Как Гран-при Великобритании превратился в рок-фестиваль