Великобритании - совсем рядом находится усадьба Гудвуд, где проводится одноименный Фестиваль скорости, а также гоночный трек. Сам завод получился компактный и экологически дружелюбный к окружающей среде. На его крыше находится плодородный грунт, на котором растет трава, и в котором свои гнезда устроили местные птицы.

Площадь завода составляет 22 500 квадратных метров.

Поначалу все так и шло. До 2007 года Rolls-Royce выпускал меньше тысячи машин ежегодно, а первые несколько лет на новом предприятии собирали всего две модели: обычный Phantom и его удлиненную на 250 миллиметров версию. Лишь спустя четыре года на конвейере появился исполинских размеров кабриолет Drophead Coupe; еще через год – купе с жестким верхом, которое называлось Phantom Coupe.

Но на продажи выход новых версий "Фантома" повлиял незначительно – спрос вырос всего на 100-200 машин в год. Конечно, свои коррективы тогда внес и финансовый кризис 2008 года, и его затянувшиеся последствия.

Все изменилось в 2010 году, когда был представлен компактный и доступный (и то, и другое – по меркам "Роллс-Ройса", конечно) седан Ghost: благодаря новой модели продажи британского бренда выросли почти в 2,5 раза. В течение следующих трех лет модельная линейка Ghost увеличилась до четырех моделей – это седан со стандартной базой, с удлиненной, кабриолет и купе Wraith, самая свежая и самая горячая новинка британцев. В результате продажи в 2013 году достигли рекордной отметки в 3630 экземпляров, а по итогам 2014 года эта цифра вплотную подберется к 4000.

Означает ли это, что Rolls-Royce потерял свой эксклюзивный статус? Судя по увиденному на заводе, нет.

Сегодня, спустя десять лет после своего открытия, завод Rolls-Royce в Гудвуде выглядит точно так же, как на фотографиях из архива. Невысокое здание со стеклянными стенами, окруженное идеально подстриженными британскими газонами и маленьким прудиком. Вот только теперь в его стенах трудятся уже втрое больше сотрудников, которые способны собирать по 20 автомобилей в сутки. Но, как и прежде, вручную.

Чтобы попасть в производственную часть завода (сюда водят не только журналистов, но и продавцов "Роллс-Ройсов" со всего мира и потенциальных покупателей), придется потратить несколько минут на подбор экипировки. Каждому посетителю выдают халат цвета кофе с молоком с вышитым вензелем RR и черные "оксфорды" на толстой подошве и с усиленными носами – наверное, защита на тот случай, если из кармана вывалится слиток золота, который вы хотели оставить в качестве предоплаты за свою будущую машину.

Зато нет никаких формальностей и многочасовых инструкций по безопасности перед входом в сборочный цех. Все, о чем просят посетителей – не трогать автомобили и детали на конвейере (чтобы не испортить), и не снимать без спроса готовые машины. Потому что, как говорят сотрудники предприятия, клиент должен увидеть свой "Роллс-Ройс" первым, а не наткнуться на его фотографии в фейсбуке.

>
Reload
1 / 4

Внутри – неожиданная тишина, чистота и покой. Никакой спешки или нервозности – каждый занимается своим делом. Не хватает только расслабляющей музыки и картин на стенах. Впрочем, произведения искусства тут заменяют огромные прозрачные стены, через которые можно любоваться окрестностями.

Сборочных линий на заводе Rolls-Royce всего две и расположены они буквой "Т". На "ножке", собирают автомобили из линейки Ghost, а на короткой "поперечине" – большие "Фантомы" и его модификации. Такое разделение имеет обоснование: сборка "Гостов" производится на 16 постах, на каждом из которых будущий автомобиль проводит ровно 49 минут, а постов для сборки модели Phantom – 11, но на каждом будущий автомобиль замирает на 2,5 часа.

Все работы ведутся вручную – даже тележки с кузовами между постами сотрудники завода перекатывают сами. И лишь на самых трудоемких операциях – вроде установки массивной передней панели в сборе или на этапе "женитьбы" кузова и шасси – используются механизированные манипуляторы.

Моторы на завод поступают в собранном виде, и пока кузов будущего "Роллс-Ройса" нашпиговывают шумоизоляцией, проводами и кожаными сиденьями, на отдельной ветке собираются шасси: двигатель, трансмиссия, узлы подвески и тормозные механизмы. Процедура "женитьбы" кузова и "тележки" занимает совсем немного времени -- шасси "в сборе" крепится всего 16 болтами.

Кузова для будущих "Роллс-Ройсов" поступают на завод в сваренном виде (их привозят из Германии), но окрашиваются уже в Гудвуде, в отдельном цехе. И даже в этом рутинном, по сути, процессе роботам доверили только самую простую и незамысловатую работу: базовую окраску кузова "в массе", на которую уходит около 40 литров краски. Как только кузов высыхает, к работе приступают живые люди: они наносят слой лака, дожидаются его застывания, полируют и… повторяют эту процедуру еще четыре раза. Итого – пять слоев лака и шесть дней, которые требуются только на окраску кузова.

Если клиенту не понравился ни один цвет в уже существующей гамме красок Rolls-Royce, он может попросить создать ему уникальный оттенок - этим на заводе занимается целый отдел. Они подбирают цвета, тестируют их при дневном и искусственном освещении, проверяют устойчивость к повреждениям. На заводе есть несколько интересных историй про краску: например, один клиент захотел, чтобы его "Роллс-Ройс" под солнцем светился, как золотой. Чтобы добиться этого эффекта, пришлось добавить по 19 граммов золота в каждый литр краски (всего ушло около килограмма золота). А одна дама попросила покрасить машину в любимый оттенок розового, а чтобы сотрудникам было проще подобрать цвет - отправила на завод свою помаду. Подобрали! А помада теперь выставлена в мини-музее.

Роллс-Ройс или автобус?

Для китайского рынка "Фантомы" приходится укорачивать на 10 сантиметров. Это делают путем установки других бамперов -- в противном случае водителю придется получать "автобусные" права, а на машину повесят желтые "автобусные" номера.

Но и это еще не все. Если клиент пожелает нанести на кузов фамильный вензель или контрастную полосочку шириной в пару миллиметров (самолеты со звездами и волков на бортах тут пока, к счастью, не рисуют) – это займет еще пару рабочих дней. Или больше: "коуч-лайн пэйнтер" – "художник по рисованию полосок" – на заводе всего один, а на отрисовку одного элемента на борту "Фантома" (вручную, простой кисточкой) у него уходит от трех до пяти часов. А работы у него немало – по словам сотрудников компании, сейчас десять из десяти автомобилей, предназначенных для рынка Китая, уходят клиентам с какими-нибудь рисунками на кузове.

У рисовальщика полосок на бортах очень кропотливая работа - он не пользуется никакими приспособлениями, кроме кисточки и упора для руки. На вопрос, а что будет, если у художника дрогнет рука, наш экскурсовод ответил: "Это невозможно".

Впрочем, работа над каждым "Роллс-Ройсом" начинается задолго до того, как кузов будущего автомобиля выйдет из покрасочного комплекса. Ведь к моменту, когда сверкающую полированными боками заготовку для RR Phantom или Ghost тщательно укроют защитными чехлами (чтобы не повредить случайным касанием) и отправят на сборочную линию, на складе должны быть собраны в специальные пронумерованные контейнеры все нужные детали, включая кнопочки и провода, элементы отделки интерьера из дерева и кожи; сиденья должны быть обтянуты именно в тот цвет, который клиент выбрал на момент заказа своего автомобиля, с прострочкой нитками нужного цвета и ровно с той вышивкой, эскиз которой он нарисовал карандашом на салфетке, опаздывая на следующую встречу на другом континенте. А это требует уйму времени.

>
Reload
1 / 4

Например, изготовление всех деталей из дерева для "Фантома" даже в самом простом случае – когда клиент выбрал один из базовых вариантов отделки и не попросил изобразить с помощью разнофактурного шпона портрет Моны Лизы на передней панели – занимает месяц. Для RR Ghost – две недели. Каждый элемент деревянной отделки – это литая алюминиевая заготовка, на которую сначала вручную наклеивают 16 слоев шпона (с дополнительной прослойкой из алюминия, для жесткости), а затем наносят пять слоев лака, с ручной полировкой каждого из них. Рисунок шпона подбирается вручную, чтобы находящиеся рядом детали не выглядели как пазл, собранный сумасшедшим, а все дефекты дерева убираются особой группой флегматичных краснодеревщиков, которые тщательно подбирают краску для заделки царапин или с помощью пинцетов и клея заменяют поврежденные фрагменты шпона на целые.

И не дай бог человек, проверяющий качество каждой детали на отдельном стенде под очень яркой лампой, найдет на ней хотя бы малейший изъян – заставит все переделывать.

Специалистов, которые умеют и любят работать с деревом, сейчас уже готовят внутри компании – нанимают молодежь и учат ее год за годом. А в 2003-м, перед открытием завода, специалистов искали повсюду, причем главными поставщиками кадров были производители дорогих яхт.

Листы шпона, необходимые для работы отдела краснодеревщиков на один день, хранятся в огромном "хьюмидоре" -- помещении, в котором поддерживается постоянная высокая влажность (чтобы листы не трескались и не ломались при работе) и температуре +25 градусов Цельсия.

С кожей такая же история. Работа это долгая и кропотливая: обтяжка кожей одной детали интерьера занимает в среднем четыре часа. Всего на машину уходит от восьми (RR Ghost и Wraith) до 11 (RR Phantom) шкур целиком. Причем в дело идут только быки – телкам здесь не место.

Перед тем, как стать украшением интерьера "Фантома" или "Госта", каждая шкура проходит проверку на наличие повреждений – следов от укусов насекомых, царапин, шрамов. Проверяющие отмечают все проблемные места мелом, облегчая работу закройщика.

Все шкуры тщательно просматриваются на наличие дефектов. Этой работой занимаются в основном женщины - они более внимательны и лучше переносят монотонную работу.

Окраской шкур на заводе Rolls-Royce не занимаются – по заказу британцев это делают поставщики. Но вышивка вензелей и тиснение, а также разработка уникального макета отделки интерьера – все это делают внутри компании. Типовые задачи решают рядовые сотрудники соответствующего отдела, а на самые сложные и дорогие проекты выделяется персональный дизайнер, который рисует макеты, согласовывает их с заказчиком, а затем контролирует процесс изготовления нужных деталей. Во время нашего визита он закопался в стопке образцов кожи розового цвета, выбирая подходящий оттенок для одного из новых клиентов.

На фотографии слева внизу идет разметка шкуры под раскрой. Справа мелом обведены "проблемные" места на шкуре.

Но вкусы клиентов тут не обсуждают. "Мы не выступаем в роли полиции стиля и не навязываем свое мнение, – говорит менеджер подразделения Bespoke Гейвин Хартли. – Если клиент хочет что-то необычное – мы делаем. Ярко-зеленый интерьер? Пожалуйста! Необычная окраска кузова? Да какая угодно".


#####Что можно сделать в рамках программы Bespoke

>
Reload
1 / 6

Переносной бокс с набором для чаепитий и системой хранения посуды.


Однако сами сотрудники Rolls-Royce отмечают, что еще несколько лет назад такого буйства фантазии у покупателей не наблюдалось. Все изменилось с выходом на рынок семейства Rolls-Royce Ghost – благодаря ему пул клиентов британской марки заметно помолодел, а покупатели все чаще стали ездить за рулем самостоятельно. А значит, теперь им требуется не просто "Роллс-Ройс", а уникальный, запоминающийся "Роллс-Ройс". Не такой, как у других. Вот почему сейчас 82 процента "Гостов" заказывают с опциями из программы Bespoke, а для "Фантомов" этот показатель еще выше – 92 процента.

Получается, что клиенты Rolls-Royce платят безумные деньги за автомобиль, который приходится ждать по 6-10 месяцев, и который затем невозможно продать – ну кому нужен "Роллс" с вышитой на сиденьях мордочкой панды или арабской вязью на весь борт? "Но владельцы Rolls-Royce покупают свою машину не для того, чтобы продать ее через пару-тройку лет, – говорит Франк Тиманн, главный пиарщик британского офиса Rolls-Royce. – Для большинства из них покупка нашего автомобиля – событие, сравнимое с приобретением дорогой картины или предмета искусства. Иногда это спонтанное решение, но чаще всего – тщательно обдуманное".

Конечно, по словам Франка, у Rolls-Royce достаточно "коммерческих" клиентов – отелей, прокатных контор, корпоративных клиентов, которые используют машины для бизнеса, а затем меняют на новые. Но как раз они чаще всего заказывают "обычные" седаны строгих цветов и со сдержанными интерьерами. Частные клиенты предъявляют куда больше требований к своему "Роллс-Ройсу".

В конце сборочной линии все машины заправляются техническими жидкостями и получают заряженные аккумуляторы. Кроме того, им устраивают проверку - выезжают на них на специальную трассу, а также проверяют лакокрасочное покрытие, подгонку деталей и герметичность всех уплотнений в специальной "дождевальной" камере.

"У нас есть крупный клиент – бизнесмен Майкл Фукс, который каждый год заказывает какой-нибудь уникальный автомобиль, а затем выставляет его на Конкурсе элегантности в Пеббл-Бич. Один раз это была машина, в которой весь салон затянут белой кожей, включая пол, – рассказывает Тиманн. – Необычно? Очень! Но эту машину увидел другой клиент и попросил себе точно такую же отделку". "Вообще-то, мы не обсуждаем своих клиентов, но Майкл Фукс разрешил упоминать свое имя публично, – добавляет Франк. – Ведь на его коллекцию автомобилей, включая «Роллс-Ройсы», может полюбоваться любой желающий – его выставка открыта для посещения".

В коллекции Фукса есть не только кхм... "необычные Роллс-Ройсы" (как вам этот цвет?), но и множество других автомобилей -- от Ferrari и McLaren до Bugatti.

Рассказывая о владельцах "Роллс-Ройсов", Тиманн перелистывает на экране фотографии. Вот американец в шортах с доской для серфинга позирует у кабриолета RR Phantom; арабский шейх стоит у золотистого седана; отец с сыном на фоне британских холмов и еще одного кабриолета катаются на лошадях; ничем не примечательная с виду семейная пара у своего "Фантома", а на следующем слайде – знаменитость рядом с розовым RR Ghost.

Один клиент заказал себе купе темно-синего цвета с очень сдержанной отделкой салона в классическом стиле. "Оказалось, что у его дедушки есть раритетный Rolls-Royce, и наш покупатель захотел сделать ему подарок – точно такой же автомобиль, только новый". Франк, кажется, знает кучу таких историй. "А еще у нас был заказ на купе ярко-лимонного цвета с таким же ярким салоном – его купила пожилая семейная пара из Германии, которые теперь колесят на своем Rolls-Royce по всей Европе. Я с ними недавно познакомился лично".

Подразделение Bespoke занимается не только удовлетворением требований заказчиков, но и разрабатывает для Rolls-Royce коллекционные серии автомобилей. Как, например, этот кабриолет Waterspeed, выпущенный в честь лодки, установившей рекорд скорости на воде в 1937 году. Лодка, к слову, приводилась в движение двигателем Rolls-Royce.

Главным рынком для Rolls-Royce пока остается США. На втором и третьем местах идут Ближний Восток и Китай, и лишь потом - Европа, Индия и так далее.

«Это может прозвучать нелогично, но мы не пытаемся конкурировать с другим игроками премиального авторынка. Наши главные конкуренты в борьбе за клиента – производители предметов роскоши. Часовые фирмы, производители украшений, яхт, самолетов. Посмотрите на эту фотографию с нашего пресс-сайта, – Франк показывает картинку, на которой изображена мужская рука, касающаяся фигурки «Дух экстаза» на капоте «Фантома». – Часы на его руке стоят дороже нашего автомобиля».

В России - еще до того безумного ралли, которое устроили доллар и евро на российском рынке, - RR Phantom стоил от 24 миллионов рублей, а Ghost - примерно вдвое дешевле.

И как заставить человека, у которого все есть, купить Rolls-Royce? Доказать ему, что он приобретает не просто "еще одну машину", а нечто совершенно особенное. Вот почему британцы стараются привезти потенциальных клиентов на свой завод в Гудвуде – чтобы продемонстрировать, что процесс сборки "Роллс-Ройсов" отличается от сборки любой другой машины, как производство газировки от купажирования виски. И там, и там что-то смешивают, но результат получается совсем разный.

И знаете, это работает. Посмотрев, сколько ручного труда вкладывают сотрудники Rolls-Royce в каждый автомобиль, вдруг понимаешь, что британцы просят за свои машины не так уж и много. Особенно по сравнению с производителями современных суперкаров ценой в 1,5-2 миллиона евро. Поэтому у меня вопрос: вы случайно не видели, в какой карман я положил свой слиток золота?

#####История одной фотографии

На заглавной иллюстрации к нашей статье -- фрагмент выступления певца Грегори Портера (Gregory Porter) на заводе Rolls-Royce в Гудвуде, которое прошло в сентябре 2014 года. Обладатель Грэмми спел для сотрудников предприятия несколько песен, а затем отправился на фестиваль iTunes, где он был одним из хедлайнеров.

Теги:
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...