Джон Йейтс чувствует себя в большей безопасности в Бахрейне, чем в Лондоне