Генеральному промоутеру Формулы-1 не удалось доказать, что выплата 44 миллионов долларов не была взяткой