Как на Гран-при Бахрейна тревожные симптомы превратились в диагноз для Mercedes