8 мая, 10:16

Десять ответов на нестыдные вопросы про Нюрбургринг

Что особенного в немецкой гоночной трассе, отчего все хотят поставить её рекорд?

Кажется, нет ни одной гоночной трассы в мире, которая была бы настолько на слуху, как немецкий автодром «Нюрбургринг».

Взгляните хотя бы в заголовки новостей: только за апрель на «Моторе» вышло пять заметок на эту тему, а всего на нашем сайте свыше семисот текстов с упоминанием автодрома. Чаще журналисты пишут только про Лады да Логаны с Солярисами!

В Porsche поставили рекорд, в Lamborghini перекрыли рекорд Porsche, горячий хэтчбек поймали на испытаниях, а вот посмотрите сумасшедший онборд, а вот впечатляющая авария...

За что любят Нюрбургринг журналисты-новостники — понятно: это автоматический генератор инфоповодов, почти что вечный двигатель! Для фанатов автоспорта культовый статус «Нюрбургринга» — тоже нечто само собой разумеющееся.

Мы в редакции «Мотора» считаем себя людьми с бензином в крови, и решили ответить на естественный, хотя и непроговариваемый обычно вопрос обычных читателей: а что все так носятся с этим «Нюрбургрингом», чего в нём необычного? И почему производители суперкаров, «горячих хэчтбеков» и другой быстроходной техники так стремятся установить рекорд прохождения именно этой трассы? Итак, десять главных тезисов про Нюрбургринг...

Возраст

Построенный в 1927 году в Айфелевых горах комплекс «Нюрбургринг» — одна из старейших в мире трасс, функционирующих по сегодняшний день. Здесь воспитаны целые поколения гонщиков: по сути, это один из ключевых пунктов, где формировалась автомобильная культура Германии, её автоспорт. Да что там Германии — всей Европы!

>
Reload
1 / 6

1927 год: первые соревнования на Нюрбургринге

Среди стационарных трасс старше Нюрбургринга лишь «старая кирпичница» в Индианаполисе (США, 1911 год) и автодром в Монце (Италия, 1922 год).

Огромная длина

Длина типичной современной трассы вроде подмосковного Moscow Raceway обычно составляет 4-5 километров. Асфальтовое полотно «Северной петли» Нюрбургринга простирается на 20,8 километра, а в сумме с «Кольцом Гран-При», на котором проходят гонки Формулы-1, длина трассы лишь немного не дотягивает до 26 километров. (Такова дистанция в гоночном режиме. Любителям проехать полный круг по «Северной петле» нельзя, и для них трасса на 200 метров короче — 20,6 километра).

Затерянная в лесах вокруг деревни Аденау, «Северная петля» Нюрбургинга кажется бесконечной

Конечно, среди гоночных трасс можно найти и более длинные. Например, круг в мотогонке Isle of Man TT составляет 60,7 километра; участники гонки Targa Florio проезжали за один круг 72 километра. Но всё это — временные трассы, нарезанные из фрагментов обычных дорог (на острове Мэн и на Сицилии соответственно). А вот стационарных автодромов такого циклопического размера просто не существует.

Естественность

«Северная петля» идеально вписана в ландшафт старых Айфелевых гор.

Эта гоночная трасса похожа не на специально обустроенный автодром, а на горную дорогу — сложную, коварную, скоростную. Узкая лента асфальта вьётся по склонам и ныряет в слепые повороты, а за отбойниками — лес, из-за которого трассу прозвали «Зелёным адом». Кочковатый местами асфальт совсем не напоминает гладкое как стекло покрытие современных автодромов.

>
Reload
1 / 2

Между этими кадрами больше шестидесяти лет. А «Северная петля» всё так же вьётся среди холмов...

Этой естественности не увидишь в современных автодромах: она роднит Нюрбургринг с другими классическими трассами — бельгийской Спа, британским Донингтоном, финской Ахвенисто и латвийской Бикерниеки.

Высокая скорость

Нюрбургринг проектировали, исходя из возможностей машин двадцатых годов. А они были маломощными (самые совершенные гоночные машины едва достигали отметки в 200 лошадиных сил), имели крайне слабые тормоза и узкие скользкие шины.

>
Reload
1 / 2

Ходовые виражи — вот что формирует характер трассы

Поэтому на трассе множество ходовых виражей — перед которыми не нужны глубокие торможения, и скорость нужно «заносить» внутрь поворота. От водителя «Северная петля» требует тонкого чувства баланса и недюжинной смелости — зато ехать интересно даже на слабом автомобиле.

>
Reload
1 / 2

Помимо бесконечных поворотов «Северная петля» славится двухкилометровым прямиком Döttinger Höhe. Самые мощные серийные машины вроде Porsche 911 GT2 RS преодолевают здесь отметку 300 километров в час

Благодаря этим особенностям даже скромный 136-сильный хэтчбек Suzuki Swift Sport в руках опытного пилота способен пройти 20,6 километра трассы со средней скоростью почти 140 километров в час. А обладатель рекорда трассы среди серийных автомобилей — суперкар Lamborghini Aventador LP770-4 SVJ — в прошлом году прошёл «Северную петлю» со средней 183 километра в час, за 6 минут и 44,97 секунды.

Каждый год Нюрбургринг принимает суточную гонку

Бесконечные повороты

Считается, что в «Зелёном аду» 154 поворота. Естественно, за рулем маломощной машины кажется, будто их меньше — а вот за рулем быстроходного суперкара трасса превращается в сплошную череду виражей.

>
Reload
1 / 2

На «Северной петле» Нюрбургринга свыше полутора сотен поворотов

Самые характерные виражи давно уже получили имена собственные. Hatzenbach («шумный ручей»), Hocheichen («высокие дубы»), Flugplatz («взлётная полоса»), Schwedenkreuz («шведский крест»), Fuchsröhre («лисья труба»), Ex-Mühle («бывшая мельница»), Karussell («карусель»), Schwalbenschwanz («ласточкин хвост»)... Для фаната эти слова — настоящая поэзия!

>
Reload
1 / 3

Из-за сложного рельефа есть несколько мест, которые проходятся с отрывом всех колес

За каждым таким заклинанием — свой секрет. «Бергверк» обманывает тенью от деревьев, в которой асфальт остывает, и сцепление шин с покрытием падает. «Лисья труба» Fuchsröhre проверит на прочность подвеску — компрессия на перегибе дороги буквально впечатывает машину в асфальт, и нужно быть уверенным, что от машины ничего не отвалится. Про «шведский крест» Schwedenkreuz даже мастера признаются, что им бывает страшно. Узкий и быстрый левый вираж проходится на высшей передаче, после небольшого торможения: на машинах категории GT3 здесь идут полным газом, и скорость достигает 255 километров в час. И требуется ювелирная точность, чтобы не попасть на большую кочку в середине...

Испытательный полигон

Многие фирмы проводят испытания своих машин на Северной петле: здесь можно и оценить надежность в экстремальных условиях, и настроить управляемость. «Испытано на Северной петле» — с некоторых пор это стало печатью качества.

>
Reload
1 / 2

В дни, когда трасса закрыта для посетителей, на ней испытывают новые модели автомобилей

Свои технические центры на трассе обустроили BMW, Porsche, Aston Martin, Hyundai. Причем немцы испытывают здесь и суперкары, и «горячие хэтчбеки», и скромные семейные машины.

Считается, что настроенный под сложные условия Нордшляйфе спорткар лучше приспособлен к жизни, чем автомобиль, спроектированный для рафинированно-идеальных гоночных треков.

Нет права на ошибку

Чудовищные скорости на «северной петле» сочетаются с коварными подбросами и высокими поребриками, которые легко отправят машину в полет. При этом зон вылета в привычном понимании нет. Гравийные ловушки есть буквально в паре мест, и их ширина совершенно недостаточна, чтобы остановить машину.

>
Reload
1 / 2

Затяжной профилированный поворот «Карусель» — один из самых узнаваемых на свете

На протяжении почти всех двадцати километров трассы по бокам есть лишь четыре-пять метров газона, за которыми простенький стальной отбойник, в самых опасных местах дополненный сетчатым забором. Между прочим, далеко не лишняя мера — несколько лет назад BMW Z4 GT3 опытнейшего Уве Альцена перемахнул отбойники и вылетел в лес!

Смертельная опасность

Характер трассы таков, что цена ошибки очень велика. Даже во время официальных соревнований каждые несколько лет кто-то гибнет: сейчас в списке 69 жертв среди гонщиков за 92 года существования трассы.

>
Reload
1 / 2

К сожалению, регулярно случаются серьёзные аварии — это тоже часть Нюрбургринга

Увы, во время покатушек для туристов трагедии случаются чаще. По данным полиции, в 2017 году в ходе свободных заездов любители 81 раз попадали в аварии; два человека погибли, восемнадцать серьезно пострадало. Не стоит и говорить, что в особой группе риска мотоциклисты...

Доступность

При всем при этом «Нордшляйфе» — чуть ли не самый доступный способ приобщиться к автоспорту. На первом этапе не нужен ни гоночный автомобиль, ни лицензия, ни шлем. Даже ждать трек-дней не нужно!

Дело в том, что в обычные дни, когда нет соревнований, трасса действует как платный автобан — таков её юридический статус. Кстати, это превращает «Северную петлю» в самую длинную одностороннюю дорогу в мире!

Приезжаешь к шлагбауму, платишь, и едешь себе, получаешь удовольствие! Чем и пользуются всякого рода туристы — от пенсионеров на кемперах и организованных групп на больших автобусах до фанатиков на полугоночных машинах с каркасами. Стоимость билета на один круг составляет 25 евро в будние дни или 30 в выходные, а для постоянных посетителей предусмотрены абонементы по 2200 евро.

Тот самый шлагбаум

Но вот в аварии лучше не попадать: придётся раскошелиться на эвакуатор (от 600 евро), на выезд автомобиля безопасности (82 евро за каждые полчаса), и даже на ремонт отбойников, если вы их задели (31 евро за метр). А если маршалы решат, что для эвакуации машины нужно закрыть трассу, то каждый час простоя обойдется в 1350 евро. Не говоря уже об ущербе машине и вашему собственному здоровью!

Впрочем, даже профессиональные гонки на Нюрбургринге сравнительно доступны. Это девятиэтапная серия VLN (Veranstaltergemeinschaft Langstreckenpokal Nürburgring), где в каждой гонке стартует свыше 150 экипажей по три-четыре пилота в каждом, а также менее престижная, но более бюджетная серия RCN (Rundstrecken-Challenge Nürburgring).

Место в 340-сильном монокубковом BMW M240i хорошей команды стоит примерно семь тысяч евро на этап VLN. Каждая гонка в этом чемпионате длится четырех или шесть часов, а монокубок BMW — один из лучших классов по балансу скорости, простоты в управлении, уровня конкуренции и цены.

Махинации и русский след

Нюрбургринг — это не только предмет немецкой национальной гордости, но еще и немного позора. Несколько лет назад журналистами была раскрыта многомиллионная афера, в которой участвовал менеджмент автодрома. Выяснилось, что управленцы написали заведомо невыполнимый бизнес-план, отдавали подряды на строительство афиллированным компаниям, и незаконно получали субсидии от местных властей. Результатом стало банкротство автодрома.

В 2016 году Нюрбургринг был выкуплен российским бизнесменом Виктором Харитониным. Владельцу компании «Фармстандарт» принадлежит 99-процентная доля в автодроме. Общая сумма сделки составила 77 миллионов евро.