Загрузка...
19 ноября, 9:45

Атака клонов

Стать настоящим гонщиком за рулем российского спорткара Shortcut — сколько это стоит?

© DK Racing, Максим Черствов, Самарин Руслан
Российский автоспорт отличается от британского примерно как Лада Веста от Ягуара F-Type. У них — лучший в мире кузовной чемпионат BTCC с многомиллионной аудиторией и тридцатью машинами в одной секунде, у нас — вялая Российская серия кольцевых гонок (РСКГ) с пустыми трибунами. На более доступном уровне разница и вовсе убийственная! Через мгновение погаснут красные огни светофора — и я за рулем отечественного спорткара Shortcut промчу этап новой и пока еще совсем скромной гоночной серии DK Racing Cup. Только представьте: в Англии гонки на таких машинках регулярно собирают по сорок участников. Неужели, так будет и у нас?

О том, что такое Shortcut и как он едет, мы уже рассказывали достаточно подробно. Пять лет назад двое мозговитых и, что не менее важно, рукастых выпускников МАИ, Глеб Мишугин и Виктор Завадский, задумали сделать собственный спорткар по образу и подобию английского родстера Lotus Seven. Просто для души и чтобы иногда кататься по треку. Спустя несколько лет у ребят появились инвесторы, и в конце 2016-го то, что начиналось в качестве хобби, переросло в серьезный автоспортивный проект под названием DK Racing.

Сейчас DK Racing — это конструкторское бюро, хорошо оснащенная производственная база на Рублево-Успенском шоссе, гоночная команда и, собственно, сам Shortcut. В его основе — стальная пространственная рама с интегрированным каркасом безопасности и форсированный до 170 сил вазовский шестнадцатиклапанный мотор 1.6 на дросселях. Плюс доработанная пятиступенчатая «механика» от «классики», задний мост с блокировкой дифференциала, неплохо настроенное шасси и никакой вспомогательной электроники.

Тем, что Shortcut весит всего 500 кг, мчит по гоночной трассе в темпе Porsche Cayman S, хотя стоит при этом 1,2 млн рублей, уже никого не удивишь. Гораздо интереснее, что за два года с момента основания DK Racing удалось построить уже тридцать машин. Несколько используются командой в качестве тестовых и запасных, своя есть у Мишугина, но большинство продано частным клиентам, причем шесть Шорткатов даже приобрели в виде кита, то есть комплекта для самостоятельной сборки, который на 145 тысяч дешевле.

Я помню, как Shortcut периодически барахлил на заездах в прошлом году, слышал и жалобы одного из клиентов на качество сборки и сорванные сроки подготовки машины, но сейчас многие недочеты устранены. Доработана конструкция, решены проблемы с поставщиками, и, как показала моя гонка, улучшена надежность.

Немало было скепсиса и в отношении безопасности. Главный вопрос — выдержат ли каркас и рама серьезную аварию? Конечно, Shortcut «разбивали» в специальных компьютерных программах, но реального краш-теста никто не проводил. И он случился прямо во время трек-дня на автодроме Moscow Raceway.

Неопытный горе-пилот не рассчитал свои способности и в одном из поворотов отправил машину, а заодно и сидящего справа тренера, опытнейшего кольцевика Михаила Лободу, прямиком в стену из покрышек на скорости около 85 км/ч. Конструкция, на удивление, отработала как следует, так что все отделались легким испугом.

Вот и дотошный Андрей Брусникин, председатель комитета спортивной техники Российской автомобильной федерации, доволен. Говорит, что DK Racing и РАФ проделали вместе большую работу, благодаря которой Shortcut превратился в безопасный гоночный автомобиль, отвечающий международным требованиям FIA.

Пришлось повысить качество изготовления каркаса, закрепить на дугах защитные энергопоглощающие буферы на случай контакта со шлемом, сделать подголовник, натянуть с водительской стороны страховочную сетку, а также добавить дополнительную защиту топливного бака. Для чего столько возни?

Ради настоящих очных гонок! Ведь в DK Racing с самого начала грезили идеей о сравнительно доступном монокубке на Шорткатах. Правда, пока масштаб дебютного сезона DK Racing Cup получился весьма скромным, потому что весь 2018-й состоял из четырех этапов. Но, как оказалось, дело не столько в количестве гонок, сколько в их качестве.

«В эти выходные Shortcut зовет тебя проехать гонку в Нижнем Новгороде!» — обрадовал меня звонок главреда в начале недели. А дальше понеслась…

Прежде всего, нужно было приехать на базу DK Racing, чтобы залить так называемый ложемент, то есть индивидуальное сиденье пилота, а точнее, вкладку на подобие той, что используется картингистами. Процесс, надо сказать, забавный.

Огромный пакет наполняют строительной пеной, кладут его в машину и выжидают несколько минут, чтобы смесь стала чуть плотнее, а затем на это «желе» садится сам пилот. И не просто садится, а замирает примерно на полчаса, чтобы пена схватилась и приняла форму тела.

>
Reload
1 / 11

От получившейся «скульптуры» отрезают все лишнее, оборачивают ее армированным скотчем, а поверх него — цепкой черной замшей. Кстати, для ложемента можно использовать и специализированную пену, но она, понятное дело, дороже.

Затем пришлось побеспокоить знакомых, чтобы одолжить омологированную гоночную экипировку, так как кроме своего комбинезона у меня ничего не было, а покупка шлема, системы HANS для защиты шеи, ботинок и полного комплекта несгораемого белья обошлась бы в сто с лишним тысяч рублей.

>
Reload
1 / 2

И наконец, понадобилось посетить спортивный диспансер, чтобы взять справку, необходимую для получения национальной гоночной лицензии категории «Е». Для автоспортсменов она является начальной, и выдают ее при наличии обычного водительского удостоверения.

Наш новенький Shortcut собрали буквально за неделю до этапа, настроили и отправили на Нижегородское кольцо, а черный цвет и британское гоночное наследие позволили не задумываться о дизайне машины. Золотистые контуры и надписи — это ностальгия по легендарной ливрее John Player Special, под которой команда Lotus громила соперников в Формуле-1 в 70-х.

>
Reload
1 / 2

Для меня этот Shortcut уже второй в «карьере», и я не заметил особого разброса в настройках шасси. Это все тот же понятный и сравнительно простой в управлении спорткар, который без упрямства и сноса заныривает даже в крутые повороты, но при этом не требует крепких навыков управления мощным заднеприводным автомобилем.

Это не значит, что вести Shortcut на пределе сможет любой таксист, если вдруг захочет потратить на гонку свою месячную зарплату. Разумеется, нужно быть в теме и понимать принципы гоночного вождения, но всего через несколько кругов вкатываешься, входишь в ритм, и Shortcut, словно привставая на цыпочки, едет на грани легких скольжений.

>
Reload
1 / 11

Этап DK Racing Cup проходит одним днем, но имеет не совсем обычный формат. После тренировок и квалификации участников ждут целых три очных заезда со стартом с места: два так называемых хита по 5 кругов каждый и финальная 20-минутная гонка. В сумме — полтора часа чистого трек-тайма.

Причем квалификация определяет порядок старта в первом хите, во втором хите первая шестерка стартует в обратном порядке, а решетка на основную гонку формируется по очкам, набранным в хитах.

>
Reload
1 / 3

Идея в том, что короткие пятикруговые заезды не дают пилотам рассредоточиться по трассе и не позволяют заскучать заведомо медленным — всегда есть шанс, что лидеры попадут в стартовую заварушку. А основная гонка (15 кругов) является своеобразной кульминацией, и за нее даются двойные очки.

Расклад сил у нас стал ясен еще в квалификации, но именно благодаря гибкому формату в итоге не обошлось без сюрпризов. Быстрейшим оказался сам Глеб Мишугин, на 0,4 секунды от него отстал Артем Викторов, взявший Shortcut в аренду, а мне удалось забраться на третью позицию, проиграв Мишугину 0,8 секунды.

Позади меня остались… нет, не десять, не семь и даже не пять, а всего лишь три пилота. У двоих из них — тоже аренда, у последнего — тот самый Shortcut, купленный в виде кита для сборки. Так что, на старт третьего этапа DK Racing Cup вышли только шесть машин.

В первом хите соперники сами практически подарили мне победу. Сначала Мишугин опоздал на стартовую решетку, за что был отодвинут на последнюю позицию, а затем еще двое пилотов почему-то приняли прогревочный круг за боевой и тоже отправились в конец.

Я довольно много ездил по треку в формате тайм-аттак, то есть просто на время круга, но в очных гонках участвую впервые, и по-моему лучшее, что в них есть, помимо самой борьбы с соперниками, — это старт с места. Выжимаешь сцепление, включаешь первую передачу, смотришь на светофор и, прислушиваясь к хрипу мотору, стараешься держать оптимальные обороты. У Шортката — чуть меньше трех тысяч. И в мгновения перед тем, как погаснет красная люстра, все вокруг словно замирает.

Перестановки на стартовой решетке привели к тому, что быстрые ребята застряли за более медленным Олегом Чеботаревым, и, удачно стартовав, я без проблем умчался к победе. Второй хит я начал с четвертого места, прорвался на второе, потом меня едва не развернуло в первом повороте, но я все-таки поймал машину и финишировал третьим. Итог — поул в основной гонке!

Под конец дня я предвкушал ожесточенную борьбу, ведь прямо позади меня были трое быстрых пилотов, включая Мишугина, но они снова начудили! Глеб замешкался на старте, а Викторов врезался в Сергея Баратова, и для обоих гонка была испорчена.

Так что я сохранил лидерство и поехал в одиночестве, проигрывая Мишугину по секунде с круга. В конце концов, примерно на середине дистанции он обогнал меня и выиграл гонку на машине собственной конструкции, как в свое время это делали легендарные Джек Бребэм и Брюс Макларен. Получилось символично.

А у меня остались смешанные чувства. С одной стороны, этап выдался успешным, ведь получилось завоевать серебро в основной гонке, я получил кучу удовольствия от езды по треку, а Shortcut за два дня даже ни разу не закапризничал и отработал как часы. У соперников, правда, мелкие проблемы все-таки были. Единственное пожелание — немного поработать с настройками шасси, чтобы Shortcut лучше заезжал в быстрые правые повороты. Именно в них мне мешала недостаточная поворачиваемость.

>
Reload
1 / 2

Но с другой стороны, очная борьба, считай, прошла мимо меня, и большую часть всей дистанции я проехал в формате банального тайм-аттака. Увы, с маленьким количеством участников это практически неизбежно.

Теперь вдумайтесь, что творится в Англии, где на автомобилях, подобных Шорткату, регулярно сражаются по сорок человек! Понятно, что сравнивать Россию с самой автоспортивной нацией на планете — это жестоко, но при всей относительной доступности DK Racing Cup — удовольствие не бесплатное. Если брать машину в аренду, то один этап обойдется в сумму от 100 до 140 тысяч рублей, а владельцу Шортката придется заплатить 15 000 рублей в качестве стартового взноса.

Да, это почти в четыре раза дешевле, чем этап РСКГ в классе «Национальный», но и за эти деньги участники хотят получать максимум очной борьбы, а не тайм-аттака. К сожалению, пока ни один из этапов DK Racing Cup не собирал больше восьми машин, хотя до Нижнего Новгорода по разным причинам не доехали еще четыре клиента.

При таком раскладе несколько моих обеспеченных знакомых, регулярно выступающих на треке, считают нынешний ценник DK Racing Cup неоправданным. Им нравится концепция легкого и быстрого заднеприводного автомобиля, но они выбирают передний привод и альтернативный чемпионат под названием National Light Series, который уже седьмой год проводит трасса Нижегородское кольцо совместно с областной федерацией автоспорта.

В NLS едут Лады Калины, подготовленные по классу «Национальный», сезон состоит из пяти этапов по две гонки каждый, но главное, что на старт выходит под двадцать машин, а цена участия примерно в два раза меньше, чем в DK Racing Cup, и сравнима с бюджетом хорошего любительского тайм-аттака. Да, трасса, скорее всего, работает в минус ради собственного престижа, зато пилотам от этого только лучше.

Борьба в NLS нередко доходит до контактов и длится большую часть дистанции. Плюс есть система весовых гандикапов, которую в DK только собираются ввести, — когда тех, кто финишировал впереди довешивают балластом, чтобы уравнять шансы — и официальный статус РАФ. С такими вводными пилотам уже совершенно неважно, что все пять этапов проводятся на одной трассе, хотя география DK Racing Cup включает не только трек в «Нижнем», но еще и Moscow Raceway, «Смоленское кольцо» и даже самый быстрый российский автодром в Казани.

>
Reload
1 / 11

С 2015 года NLS числится чемпионатом Нижегородской области, а в DK Racing Cup надеются получить официальный статус через год-два, но для этого придется заманить больше участников. Конечно, глупо требовать от молодой серии аншлага в первый год существования, но я постарался на контрасте описать вам положение дел, и очень надеюсь, что в DK Racing подойдут к развитию своего кубка грамотно.

«Пусть снижают ценник — и мы поедем!» — в один голос твердят мои знакомые. Да что там, если через пару лет у DK Racing получится собирать на старте по двадцать Шорткатов, то я и сам с удовольствием потрачу на один из этапов кругленькую сумму. Все — ради очной борьбы.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...